ПРАЗДНИК В ГОРАХ: СОСТАВЬТЕ НОВОГОДНИЙ МАРШРУТ...

ОТКРОВЕННОЕ ИНТЕРВЬЮ СНЕЖАНЫ И СЕРГЕЯ...

ТАК ЛИ ВРЕДЕН ПОЗДНИЙ УЖИН, КАК О НЕМ ГОВОРЯТ?...

ФОТОФАКТ: С КЕМ ПРИНЦ ГАРРИ ПОХОЖ КАК ДВЕ КАПЛИ...

5 ПРОДУКТОВ С ВИТАМИНОМ D, КОТОРЫЕ НУЖНО...

Больше джаза!: интервью Алексея Когана с певицей Лаурой Марти

В ее планах — покорить стадионы, но сделать это честно и красиво. Благодаря ей в джаз влюбляются даже те, кто ничего о нем раньше не знал

Фото: Анна Гончарова

Алексей Коган: Мой друг говорит, что Лаура Марти — новый образ украинского джаза. Давай не воспринимать термин «джаз» буквально. Поговорим о музыке, в которой джаз — лишь один из многих музыкальных языков. Что произошло за последний год в твоей жизни?

Лаура Марти: Было много интересных музыкальных проектов. Сотрудничество с украинскими дизайнерами.

А. К. Женская такая позиция.

Л. М. Не женская. Это неотъемлемая часть любого искусства. Все должно быть красиво и гармонично: и саунд, и как ты выглядишь, и что говоришь. Мода — неотъемлемая часть джаза.

А. К. А кто для тебя в современной музыке воплощение стиля? Эсперанса Сполдинг?

Л. М. Она достаточно неожиданный артист. Я очень люблю экспериментировать, а она — смелый экспериментатор. Мне это близко!

А. К. Не боится, что люди встанут и уйдут с концерта.

Л. М. И мне так кажется! Это такой кайф, когда артист имеет право воплотить все свои желания и идеи, не боясь, что выйдут или не поймут. Быть собой. Рассказать свою историю. То, к чему я стремлюсь!

А. К. Так назови женщин, которые для тебя служат воплощением стиля. Для меня, например, это Барбра Стрейзанд.

Л. М. Эбби Линкольн.

А. К. Эбби Линкольн? Это стиль. Будь она жива и сделай бы мы фотосессию в ее 78 лет, думаю, редакторы ELLE поняли бы, о чем мы говорим. С шоколадной кожей, с массой мелких, тщательно заплетенных косичек, с очаровательной улыбкой... Она носила черный цилиндр, черный пиджак, расклешенную юбку ниже колена, мужские ботинки… Стройная и красивая. Как говорят музыканты, поет так, что пиджак заворачивается.

Л. М. Еще Уитни Хьюстон. Я очень люблю эту певицу, актрису, женщину, личность.

Платье, Anna October

А. К. Какие проекты были у тебя в этом году?

Л. М. У нас был мини-тур с немецким трубачом Хансом-Петером Салентином. С ним мы записали два альбома, которые выйдут весной на европейском лейбле. Выступила на Alfa Jazz Fest с нидерландским пианистом Михилем Борстлапом.

А. К. Могу сказать, что ему выслали записи очень многих певиц, а Михиль сам выбрал, чью музыку он хотел бы исполнить.

Л. М. Еще было спонтанное сотрудничество с Вадимом Неселовским — одесским пианистом, который много лет назад эмигрировал в Германию, а сейчас преподает в Калифорнийском университете в Беркли. У него чудеснейшая музыка. Я была во Львове за неделю до фестиваля. Вадик уже приехал репетировать свою музыку с симфоническим оркестром INSOLviv, и вдруг они решили, что последняя композиция в концерте должна быть вокальной. Кто-то ему сказал, что я в городе, — и дальше произошло то, что произошло. В начале июня у нас будут гастроли по Украине.

А. К. Как говорит твой продюсер, главное в любом проекте — подход. Что изменилось за год в подходе к проекту «Лаура Марти»?

Л. М. Все стало более организованным. Я во многих проектах участвовала. Джазовому музыканту интересно играть разную музыку, не только свою. Когда у меня появилась надежная команда из близких людей, все стало очень слаженно. Мы можем вместе решать, куда двигаться и что для этого нужно. В Украине не очень развито продвижение джазовых артистов. Нам бы хотелось воспитывать публику. Сейчас хорошо ходят на разные концерты — нет свободных мест. Это говорит о том, что аудитория хочет искусства. Это позволяет делать все на высочайшем уровне и продвигать джазовую музыку. Наша цель — нести в массы хорошую музыку. Когда я говорю «массы», имею в виду стадионы.

А. К. Ты хотела бы качнуть стадионы?

Л. М. Однозначно! У меня наполеоновские мечты! Но они очень чистые, честное слово.

А. К. Если песня на иностранном языке, ты всегда знаешь, о чем поешь?

Л. М. Я не люблю врать. С публикой надо быть честной.

А. К. Публика увидит, если ты врешь.

Л. М. Не всегда. Из практики говорю. Но я всегда понимаю, о чем пою. Я пою на пяти языках. Учу португальский, английский, армянский, но досконально каждое слово помнить сложно.

