ЧТО НОСИТЬ ЛЕТОМ 2018: 10 ГЛАВНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В...

УКРАИНСКАЯ ПРИМА-БАЛЕРИНА НАЗВАЛА 4 ПРОДУКТА...

НОВОСТЬ ДНЯ: ХАРВИ ВАЙНШТЕЙН АРЕСТОВАН

АЛЛА КОСТРОМИЧЕВА, СОНЯ ЗАБУГА, ДАНИЛА...

FORBES НАЗВАЛ РЕЙТИНГ 100 САМЫХ ДОРОГИХ БРЕНДОВ...

«У меня нет ни любимых, ни нелюбимых фильмов – я чувствую их совсем по-другому», – Виктория Тигипко

Одесский кинофестиваль совместно с elle.ua представляет проект "Женщины в украинской киноиндустрии". Героиней заключительного интервью стала президент ОМКФ Виктория Тигипко

107 фильмов из 35 стран, с четырех континентов. 48 полнометражных и короткометражных украинских фильмов. Канны, Берлинале и Венеция во внеконкурсной программе. Эйдан Тёрнер, Агнешка Холланд, Сергей Лозница, Кристиан Петцольд и многие другие – в числе гостей и участников фестиваля.

Одесский международный кинофестиваль стартует в восьмой раз и уже заработал репутацию одного из самых значительных культурных событий Украины, универсальной площадки для профессиональных знакомств и, конечно же, места силы всех поклонников арт-кино. Лукьян Галкин поговорил с президентом ОМКФ Викторией Тигипко о предпочтениях в кино, страховке от профессионального выгорания и о непростом балансе семьи и работы.

Лукьян Галкин: После вручения Национальной кинопремии прошло уже немало времени. Каковы ощущения, послевкусие?

Виктория Тигипко: Знаете, как для первого раза – всё супер! Прекрасно, что мы наконец стартовали, хотя, конечно, сделать это нужно было сразу после того, как Украина обрела независимость. Думаю, важную роль для Национальной кинопремии играет то, что мы –  команда ОМКФ – достаточно нейтральная, незаангажированная платформа. Приятно, что не было ни малейшего негатива, сомнения: у нас есть кредит доверия, мы уже доказали, что можем делать большие культурные события. В целом Киноакадемия – серьезный образовательный кластер и срез индустриального мнения по проектам, которые создаются в Украине. Мы на старте большого пути.

Л.Г. В одном из интервью вы говорили, что часть наград Киноакадемии была роздана как бы авансом. Поможет ли это качественному росту и как избежать такого в будущем?

В.Т. Хороший вопрос.  Дело в том, что нашей киноиндустрии на самом деле всего несколько лет от роду. С 2010 года государство выделяло до 5 млн долларов на поддержку украинского кинематографа  –  ничтожно маленькая цифра для огромной страны, правда? Конечно, эта цифра росла и в нынешнем году достигла рекорда в 20 млн. Но это только начало, цифру необходимо увеличивать в несколько раз, и к этому нужно прийти. Есть немало вопросов, связанных с украинским кино, но есть и свет в конце туннеля: с каждым годом качество фильмов улучшается.

Чтобы набить руку, индустрии требуются годы и десятилетия. К тому же до сих пор есть недоверие к украинскому кино, стереотипы, которые не получится сломать месседжами –  только качественными фильмами, идущими в прокате. Если есть интерес, сарафанное радио срабатывает очень быстро, и зрители идут в кино. Путь только один: терпеть, инвестировать, набивать руку, формировать индустриальное сообщество. Что мы и делаем.

 

Л.Г. Одесский кинофестиваль для вас больше праздник, светское событие – или все же работа? Смотрите ли вы фильмы на фестивале или ограничиваетесь просмотрами до него? 

В.Т. Я действительно почти всё отсматриваю заранее, и бывают, конечно, ситуации, когда хочется и можется прийти на показ, – но, к сожалению, для меня это в первую очередь работа. Причем со всеми профессионалами, которые приезжают на фестиваль, я стараюсь встретиться лично. Это умные и интересные люди, редкие по своей сути, каждый из них занимается чем-то конкретным. Одних мы  мотивируем снимать в Украине, другим объясняем, как здесь все работает, третьим  рассказываем о возможностях использования наших технических талантов и приобщения их к международным проектам.

Л.Г. То есть светская часть заключается прежде всего в личных знакомствах?

В.Т. Вы знаете, в них нет ничего личного, я их не использую в таком ключе. У меня физически нет ни времени, ни желания отвлекать занятых людей, если не поставлены конкретные задачи. Мы не делаем бизнес на кино, поэтому главное для меня – обмен информацией, которая тут же выдается участникам нашего кинопроцесса.  А они уже завязывают личные контакты, имея конкретные вопросы.

