НЕ ПРОПУСТИ: У ЛЬВОВІ ПРОЙДЕ ЛІТНЯ ВЕЧІРКА ELLE...

ПОЧЕМУ КЕЙТ МИДДЛТОН НЕ ПОЯВИЛАСЬ НА...

4 ПРОСТІ КРОКИ ДО ЗДОРОВОГО СНУ

НЕИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ О ЛАНЕ ДЕЛЬ РЕЙ

10 АКСЕССУАРОВ, КОТОРЫЕ ПРЕВРАТЯТ ПРОСТОЙ...

Закари Куинто о новом «Стартреке», Оливере Стоуне и нашем Евромайдане

Актер дал эксклюзивное интервью для elle.ua

Лена Бассе

12 августа 2016

Теги:

В сериалах «Герои» и «Американская история ужасов» Зак Куинто играл убийц-психопатов, но Джей Джей Абрамс, перезапуская франшизу «Стартрэк» для большого экрана, увидел в нем нового Спока с планеты Вулкан. Теперь Закари называют одним из самых многообещающих киноактеров нового поколения. Но никакой «звездности» в его облике нет: на интервью Зак приходит в черных джинсах, кедах, полосатой футболке и кофте-худи, завязки от капюшона которой он иногда в задумчивости покусывает.

Elle: «Стартрэк: Бесконечность» стал уже третьим фильмом знаменитой франшизы и посвящен памяти Леонарда Нимоя, игравшего вулканца Спока с тех самых времен, когда звездный корабль «Энтерпрайз» совершал полеты по Вселенной еще в формате телесериала. Одним из самых больших фанатов этого персонажа считается Шелдон Купер, персонаж другого знаменитого телесериала «Теория Большого взрыва». Как ты думаешь, Шелдон остался бы доволен Споком в твоем исполнении?

Закари Куинто: Я вообще-то надеюсь, что да. Тем более что у него нет другого выбора. Теперь, после смерти Нимоя, я единственный Спок, и Шелдону придется смотреть на меня. Я и сам с нетерпением жду его оценки моего Спока в новом сезоне «Теории Большого взрыва». Даже слегка волнуюсь. (Смеется.)

Elle: Ты ведь только что подписал контракт на участие в следующем «Стартрэке»?

З.К. Да, я и Крис Пайн уже сделали это. Хотя первоначально, когда киноверсия «Стартрэка» только задумывалась, мы подписали контракт на участие лишь в трех фильмах. И вот, после выхода на экраны «Бесконечности», выяснилось, что отношения и приключения разношерстной команды «Энтерпрайза» актуальны как никогда. Для зрителя «Стартрэк» стал уже важной частью современной мифологии, а мифы бессмертны. В детстве я больше любил «Звездные войны», нежели «Стартрэк». И мне было грустно, что этот великий миф канул в Лету. Однако — та-дам! — «Звездные войны» снова на большом экране! Мифы не умирают, это точно.

Elle: Что ж, раз Спок еще нужен человечеству, значит вскоре тебе опять придется брить брови?

З.К. Ох! (Смеется.) К сожалению, без бритья бровей никак не обойтись. Хотя некоторые изменения к лучшему все же произошли. Если на съемках первого фильма мне приходилось просиживать в гримерном кресле более трех часов, то к третьей части франшизы мы стали уже укладываться менее чем за два. Признаться, я все время страдал от того, что мой грим был самым сложным из всех членов команды «Энтерпрейза». Но после того как на съемочной площадке появился Идрис Эльба, которому требовалось более пяти часов для превращения в Кралла и около двух часов, чтобы опять стать Идрисом, я приутих и перестал жаловаться. К тому же мне впервые довелось играть Спока в парике, потому что мои волосы оказались недостаточно длинными для фирменной стрижки вулканца. С одной стороны, оказалось, что игра в парике требует дополнительных временных затрат на подготовку образа. А с другой – мне не пришлось выглядеть Споком 24 часа в сутки, как на предыдущих фильмах. Если учесть, что съемки продолжаются минимум пять месяцев, то это довольно немалый срок, а быть частью великого мифа в реальной жизни весьма непросто.

Elle: Находясь в образе Спока, который мыслит строго рационально и в поступках исходит только из логики, прибавилось ли в тебе самом рациональности? И вообще, логическое мышление – это преимущество или скорее преграда на пути к полноценному существованию в обществе, в котором эмоции играют немаловажную роль?

З.К. Хороший вопрос. (Закусывает завязки капюшона.) Мне кажется, что только баланс эмоций и логики – это ключ к успеху. Любой экстремальный тип мышления, будь то рациональный или эмоциональный, представляет собой ценность лишь в том случае, если он уравновешивается противоположным типом. Невозможно существовать в мире, принимая решения только на основании логики или руководствуясь лишь одними эмоциями. Я и раньше так считал, а Спок лишь подтвердил мои мысли и укрепил меня в желании поиска жизненного баланса.

Elle: Интересно, ты пришел к такому выводу исходя из собственного погружения в характер героя или глядя на него со стороны, когда его роль исполнял Леонард Нимой?

З.К. Мне кажется, что сущность нового Спока выросла все же из моего собственного жизненного опыта. Да, Леонард был мне необходим на начальной стадии формирования моего героя. Просмотры оригинальных эпизодов телесериала были чрезвычайно полезны для моего понимания образа, но копировать Леонарда я не собирался.

