ВСЕ, ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПРО ОМКФ-2018

ТРЕНЧ БЕЗ РУКАВОВ ВМЕСТО ПЛАТЬЯ: МЕГАН МАРКЛ НА...

САРА ДЖЕССИКА ПАРКЕР СНЯЛАСЬ ДЛЯ INTIMISSIMI В...

21 ИЮЛЯ ВСТРЕТИМСЯ НА «РАЙОН # 1 BLOCK PARTY»...

ПРЕДПОЛАГАЮТ, ЧТО ПРИНЦЫ УИЛЬМ И ЧАРЛЬЗ...

"Юра купает Ивана, меняет памперсы, ночью укачивает, давая мне поспать", - Катя Осадчая о жизни после родов

Она не стесняется кормить грудью в общественных местах и научилась совмещать уход за грудным ребенком с любимой работой. Катя Осадчая рассказала Наталье Пасечник, как изменилась ее жизнь с рождением сына

"Катя может опоздать, сейчас это бывает", — предупреждают меня по телефону. И Катя действительно опаздывает — совсем немного для человека, чье время сейчас исчисляется не часами и минутами, а кормлениями шестинедельного Вани. Пока я жду, вспоминаю наше предыдущее интервью: тогда Осадчая запомнилась мне отношением к работе. Это был человек, который на сто процентов отдается любимому делу. Интересно, как трудоголизм сочетается с материнством, ведь младенец подчиняет себе огромную часть жизни, если не всю. Ее первый сын, Илья, родился, когда Кате было девятнадцать лет, — тогда ее пугала перспектива остаться дома с ребенком, «на обочине жизни». «Что изменилось с тех пор?» — спрашиваю я Осадчую, отмечая ее свежий цвет лица и маникюр. Выглядит Катя, словно только что из отпуска: легкий загар, безмятежная улыбка, в голубых глазах — дзен.

Катя Осадчая: Родить в девятнадцать лет и в тридцать три года — это совершенно разный опыт. В девятнадцать ты боишься, что жизнь проходит мимо, пока ты дома. В таком возрасте кажется, что дети отнимают время от чего-то важного. Но после тридцати ты уже знаешь, что дети ничего не отнимают, а только добавляют красок в твою жизнь. Они растут настолько быстро, что нужно ловить каждый момент. И успеть все запечатлеть в памяти: каждый день, каждый месяц...

Топ с корсетом, Dolce & Gabbana; юбка, Simone Roсha

ELLE: То есть в вашем телефоне миллион фотографий и видео?

К. О. Да, я уже напечатала альбом. В электронном виде все теряется, поэтому стараюсь печатать фотографии. Заказала коробку для всех мелочей, связанных с Ваней, — все эти бирочки из роддома и прочее будет там лежать, пока он не вырастет. Завела книжку, чтобы записывать какие-то памятные вещи. Ведь знаю, как все забывается.

ELLE: Тем не менее в декретный отпуск вы не ушли.

К. О. Да, классический «декрет» в моем случае невозможен. Но сейчас я не летаю в командировки, а график съемок согласуется с графиком кормлений. За двенадцать лет «Светской жизни» я всегда была в строю, без права на болезнь или усталость. И теперь продюсеры, редакторы, съемочная группа идут мне навстречу в планировании съемок. Я уже не могу представить свою жизнь без работы. Во время беременности снималась практически до самых родов, в командировки летала до тридцатой недели — пока пускали в самолет. И уже через три недели после рождения Вани снова вышла на съемку. В таком активном графике я лучше себя чувствую. Видимо, так себя настроила. Так же и с едой — я знала, что нельзя сильно поправляться, поэтому не позволяла себе лишнего.

ELLE: А хотелось?

