ПРИНЦ ЧАРЛЬЗ ПРИДУМАЛ НЕОБЫЧНОЕ ПРОЗВИЩЕ ДЛЯ...

ЯК ВИГЛЯДАЛИ Б ЗІРКИ ІЗ ЗАЧІСКАМИ В СТИЛІ 80-Х?...

«КОНСЕРВЫ – ЭТО СМЕРТЬ», – 5 ПРОДУКТОВ, КОТОРЫЕ...

25 ИЮНЯ ВСТРЕТИМСЯ НА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОМ...

ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ ПИТАЮТСЯ МОДЕЛИ

Интервью: Луи Франк и "Атлантида"

ATLANTIDA – музыкальный проект, который можно назвать явлением в украинской музыке. Луи Франк и Илья Галушко - два музыканта, два друга, две половинки этого проекта, которые не существуют друг без друга.

Музыканты Луи Франк и Илья Галушко приехали на интервью прямо из шоу-рума дизайнера Саши Каневского, который шьет для них сценические костюмы. За вегетерианским обедом они рассказали о своем новом проекте «Атлантида», а также о вдохновении, детях и о том, почему им так хорошо работается в Киеве.

ELLE: Давно вы отказались от мяса?

Илья: Мы стали веганами около года назад, и сделали это для работы над «Атлантидой». Нам нужна была энергия, здоровый сон, ясность ума – и мы это получили. Теперь у нас всегда одно настроение на двоих – рабочее и бодрое. Просто нет времени быть в плохом настроении.

ELLE: Расскажите об Атлантиде. Что вы хотите донести людям?

Илья: Девиз "Атлантиды" – хорошо там, где ты есть.

Луи: В нашей песне «Перекрестки» есть слова: «В молчании любовь придет». Когда ищешь любовь – ее нет, перестаешь искать – и она приходит. Молчание выше, чем слова.

ELLE: Как понять, что это любовь?

Луи: В течение трех секунд ты знаешь, будет ли у тебя connect с женщиной. Так было у меня, когда я встретил свою жену. Большая часть нашего общения происходит через флюиды. Мы не столько слышим друг друга – мы чувствуем друг друга. Твоя профессия развивает твои качества: если ты мясник – ты чувствуешь мясо.

ELLE: Что важнее в песне: музыка или слова?

Луи: Посыл для меня важнее всего. Музыка – это носитель. Только слова могут по-настоящему тронуть. В Украине, как и во Франции, слова на первом месте. А еще Украина в музыкальном смысле очень похожа на Италию. Не случайно здесь так любят Челентано.

Илья: Да, в Англии слова подкрепляют музыку, а у нас наоборот. У нас процесс создания песни всегда происходит по-разному: можно написать сначала слова, можно музыку. В идеале слова и музыка создаются одновременно, тогда получается очень цельная песня.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

ELLE: Не хотите спеть на украинском?

Луи: Очень хочу попробовать. Это очень мелодичный язык. Но я не хочу петь на украинском просто так. Я решил выпустить альбом на русском только сейчас, потому что сейчас мне есть что сказать. У меня достаточно опыта в этой культуре, чтобы вносить в нее что-то. Появилась некая глубина. Но одна песня в альбоме точно будет на украинском языке.

ELLE: Какие влияние оказала музыка СССР на ваши песни?

Илья: В наших песнях звучит эхо СССР, но это не советские песни. Мы только вдохновляемся советской музыкой, мы не стараемся делать похожие песни.

Луи: Первая часть альбома - попытка сделать современную классику. Мы черпали вдохновение из музыки бывшего СССР. Советский период – это огромный пласт музыки. Это очень странно, что в течение 70-ти лет существовала огромная страна, культура, а сейчас никто не хочет ее трогать, как будто ее не было.

ELLE: Кем бы вы были, если не музыкантами?

Луи: Я не уверен, что я музыкант.

Илья: Луи – музыкант. Может он не виртуоз в игре на каком-то инструменте, но он точно музыкант. Можно безупречно играть на гитаре, но не быть музыкантом.

ELLE: На кого рассчитаны ваши песни?

Луи: Мы хотим, чтобы у нас была широкая публика: от 80-летней бабушки до 13-летнего подростка. Не забывайте, что альбом состоит из двух очень разных частей: как день и ночь, как женщина и мужчина.

ELLE: В чем главная цель "Атлантиды"?

Луи: "Атлантида" призвана показать, что нельзя выбросить в мусор ту культуру, которая рождалась здесь. Потому что когда ты выбрасываешь свою культуру, ты выбрасываешь себя.

ELLE: Как можно охарактеризовать музыкальный стиль "Атлантиды"?

Луи: Мы прекрасно понимаем, что на сегодняшний день люди слушают все подряд: от хип-хопа до Жанны Агузаровой. Людям нравятся песни, им все равно в каком они стиле. И это очень хорошо.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

ELLE: Кто вам помогает в создании альбома?

Луи: Наш продюсер - Хайдн Бендалл, который в свое время работал с Тиной Тернер, Фредди Меркьюри и Элтоном Джоном. Он сделал для них огромное количество хитов. Ему очень понравилась концепция – сделать альбом, одинаково интересный как для Запада, так и для славян. Мы хотели работать именно с ним, потому что понимали, что не получится сделать Атлантиду самостоятельно, на лэптопе.

ELLE: После такого количества времени, проведенного в Украине, кем вы себя чувствуете?

