НЕ ПРОПУСТИ: У ЛЬВОВІ ПРОЙДЕ ЛІТНЯ ВЕЧІРКА ELLE...

ЧТО НОСИТЬ ЛЕТОМ 2018: САМЫЕ МОДНЫЕ ШОРТЫ И С ЧЕМ...

УКРАИНСКИЕ БРЕНДЫ КУПАЛЬНИКОВ, ОТ КОТОРЫХ МЫ...

МАША ЕФРОСИНИНА ОТКРОВЕННО РАССКАЗАЛА О СВОИХ...

10 СПОСОБОВ ЗАПЛЕСТИ КОСУ НА ВОЛОСАХ ЛЮБОЙ...

Республика Конго: случайные люди сюда не едут

Поспешите вписать свое имя в летопись отважных первооткрывателей Республики Конго, пока этот уголок мира сохраняется в своем первозданном виде — советует Иван Васин, автор National Geographic.

Выражаясьязыком туристических агентов, Республика Конго — страна отнюдь не первого выбора для тех, кто отправляется в Африку. И даже не второго и не третьего, а в лучшем случае десятого, добавлю я от себя. Ведь случайные люди сюда не едут. Исключительно стреляные воробьи — те, кто уже видел миграции зебр и антилоп гну в Кении, охоту львов на буйволов в Замбии, поднимался на Килиманджаро в Кении и Столовую гору в ЮАР, плавал на каноэ по дельте Окаванго в Ботсване и покорял дюны пустыни Намиб. В общем, те, кто не понаслышке знает, что такое Черный континент, с чем его едят и зачем глядят. И именно поэтому способны по достоинству оценить расположенный на севере страны национальный парк Одзала-Кокуа, где на сегодняшний день побывало не более шестиста туристов.

Костюм для сафари, высокие носки, мои любимые ботинки на толстой подошве, кепка, фляга с водой, фотоаппарат, бинокль, сетка от мошек и медицинская маска  — таков джентльменский набор сафари-туриста в Одзала-Кокуа.

ВСЕ ПОЗВОЛЕНО ЮПИТЕРУ

В пять утра раздается вежливое покашливание моего гида Петера и его деликатное «Просыпайтесь, скоро выходим». Но я уже не сплю — в ожидании рассвета вторая половина ночи прошла как на иголках. Плотно подступивший к кемпу лес еще молчалив и мрачен, и только звёзды тихо гаснут в первых лучах солнца. Хлебнув чая на веранде бунгало, я проверяю свою амуницию. Костюм для сафари, высокие носки (в них надо заправить брюки, чтобы кровососущие пиявки не забрались внутрь), мои любимые ботинки на толстой подошве, кепка, фляга с водой, фотоаппарат, бинокль (чем мощнее, тем лучше), сетка от мошек (забавно, но почти такая же, как у пчеловодов) и медицинская маска (чтобы не дай бог ничем не заразить животных) — таков джентльменский набор сафари-туриста в Одзала-Кокуа.

Вдруг из кустов выкатываются два пушистых комка — это детеныши горилл, одни из самых милых и обаятельных созданий на планете.

Трек к равнинным гориллам всегда начинается спозаранку, поскольку именно в первой половине дня эти громадные обаятельные приматы наиболее активны и поэтому представляют интерес для наблюдателя, тогда как после обеда предпочитают мирно отдыхать в густой траве. Во главе нашей группы идет трекер-следопыт из местных — только эти бравые ребята с непременным браконьерским прошлым знают местность как свои пять пальцев и, что еще важнее, могут находить ориентиры в непроходимом лесу. В его руке мачете и секатор. С помощью первого он прорубает тропу в кустарнике маранта (для горилл это и стол, и дом — они им питаются, в нем же вьют себе «гнёзда»), а вторым ловко подрезает выступающие острые ветки. Запасные секаторы и мачете выдаются всем, кто желает побыть временно волонтером — работы здесь хватает!

Продолжительность такой прогулки предугадать невозможно — хотя следопыты отмечают место встречи с гориллами дважды в день, группы обезьян чрезвычайно мобильны и могут за считанные часы переместиться на несколько километров. Отыскать их в плотной стене растительности помогают мельчайшие следы и отметки, а еще испускаемый животными особый запах — для европейца это задача просто невыполнима.