К. О. Нет, не было времени. Некогда было даже вспомнить, что надо поесть. В первую беременностья ела все, поправилась на какое-то немыслимое количество килограммов, а тут знала, что не могу себе этого позволить. Мы снимали «Голос» и «Светскую жизнь», а значит, нужно было менять по пять-шесть нарядов в неделю. Многих беспокоит вопрос, как быстро вернуться в форму после родов. Я считаю, думать об этом нужно еще во время беременности. То лишнее, что мы себе позволяем, потом будем отрабатывать. Ну, и гены имеют значение. Мне гены помогают — я не слишком склонна к набору веса, хотя сейчас пять лишних килограммов все еще есть, и я их чувствую. Непривычно не помещаться в наряды дизайнеров, в свой родной 36—38 размер.

Блуза и юбка, Joseph; подвеска, Chloé

ELLE: Что-то делаете, чтобы сбросить эти пять килограммов?

К. О. Питаюсь по плану, составленному диетологом, но с учетом того, что кормлю грудью — пока свежие овощи и фрукты заменяю печеными. Во время лактации советуют каши, но я от них «пухну», поэтому не ем. Получается довольно маленький набор продуктов, который можно и кормящим, и тем, кто хочет похудеть.

ELLE: По какому принципу меню строите?

К. О. Углеводы — до обеда, легкие белки — после. Жиры в минимальном количестве. Сейчас вес уходит медленно, где-то килограмм в месяц. Хотя я понимаю, что невозможно кормить ребенка и оставаться в своем прежнем весе. Как минимум грудь стала больше. Оказалось, большая грудь — это сложно и неудобно! (Смеется.) На мне не сидят вещи, не застегиваются платья… Я привыкла, что всегда могла надеть платье прямо с подиума, а теперь они на мне не сходятся!

ELLE: Вы решились на довольно смелую обложку. Почему?

К. О. Надеюсь, эта обложка обратит внимание на то, что кормящая женщина — это нормально. Мне кажется, важно, чтобы женщины не боялись грудного вскармливания, не думали, что это сложно, не жертвовали кормлением из-за своей социальной активности — ведь его возможно совмещать с работой. Я не говорю, что ребенка нужно кормить несколько лет, но хотя бы первые полгода хочу это делать.

Платье, Saint Laurent

ELLE: Как относитесь к кормлению в общественных местах? В мире это в порядке вещей, но у нас еще могут остро реагировать.

К. О. Я читала Конвенцию ООН о ликвидации дискриминации в отношении женщин, там говорится о защите прав кормящих женщин. Украина ратифицировала эту Конвенцию — значит, не имеет права на дискриминацию кормящих женщин, в том числе запрещать кормление в публичных местах. Если вы кормящая мама, у вас есть полное право оговаривать со своим работодателем перерывы на кормление или сцеживание. Я считаю, кормить в публичных местах — абсолютно нормально, просто не нужно вести себя, будто ты на сцене. Есть фартуки для кормления, есть специальные модели одежды, их удобно расстегивать на груди. Всегда можно что-то придумать. Мы с Иваном впервые вышли в люди, когда ему было две недели, на день рождениямоей мамы. Специально выбрали заведение, где был небольшой отдельный зал, куда я выходила покормить. Если мы в людном месте, я могу прикрыться пеленкой или салфеткой, если людей вокруг мало, отворачиваюсь так, чтобы никого не смущать. Поначалу я плохо представляла, как совместить кормления со съемками: прямой эфир «Голоса» длится три с половиной — четыре часа, кормить нужно каждые три часа. Но и это возможно. Я передаю молоко машиной, а недавно поняла, что могу кормить сына в рекламных паузах. Под моими постами в инстаграме пишут: наверное, Катя не кормит, она то здесь, то там... Но все можно совмещать!

ELLE: О важности грудного вскармливания много сейчас говорят. Но есть и обратный эффект, когда молодая мама сталкивается с общественным давлением: мол, неважно, по какой причине, но если не кормишь грудью, ты — «недомать».