Луи: Я и не западный, и не славянский человек. Я что-то третье. За рубежом люди думают, что я русский. Я могу шутить и мыслить на русском. Я какой-то мультикультурный человек. Я бы с удовольствием выбросил все свои паспорта. Паспорта – никому не нужные барьеры на пути человеческого развития.

ELLE: Интересно узнать ваше мнение: что все-таки мешает Украине вступить в Евросоюз?

Луи: Украине ничего не мешает вступить в ЕС. Мешают политики. И возможно некоторые соседи. Европа – это клуб, и если ты хочешь быть его частью, ты должен соблюдать его законы. На самом деле Европа очень хочет Украину. Сложность в том, что Украина – это буфер между западом и востоком.

ELLE: Что вам больше всего нравится в Украине?

Луи: Мне нравится разнообразие. Харьков это не Львов, Львов это не Одесса, Одесса это не Донецк, Донецк это не Киев – и так до бесконечности. Самый комфортный для меня город – Одесса. Там все разваленное, все падает, я не могу объяснить почему мне так нравится там.

ELLE: Где вы живете в Киеве?

Я всегда живу тут у друзей – я кочевник-гастарбайтер. Мне нравится у них жить, мы общаемся, это очень интересно.

ELLE: Чем отличается Киев от всех городов, в которых вы успели пожить?

Луи: Киев – это некий восточный Иерусалим. Это славянский духовный центр. Я жил в Нью-Йорке, Монреале, в Париже, в Москве, в Киеве. Из всех городов мира, Лондон – мой город.

ELLE: А чем обычный лондонец отличается от обычного киевлянина?

Луи: Нельзя сравнить киевлянина и лондонца – это как сравнить яблоко с киви. В Лондоне ты можешь ходить в железных средневековых доспехах, и никто на тебя косо на тебя посмотрит. Там есть свобода мышления.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

ELLE: Луи, расскажите о своих детях. Как они изменили вашу жизнь?

Луи: У меня две дочери, три и четыре годика. Дочки – это благо. С их появлением все изменилось к лучшему. Я их очень люблю, они – новое поколение, очень интересные. Конечно, я немного боюсь того момента, когда им исполнится 16-17 лет. Видели бы вы меня в этом возрасте. Бедные мои родители.

ELLE: На каком языке говорят девочки?

Луи: Мои дети говорят на русском и английском одинаково хорошо. Еще у нас есть секретный язычок – французский, который не понимает мама.

ELLE: Остается время просто послушать музыку? Кого вы любите?

Илья: Это очень большая роскошь – сесть и послушать какой-то альбом.

Луи:От песен Джеймса Блейка у меня мурашки по коже. Еще я люблю Джека Уайта. Из украинских меня больше всего впечатляет Даха Браха.

ELLE: Почему вы стремитесь развивать свою музыку именно в Украине? Почему не в Лондоне?

Луи: Люди хвалят то, что происходит в Англии. Но в одном лишь Лондоне около 50 тысяч групп. В Ирландии каждый человек великолепно играет на каком-то инструменте. У англичан текут слюни, когда я рассказываю, как мы работаем здесь. Там сумасшедшая конкуренция. Украина – идеальное место для создания музыки.

ELLE: Записываетесь вы тоже в Киеве?

Луи: Записываюсь я в Лондоне, у меня там шикарная студия с садом. Она находится в великолепном историческом здании, в котором раньше располагалась первая школа искусств в Великобритании.

Илья: Это маленькая планета, из который не хочется уходить. Там можно есть, спать и творить. У нас нет разделения на жизнь и работу.

ELLE: Где вы ищете вдохновение?

Луи:Я не знаю, что такое вдохновение. Вдохновение – это неправильный инструмент. Вдохновение – это ничего. Я точно знаю, что если я сел за пианино – будет песня – хорошая и плохая.

ELLE: Как вам удается сохранять позитивный настрой?

Луи: В мире процент негатива очень маленький, большинство вещей – позитивны.

На каждого злобного человека приходится сотня добрых и прекрасных людей. Ты просыпаешься утром, кто-то убрал мусор, почистил публичные туалеты, вокзалы.

ELLE: Кому-то приходится выполнять грязную работу.

Луи: Чтобы хорошо жить, нужно не бояться грязной работы. Чтобы мы могли ездить на метро, нужна чья-то круглосуточная работа. Люди работают на электростанции, чистят, ремонтируют поезда, водят их. А мы садимся и едем. И при этом думаем, как нам здесь грязно и неприятно.

Иметь горячую воду, отопление, ходить в супермаркет – это великолепно. Ездить на метро и на автобусе – это люкс, ездить на машине – это роскошь. А летать на самолете – это божественная жизнь.

Когда я сажусь в самолет в 7 утра, я думаю про пилота. Во сколько он сегодня проснулся? в 3 утра? Какая ночь у него была? Какая на нем лежит ответственность?

ELLE: Дайте совет нашим читателям.

Луи:Твой ум, глаза и сердце должны быть на одной линии. Нужно делать то, что ты хочешь. Это разрушительная позиция: делать одно, а хотеть другое.

Илья: Если тебе что-то не нравится, нужно менять это.

Рейтинг кращих місць для літнього відпочинку від Лесі Нікітюк

Редкий снимок: Джамала показала отца, мужа и подросшего сына

Украина принимает первый Международный конкурс молодых дизайнеров

Загрузка...