По истечении трех часов, когда и силы, и надежда почти на исходе, Петер делает знак остановиться. «Эврика!» — шепчет он заговорщицким тоном и подмигивает. Мы тут же надеваем маски, настраиваем камеры и замираем. Сперва не происходит ровным счетом ничего, но постепенно на прогалинах возникает небольшое копошение. Вдруг из кустов выкатываются два пушистых комка — это детеныши горилл, одни из самых милых и обаятельных созданий на планете. В отличие от своих горных собратьев, которых можно увидеть в Уганде и Руанде, западные равнинные гориллы (по научной классификации они называются gorilla gorilla gorilla, то есть горилла, помноженная на три, или же «самая что ни на есть горилла») меньше, у них более короткая шерсть. Но это и неудивительно — ведь габариты, скажем, пигмеев или лесных слонов тоже отвечают поставленной тропической природой задаче: быть мельче, юрче и быстрее.

Наигравшись и наобезьянничавшись, мохнатые озорники карабкаются на деревья (наверное, им неизвестно мнение ученых, что гориллам это не свойственно), а из кустов степенно выходят их мамаши. Усевшись в рядок, они принимаются за свое любимое занятие, которому уделяют большую часть дня — кормежку, — и принимаются настолько увлеченно, что нас как будто не замечают вовсе. Вдруг, когда я уже окончательно взял на мушку фотоаппарата резвящегося среди веток детеныша, раздался громкий рев, больше похожий на рык, и на лужайке вырос главарь местной банды — альфа-самец Юпитер, гора мышц под блестящей кольчугой из черных лоснящихся волос. Сделав два быстрых угрожающих рывка вперед (мол, одно ваше движение — и пеняйте на себя, вы предупреждены!), он так же неожиданно повернулся седой спиной к нашей остолбеневшей от страха компании и как ни в чем ни бывало подсел к своему гарему. «Юпитер у нас буйный, не обращайте внимания, — пожал плечами Петер. — Это он просто свою молодецкую удаль перед дамами выказывает».

Увы, наблюдению за гориллами отводится только час — продолжительное пребывание с людьми не идет им на пользу. А учитывая, что в густой растительности их увидеть и запечатлеть не так-то просто (да и в целом равнинные гориллы приучены к homo sapiens намного меньше, чем горные), было приятно осознавать, что у меня есть еще один шанс получить аудиенцию. И завтра, ровно в пять утра, Петер со следопытом пригласят на новый квест — правда, уже к другому их семейству, где заправляет Нептун. Во второй половине дня я гулял по тропинкам в окрестностях кемпа и слушал рассказ менеджера про его житье-бытье на лоне природы: он француз, долгое время работал в Намибии и ЮАР, но сразу согласился переехать в Конго, когда два года назад представилась возможность, ведь такие шансы не упускают. А вечером, потягивая у костра южноафриканское вино, я делился впечатлениями и фотографиями с другими участниками группы. И гордился тем, что смог увидеть «самых что ни на есть горилл» в их естественной среде обитания.

СОЛЬ ЗЕМЛИ

Действительно, населяющие здешний лес западные равнинные гориллы — главная туристическая приманка страны, именно за этим сюда приезжают со всего мира. Кстати, не всегда с праздной целью — так, Ngaga Camp по совместительству служит исследовательской базой для четы приматологов Магды и Германа из Барселоны. Уже почти двадцать лет они изучают горилл в разных странах Африки и именно благодаря им в Конго с недавних пор стали возможными тематические сафари. Все местные следопыты ходят под началом Магды и Германа, осваивают азы экотуризма, прокладывают новые коридоры в лесу. А главное — медленно, постепенно, но верно приучают горилл к пускай короткому, зато ежедневному присутствию людей в их жизни. Это занятие растягивается на добрых пять лет, что нельзя недооценивать — хотя равнинные гориллы живут также и в соседних странах, а их общая численность составляет около двухсот тысяч особей, случайно встретить обезьян невозможно.

Варианты времяпровождени я тут совсем иные: джип-сафари по бушу, поездки на моторной лодке по речушке Леколи, наблюдение за птицами  и прогулки по лесным болотистым тропам — иногда по пояс в воде.

