SAVE THE DATE: СТАЛА ИЗВЕСТНА ДАТА ПРОВЕДЕНИЯ -...

ВИДЕОУРОК: ПОДТЯГИВАЕМ ЯГОДИЦЫ ПОСЛЕ РОДОВ

ВИДЕОУРОК: ПЛОСКИЙ ЖИВОТ ПОСЛЕ РОДОВ ЗА 10 МИНУТ...

STREET STYLE ТРЕНД: АКСЕССУАРЫ ДЛЯ ВОЛОС В СТИЛЕ...

ЧТО НОСЯТ МОДНЫЕ ДЕВУШКИ В ОСЛО?

«Успех «Киборгов» показал, что у зрителя есть потребность в национальной гордости», — Виктория Тигипко

За девять лет президенту Одесского международного кинофестиваля и инициатору основания Украинской киноакадемии Виктории Тигипко не наскучило ни смотреть кино, ни говорить о нем — к нашей общей радости.

Фото: Денис Маноха

Рейтинг статьи / 0
5 5 1

На Виктории: жакет Dior 

ELLE: Несколько фильмов из программы ОМКФ прошлого года уже побывали в прокате. Следите ли вы за их судьбой после фестиваля, за их кассовым успехом? 

Виктория Тигипко: Конечно, это работа нашей команды — следить за развитием жизненного цикла всех фильмов, которые попадают на ОМКФ. В этом году двадцать три фильма было в шорт-листе «Золотої дзиґи». Все они вышли в прокат, кассовые сборы были разные: от рекордных 24-х миллионов до одного миллиона.

Понять, что фильм станет успешным, можно даже в процессе его подготовки. Я всегда стараюсь быть на стороне зрителя, несмотря на опыт работы с фестивальным кино.

Безусловно, есть аудитория, предпочитающая артхаус, но его кассовые сборы очень сложно просчитать. Я сторонница зрительских фильмов, ориентированных в первую очередь на широкого потребителя. Разумеется, нельзя забывать о фестивальном кино — понятии, которое включает в себя особый способ самовыражения режиссера, особое видение, не обладающее зрительским потенциалом. Это искусство. И не всегда оно будет воспринято массовым кинолюбителем. А зрительское кино выполняет свою, на мой взгляд, правильную функцию — приобщающую к кино.

ELLE: Каково сейчас в Украине соотношение артхауса и фильмов для массового зрителя?  

В. Т. Большинство фильмов, выходящих в прокат, относятся к зрительскому кино. Что касается именно украинского кино — здесь достаточно много фестивальных картин, а в этом году уже выходили и зрительские фильмы, которые собирали большие бокс-офисы и даже окупались в прокате.

Но пока, к сожалению, отсутствует традиция смотреть национальное кино и поддерживать украинских кинематографистов, голосуя за наш продукт билетом в кинотеатр. 

ELLE: Украинское кино может стать бизнесом в ближайшее время?

В. Т.: Мы работаем не только с кино, наш основной бизнес — это венчурный фонд TA Ventures. Ежедневно мы видим презентации многих компаний, некоторые занимаются именно сферой кинематографа. Потому мы как никто знаем, что в кинематографе очень много способов зарабатывать. Например, можно снимать фестивальное кино и за пару сотен долларов отдавать его прокатную копию на всевозможные «хламовые» фестивали, которых в мире очень много.

Украинские кинематографисты пока только учатся делать кино как бизнес — ведь те, кто снимают кино, в основном люди искусства.

Гораздо больше они получают от отдачи аудитории, чем от денег. Те, кто почувствовал любовь фанов, к ней и будут в дальнейшем стремиться, — вряд ли они захотят тратить время и силы, скажем, на рекламные проекты. Кино — это территория искусства, где нельзя обманывать себя. 

ELLE: Как вы относитесь к государственной поддержке создания патриотического кино? Чем чреваты такие узкие тематические рамки? 

В. Т.: Нормально отношусь. Чем больше государство вкладывает в кино, тем лучше. С 20-ти миллионов мы пришли к миллиарду. Это серьезная сумма, которая сама по себе вводит Украину в реально существующую киногеографию. До этого мы были на задворках — без своего кино, с остатками умершего советского, в том числе с золотыми руками и умами Одесской, Довженковской киностудий. Индустрия исчезла, люди нашли себе другую работу... Это был путь от «было» до «не стало». Сейчас мы уже можем конкурировать с румынами, поляками и другими киногеографиями.

Украина привлекательна своими локациями, людьми, которые могут и любят работать, ценами на продакшн, возможностью делать копродукцию, налоговыми льготами. 

Что касается патриотического кино, если давать ему простое определение, — это фильмы, заставляющие гордиться своей новой историей. У нас есть период еще с 1990 года, о котором мало известно. Пласт двадцати с лишним лет просто отсутствует в учебниках по новейшей украинской истории. Это звенья одной цепи. Мы не знаем многих деталей, нам сложно себя идентифицировать, поэтому сложно гордиться. Чтобы все это преодолеть, пятисот миллионов тоже очень мало. Требуется намного больше средств и более широкий взгляд на тему. Главное, не делать кальки и агитки. Необходим правильный фокус: чтобы человек гордился, он должен поверить. Значит, нужны такие истории, которые, начиная с 1990-х годов, рассказывали бы о том, как развивается украинская новая демократия. 

На Виктории: платье Roland Mouret

ELLE: Но будет ли такое кино зрительским? Легче ведь идеализировать прошлое, свидетелей которого почти не осталось.