А. К. Ты видишь перспективу выхода на мировой рынок? Чтобы говорили: эта девочка — из Украины. Ты веришь в это? У тебя может получиться?

Л. М. Да.

Пальто, Joseph

А. К. Как-то неуверенно.

Л. М. Все, что от нас зависит, мы будем делать, но не собираемся идти по трупам. На первом месте — музыка. Нам хотелось бы донести ее всеми возможными честными и красивыми способами. Я думаю, все получится. Я вижу, как откликается публика на мои авторские песни. Меня это радует. Я была на концертах, где все красиво, но вообще «не торкает». А моя музыка торкает. Я верю в космическое. Мама всегда говорила: «Не ты пишешь. Не мешай. Быстро записывай».

А. К. Ты влюбчивый человек?

Л. М. Ох…

А. К. Я просто читаю твои посты в фейсбуке... Ты влюбчивая, да?

Л. М. Обычно я говорю, чтобы мне не задавали этот вопрос.

А. К. О'кей, проехали. Чат или телефонный разговор?

Л. М. Телефонный разговор.

А. К. Книга или диск?

Л. М. Нечестно играете! Выберу диск.

А. К. Мейнстрим или авангард?

Л. М. Все люблю, но пусть будет авангард. Я за эксперименты.

А. К. Афро-кубинская музыка или бразильская?

Л. М. Бразильская.

А. К. У меня есть несколько песен, которые я могу назвать песнями своей жизни. У тебя есть такие?

Л. М. Вот вы все помните, а у меня нет такой памяти. Красивых песен миллион. Каждый день открываю новую. Сегодня открыла You and I Ширли Бэсси. Я три раза плакала, прежде чем вышла из дома. Когда мы начали петь «Атлантиду», я влюбилась в нее. И даже решила, что она будет звучать на моей свадьбе. Я долгое время любила Inverno группы Bossa Nostra, заслушивала ее до дыр, когда жила в общежитии. Миллион песен Тани Марии. Не могу выбрать одну.

А. К. Мажор или минор?

Л. М. Минор, но очень тяготею к мажору.

А. К. Я отвечаю: минор с мажорным подтекстом.

Л. М. Нужно тяготеть к мажору, как бы ни было нам минорно. Оно должно быть все со светом.

А. К. У тебя есть какие-то жизненные принципы?

Л. М. Да, есть принципы.

А. К. Только не надо про «не убий», «не укради»…

Л. М. Оставаться человеком. Это не всегда легко. Но для меня — главное. На одном интервью меня спросили: «Если бы не музыка, то что?»

А. К. Мне сегодня задавали этот же вопрос. Я ничего не смог ответить. Я не представляю.

Л. М. А я, когда был Майдан, думала, что пойду работать врачом. Если есть риск для жизни, я буду бросаться и спасать. Если же все нормально, буду заниматься музыкой.

А. К. Есть ли то, чего ты боишься сегодня?

Л. М. Да. В Индии есть город Варанаси, где смерть воспринимается по-другому. Они радуются, поют песни. Я бы хотела, чтобы так было. Я очень боюсь потерять близких людей. 

стиль Наталья Осадчая, макияж Татьяна Овдиенко, прическа Наталья Браславич

А. К. Помнишь самое провальное выступление?

Л. М. Я обе щала быть честной. Скажу, что их было очень много. Всем своим ученикам я говорила: не бойтесь ошибаться. Это лучшая школа. После ты понимаешь, что нужно быть на пятьдесят ступенек выше. Такой концерт дороже, чем успешный.

А. К. Твой родной город?

Л. М. Я родом из Харькова. Сейчас мой родной город — Киев.

А. К. А близких людей в Харькове много?

Л. М. Да. Мама, папа, тетя, дядя, братья, сестры. В Армении еще есть. В Киеве родная сестра. У нас большая армянская семья.

А. К. Есть ли вещи, за которые тебе стыдно?

Л. М. Да, есть. Я всегда стараюсь извиняться. У меня совесть с огромными зубами. Чаще это совершалось на эмоциональной почве, когда не принадлежишь себе, — тогда говорятся и совершаются глупости. Потом с этим живешь. Хотя и просишь прощения, но помнишь свои грешки.

А. К. Вопрос от Когана, как от большого тролля: ты красивая?

Л. М. Я всегда считала, что нет. Но столько раз слышала обратное! Подозреваю, что люди смотрят не на внешность, когда разговаривают со мной. Любая красота увядает, если ты внутри пустой. Значит, я наполняюсь правильным.

А. К. Есть ли музыкальный инструмент, который ты бы хотела освоить?

Л. М. Я мечтаю о комнате с музыкальными инструментами. Я хочу лучше освоить фортепиано. Очень люблю барабаны. Но нет времени. Хотя... Найдется.

А. К. Как думаешь, какая песня мне больше всего нравится из твоего репертуара?

Л. М. People.

А. К. Да. Не люблю копировать кого-то, но мне очень нравится вопрос, который Познер задает в своей передаче, из знаменитого опросника Марселя Пруста. Что бы ты сказала, оказавшись перед Богом?

Л. М. Прости меня...