Похоже, на данный момент Конго и этот кемп — единственное место на планете, где профессионально проводятся такие треки. Сейчас в Одза-ла-Кокуа семь семейств равнинных горилл, привыкших к туристам (всего сто пять особей). Кстати, для каждой группы туристов Магда в обязательном порядке проводит вечернюю лекцию — даже не лекцию, а презентацию, где рассказывает о деле всей своей жизни и подробно отвечает на возникающие вопросы. В общем, сразу чувствуешь себя причастным к миру зоологии.

НА ПРИРОДУ!

Но Конго — страна большая, и в дикой природе помимо горилл найдетс я еще на что посмотреть. Именно поэтому здесь не один, а два кемпа: Ngaga Camp был устроен непосредственно в парке Одзала-Кокуа (кстати, это один из старейших заповедников Африки, созданный еще в 1935 году), а Lango Camp — сразу за его пределами. В остальном оба лагер я одинаковы: в каждом лишь шесть бунгало, стилизованных под традиционные хижины пигмеев, только очень большие (издалека они напоминают огромные стога сена), ресторан с баром и маленькой библиотекой. Ничего лишнего, но устроены посто яльцы весьма уютно и комфортно — пара парусиновых кресел, мягка я постель, по вечерам укутываема я в кокон противомоскитной сетки, горячий душ. Ну о чем еще можно мечтать начинающему приматологу? Логистика здесь построена таким образом, чтобы путешественники (максимум двенадцать человек за один заезд) могли открыть для себя различные грани Конго. После трека к гориллам и лесного окружени я Ngaga Camp, уже успев познакомиться поближе и подружиться, мы переехали в Lango Camp. Варианты времяпровождени я тут совсем иные: джип-сафари по бушу, поездки на моторной лодке по речушке Леколи, наблюдение за птицами (их тут насчитывается около 450 видов) и прогулки по лесным болотистым тропам — иногда по пояс в воде. Ну а любоваться тропическими зарослями в бассейне реки Конго (вторыми по площади после сельвы бассейна Амазонки) лучше всего через иллюминатор легкокрылой «Сессны», на которой совершается обратный трансфер из Одзала-Кокуа.

Браззавильские стиляги щеголяют в одежде, отсылающей к моде французских колонистов, актуальной еще в середине про шлого века.

КРИК МОДЫ

В столице Конго можно увидеть представителей субкультуры Sape Любой тур по Конго начинается и закан чиваетс я в Браззавиле. Здесь на улицах сразу бросаются в глаза так называемые sapeurs — разношерстная компания разношерстных людей, которых по сути объединяет только одно: желание быть настоящими модниками, джентльменами и денди (вопреки африканской экономической конъюнктуре в целом и своим скудным финансовым возможностям в частности).

Браззавильские стиляги щеголяют в одежде, отсылающей к моде французских колонистов, актуальной еще в середине про шлого века. Толчком для этого движени я стал личный пример конголезца Андре Бернара Матсуа, который привез новенькие с иголочки костюмы из своей поездки в Париж.

Нынешние sapeurs довольствуются не столько элегантными и гламурными нарядами, сколько европейским секонд-хендом и китчевыми изделиями африканских мастеров. Но даже на это им нередко не хватает денег, так что иной раз приходится отказывать себе в еде — что поделать, если понты дороже денег! А ведь еще нужны шляпа, трость, трубка или, на худой конец, сигара, стильна я походка, правильные манеры — да что там, даже язык должен сильно отличаться от сленга, принятого в трущобах.

Сами участники сообщества считают себя уличными художниками-акционистами, которые одним своим существованием и внешним видом отрицают окружающую беспросветную нищету и разруху, — и на фоне ужасающей реальности смотрятся еще колоритнее, необычнее, почти сюрреалистично. Их усилия уже дали плоды: подобные «объединения икон стиля и элегантных людей» по являются в других странах, например в Гане. Ведь всем хочется хотя бы на время убежать от реальности, позабыть о своих проблемах. И стать счастливым.

 

Все на сафари: 10 лучших заповедников мира

Летние танцы: Иван Дорн презентовал клип на трек «Afrika»

Красивые места Украины, о которых вы не знали

Загрузка...