Elle: Но у вас с Леонардом существовала уникальная духовная связь. Расскажи о ней.

З.К. О да. Мне посчастливилось провести с Леонардом много времени за беседами, причем мы говорили обо всем. Если мы вдруг оказывались в одном и том же городе, неважно в каком, мы всегда старались найти время для встречи друг с другом, выкроить хотя бы пару часов для совместного ужина. Можно с уверенностью сказать, что именно Спок свел нас друг с другом. Именно мир «Стартрэка» объединил нас. Но наши отношения не ограничились этим миром. Мой родной отец умер от рака, когда мне было всего 7 лет. И я могу с уверенностью сказать, что в Леонарде я нашел ту отеческую поддержку, которой мне недоставало в течение многих лет взросления. Он был уникальный человек. Не только как актер, но и как личность. Мы говорили о жизни и о смерти. О фильмах. Об Энди Уорхоле, чье искусство я очень люблю. Леонард поддержал меня, когда я публично признался в том, что я гей. А ведь я ночь не спал накануне каминг-аута. Я благодарен судьбе, что она дала мне возможность учиться у Леонарда. Учиться играть. Учиться понимать себя. Учиться жить.

Elle: «Стартрэк: Бесконечность» вышел на экраны уже после смерти Леонарда Нимоя. Ты ощущал это физическое отсутствие наставника и друга?

З.К. Несмотря на то, что этот фильм весьма отличался от остальных, хотя бы потому что его снимал не Абрамс, в нем, как мне кажется, незримо присутствует дух Леонарда. И по-другому просто невозможно. Его наследие как актера, режиссера, сценариста, поэта, фотографа огромно и продолжает вдохновлять всех создателей «Звездного пути», и меня в том числе. Мне кажется, что наш новый фильм пронизан любовью не только к образу Спока, но и к человеку, впервые воплотившему этот образ.

Elle: К сожалению, Леонард Нимой не единственный из членов экипажа «Энтерпрайза», кто навсегда покинул нас. Антон Ельчин, игравший в течение долгих лет штурмана легендарного космического корабля, трагически погиб незадолго до выхода фильма на экраны. Каким ты его запомнил?

З.К. Да, в это невозможно поверить. Я до сих пор не знаю, как правильно выразить свои чувства относительно смерти Антона. Просто не знаю… Он был невероятно творческой личностью, постоянно находился в поиске, подпитывая энергией всех членов съемочной группы. Он был веселым и добродушным парнем. И очень скромным. Его все любили…

Elle: Когда ты был ребенком, то тоже мечтал о межпланетных странствиях?

З.К. Нет, в детстве я мечтал быть летчиком. То есть в своих мечтах я не покидал земную атмосферу. (Смеется.) Да, именно пилотом какого-нибудь «Боинга», даже просил родителей брать меня в аэропорт, где я мог наблюдать за взлетом и посадкой самолетов. Но потом желание стать актером пересилило. Зато теперь как актер я могу быть и пилотом, и астронавтом.

Elle: И даже журналистом. В новом фильме Оливера Стоуна о Сноудене ты ведь играешь роль Гленна Гринвальда, человека, благодаря которому сведения о глобальной слежке получили мировую огласку. Для тебя было важным участие в этом фильме, потому что его снимал легендарный автор «Взвода» и «Прирожденных убийц»?

З.К. Оливер Стоун для меня, как и для многих других, является одним из величайших режиссеров современности. Поэтому, когда он вдруг лично позвонил мне и предложил сниматься в его фильме, я не сразу поверил своей удаче. Тем более что он предложил сниматься в роли Гленна Гринвальда, человека с безупречной репутацией, а в наше время такие люди встречаются не так уж часто. В процессе работы над фильмом я был потрясен объемом информации о деле Эдварда Сноудена, о его решении предать огласке данные о глобальной слежке, и о том, насколько тотальная травля последовала за этим. Причем травля не только со стороны американского правительства, но и со стороны других государств. А ведь большинство из нас, пользуясь социальными сетями, продолжают верить в неприкосновенность личного пространства и анонимность собственных действий. Фильм Стоуна лишит зрителей этих иллюзий. Я еще пока не видел окончательной версии картины, но с нетерпением жду мировой премьеры, которая должна состояться в сентябре этого года.

Elle: В Украине к Оливеру Стоуну накопилось много претензий относительно его политической позиции, связанной с беглым президентом Виктором Януковичем…

З.К. Да, я читал об этом у Хейден Панеттьери, с которой мы снимались в сериале «Герои», она постила свои впечатления от посещения Киева в разгар вашей революции. Я считаю, что только народ имеет право определять политический путь своей страны. Но я также уверен в том, что такой человек, как Оливер Стоун, не нуждается в том, чтобы я его оправдывал.

Жанна Фриске: цитаты из интервью ELLE — о любви, красоте и близких людях

Николь Кидман о любви к мягким игрушкам, самом дорогом фильме в карьере и об ощущении драйва

"Юра купает Ивана, меняет памперсы, ночью укачивает, давая мне поспать", - Катя Осадчая о жизни после родов

Загрузка...