 

Л.Г. Насколько сильно изменились ваши киновкусы с дофестивальных времен?

В.Т. Никак, они только развиваются. Меня уже можно назвать кинофриком, такое огромное количество фильмов я смотрю. Поэтому у меня нет ни любимых, ни нелюбимых, я их уже чувствую по-другому, почти по-животному, абсолютно другое ощущение от кино. Точно не люблю простые фильмы, которые сразу понимаю. Не люблю фильмы низкого художественного уровня, попсовые, попкорновые, все эти блокбастеры – это все не мое. Люблю фильмы с выраженной интеллектуальной составляющей, фильмы, которые заставляют думать, открывать новые грани человеческих отношений, с которыми ты не сталкивался.

Отсюда и миссия Одесского кинофестиваля – отбирать необычные, эксклюзивные, умные картины, которые в большинстве своем завоевывают множество призов, но все равно не выходят в наш прокат. Эти фильмы рассчитаны на новую, по-другому мыслящую аудиторию, и наша фишка в том, что мы не подстраиваемся под зрителя, а наоборот – завышаем планку.

Л.Г. Как удается совмещать семью и бизнес? Случалось ли отказываться от важных деловых событий в пользу близких людей?

В.Т. Конечно, я же нормальный человек! Семья и дети очень важны. Когда вызывают в школу, сразу откладываешь все проекты. Но мы должны понимать, что сегодня все  очень заняты, в том числе и наши дети. Даже если у тебя есть какое-то время, не факт, что дети свободны, очень много интересов у всех. Потому у занятых родителей и занятых детей не так уж много возможностей для пересечения. Мы с родными общаемся по утрам, обсуждаем какие-то интересные вещи, стараемся уделить друг другу время вечером.

Общение в семье очень полезно, это своего рода образование – и не факт, кто кого образовывает. Для каждого из нас семья – очень искренние, честные эмоции. Особенно посмеяться, ведь искренне смеяться можно только с детьми. Думаю, все родители – такие же, как мы – сейчас перестроили свои графики, чтобы общаться с детьми концентрированно, иметь возможность что-то им дать и получить от них. 

 

Л.Г. Я правильно понимаю:  для вас семья – это спланированная близость очень занятых людей?

В.Т. Да, ведь сейчас, как я уже говорила, очень заняты все. Главное – внимательно слушать и слышать. Обсуждать что-то. Задавать вопросы. Мотивировать рассказывать, что было хорошего, что было интересного, что было смешного в этот день. Вызывать на разговор и формировать позитивный образ мысли, учить видеть хорошее во всем, в каждой критике находить  что-нибудь полезное, после каждой сложной ситуации делать вывод.

Л.Г. Как вы с таким ритмом жизни страхуете себя от выгорания?

В.Т. У меня его вообще нет. Наверное, стоит это всем посоветовать: я получаю кайф даже от мелочей. Это какие-то моменты позитивной подпитки от всего, начиная от погоды: солнце, дождь, ветер – мне все нравится. Думаю, выгорание во многом придумано, мы просто разучились радоваться простым вещам – чашке кофе, хорошей шутке, чьему-то красивому внешнему виду. Ну, и простые принципы: ложиться спать в световой день, рано вставать, заниматься в спортзале. Индустрии и бизнесу вообще очень плохо без спорта. Еще очень люблю ходить, за границей вообще не пользуюсь такси. 

 

Л.Г. Случалось ли вам сталкиваться с шовинизмом, гендерной дискриминацией?

В.Т. Лично мне – нет, я с раннего возраста работаю на себя. Но я знаю статистику по Украине, и хотя она менее печальна по сравнению с мировой  – разрыв по зарплатам между женщинами и мужчинами в пределах десяти процентов – даже эти десять процентов меня бесят и удручают. Женщинам нужно активнее поднимать голову. На первом этапе, конечно, что-то придется делать авансом (как с наградами Киноакадемии), ведь какой-то опыт и знания у женщин все же упущены из-за неправильного восприятия гендерной роли в семье и бизнесе. Семья решает многое: когда женщина и мужчина тратят на нее время поровну, на равных правах, женщина получает возможность использовать время для самообразования. Главное – с самого детства формировать ощущение, что мы на равных. 

 

"Если режиссер фильма – мужчина, то женщины получат меньше ключевых ролей", - Юлия Синькевич

«Абсолютна краса знищить наш недосконалий світ, а не врятує», - Марися Нікітюк

"Одни люди, когда видят пропасть, думают о бездне, другие – о мосте через неё. Я принадлежу ко вторым", - Людмила Горделадзе

Загрузка...