В. Т.: Это вопрос таланта тех съемочных групп, которые победят в отборах.

Успех «Киборгов» показал, что у зрителя есть потребность в национальной гордости. 

Но еще есть масса тем и моментов из недавнего прошлого нашей страны, которые не освещались вообще. Работы много, пусть на нее дают деньги. Думаю, что внимательно нужно составлять экспертные советы по распределению средств. Они должны очень требовательно подходить к количеству фильмов на ту или иную тему, чтобы не зациклиться на чем-то одном. На мой взгляд, очень не хватает мощного исторического фильма по книге Ореста Субтельного «Україна: Історія». Уверена, это был бы блокбастер, на который все повели бы своих детей. Потому что фильм по такой книге многое расставил бы по своим местам.

ELLE: Официальным дизайнером ОМКФ в этом году будет Иван Фролов — провокационный, свободолюбивый. Раз уж говорим о новой истории, давайте упомянем о поколениях украинцев, сформировавшихся уже в независимой Украине. У них есть чему поучиться?

В. Т.: Я рада нашему сотрудничеству с Иваном Фроловым, у него очень новаторское видение. Нарушим наконец гендерное неравенство в выборе официального дизайнера фестиваля (смеется). Вообще у нас очень классная молодежь, нам есть чему у нее учиться. Мы видим это по нашей волонтерской инициативе по бесплатному обучению детей программированию Code Club UA: волонтеры-преподаватели — в основном молодые люди и девушки, которые хотят жертвовать свое время на благое дело и обучать детей. Да и дети очень тянутся к знаниям, впитывают всё. Хорошо, что молодежи много в кино, искусстве, культуре в целом. Это заставляет навести резкость и гордиться тем, как они выглядят, как общаются, как работают, уделяя своим занятиям огромное количество времени.

ELLE: Какие выводы в работе и организации фестиваля вы сделали за эти девять лет? 

В. Т.: Главный вывод заключается в том, что нужно вести себя менее скромно и по-честному рассказать о влиянии, причем не только культурном, которое фестиваль оказывает на Одессу и область, на всю Украину. Для региона экономический эффект от фестиваля огромный: мы подсчитываем его уже два года и эта сумма составляет более 500 миллионов гривен. Ведь мы создаем рабочие места, гости кинофестиваля активно вкладывают в местную экономику — живут в отелях, пользуются такси, ходят в рестораны, партнеры организовывают свои мероприятия и т. д. Это одна часть процесса.

Другая — тяга многих людей к чему-то новому, к тому, что будет будоражить, дарить эмоции, которых нет в их повседневной жизни. О необходимости такого опыта сейчас пишут в книгах, рассказывают на тренингах личностного роста. Кино дает мириады новых опытов. Это мощная территория, которую трудно переоценить. Мы часто видим, например, как детей возвращают к чтению с помощью разнообразных челенджей, вовлекают через соревнование, выполнение заданий. Так в благих целях используются отголоски киберспорта. Вовлечение — это то, что мы делаем на ОМКФ, давая возможность получить невероятную энергетическую подпитку благодаря новым впечатлениям.

Большая часть конкурсных фильмов, особенно тех, что приезжают на фестиваль из других стран, не появятся в украинском прокате.

Это говорит об эксклюзивности происходящего. Осознание уникальности, которую дает ОМКФ, позволяет человеку изменить свою жизнь, свой внутренний мир. Приобщившись, от этого потом очень трудно отказаться. Когда ты понимаешь, что кино способно так влиять, когда видишь, как это происходит, — испытываешь настоящее счастье. Мы стараемся приобщать зарубежных звезд, знакомить их с Украиной и Одессой, а зрителей — с их творчеством. В этом году активно налаживаем сотрудничество с David Lynch Foundation и Американской киноакадемией. Несколько месяцев назад я летала на ланч с женщинами-номинантками премии «Оскар» и познакомилась с Доун Хадсон, генеральным директором Американской киноакадемии. Рассказала ей про Украину, ОМКФ и наше кино. Хочется надеяться, это лето в Одессе станет по-настоящему голливудским.

ELLE: Какие фокус-темы будут в программе этого года?

В. Т.: Фестиваль — живой организм, который идет за историей человечества. Сейчас самые актуальные темы — гендер, женщина, воспитание детей в условиях тотальной потери концентрации, травматический и посттравматический опыт, истории о том, как после пережитого стресса дальше строить свою экосистему при разрушающейся глобальной. Все это отголоски общечеловеческих проблем, которые мы переживаем в стране.

У нашей молодой демократии вообще столько тем, что украинская программа в рамках ОМКФ наверняка будет многие из них отображать.

Традиционно мы не делаем упора на какую-то определенную тематику — за нас ее выбирают сами авторы фильмов, так что она складывается органически. Помимо этого, мы охватываем множество параллельных событий: арт-программу, мастер-классы, вечеринки, бизнес-мероприятия от партнеров. Так что интересно на фестивале будет абсолютно всем!

Фото - Денис Маноха;

Стиль - Наталья Осадчая;

Продюсирование - Анастасия Белоус;

Макияж и прическа - Татьяна Овдиенко.

40 платьев для красной дорожки Одесского кинофестиваля

Соня Забуга, Василіса Фролова та Євген Бушмакін у офіційному трейлері фільму «Герой мого часу»

Американський актор Ерік Робертс стане спеціальним гостем Одеського кінофестивалю

Загрузка...