К. О. Я противник перекосов в чем-либо. Мне кажется, в первую очередь, грудное кормление должно приносить радость маме и ребенку. Знаю, есть мнение, что смесь — это ужасно, и докармливать ею ребенка — грех. Но, по-моему, если малышу не хватает молока, лучше накормить его смесью, чем дать плакать от голода.

ELLE: В инстаграме есть целая категория инстамам, которые выкладывают картинки своего идеального материнства. Подписаны на кого-то из них?

К. О. Специально я не подписываюсь, а так интересно наблюдать за активными мамами среди моих знакомых. Например, за Наташей Водяновой, с которой мы знаем друг друга еще со времен моего модельного прошлого. Наташа — большая молодец, очень быстро приходит в форму, уже через две недели после родов вышла на подиум. Со стороны кажется, что она легко и беззаботно путешествует с этой большой семьей, пятью детьми, но в соцсетях мы видим только картинки счастливого материнства и не видим, что у кого-то переходный возраст, у кого-то колики или режутся зубы, не видим бессонных ночей.

Топ с корсетом, Dolce & Gabbana; юбка, Simone Rocha

ELLE: Как вы проходите через эти трудности первого года родительства? Насколько Юра участвует в процессе?

К. О. Только что пережили колики, могли до трех ночи катать Ивана в коляске по дому, а он не спал. Теперь ждем зубов. Интересно, между коликами и зубами будет какой-то перерыв для родителей? (Смеется.) Юра принимает самое активное участие: мы вместе ездим к доктору, Юра купает Ивана, меняет памперсы, ночью укачивает, давая мне поспать.

ELLE: А Илью как-то готовили к рождению брата? Не было ревности с его стороны?

К. О. Я прочитала о переходном возрасте важную вещь: не надо подростку ничего навязывать. Дети боятся, что сейчас их будут заставлять гулять с коляской, менять памперсы и любить младших братиков или сестричек. Мы просто предлагаем и смотрим, как он реагирует. И мне кажется, это верный путь. Илья видит, что его не напрягают. Он сам формирует свой график, когда хочет — живет с нами, когда хочет — с папой. Он поступает так, как ему комфортно. Я хорошо помню себя в четырнадцать лет — я тогда поехала работать в Японию. Мне хотелось независимости, хотелось, чтобы никто не указывал, что делать. Стараюсь отталкиваться от тех ощущений, и это помогает.

ELLE: Как относитесь к двойным стандартам по отношению к женщинам? Сегодня они работают наравне с мужчинами, но в нашей стране от них ждут большей вовлеченности и в уход за ребенком, и в бытовые обязанности. Отпуск по уходу за ребенком среди украинских пап пока не распространен…

К. О. Да, наши папы уже начинают об этом задумываться, но пока это редкость. Мужчины любят говорить, что женщины более выносливые. Считается, что мы можем одной рукой борщ варить, другой коляску качать, еще и на работу ездить. А есть мужчины, которые не хотят, чтобы женщина работала. В нашей семье, понятно, работу бросать никто не будет. Поэтому совмещаем.

Платье с запáхом, Joseph; сумка, Bevza

ELLE: Не было желания взять передышку от работы?

К. О. Первый месяц я была дома, наслаждалась воздухом, первой зеленью, коляской. Но любимая работа нужна мне не меньше, чем свежий воздух.

ELLE: Плюс работа, наверное, помогает отвлечься, переключиться. Все-таки уход за маленьким ребенком изматывает.

К. О. Да, первый месяц постоянно переживаешь: почему он плачет, почему кряхтит, почему у него прыщик… Первый месяц не самый сложный: обычно ребенок спит да ест. Но он очень стрессовый. Особенно если ты жил активной жизнью, а теперь она подчинена графику малыша. Когда Ивану было полторы недели, мы пошли гулять с коляской, зашли в какой-то магазин и накупили кучу бесполезных вещей. Это был способ отвлечься от стресса. Очень важно переключаться и не отказываться от помощи. Я поняла, почему на первом году жизни ребенка в семьях часто случаются разлады. Родители не справляются со стрессом и усталостью и начинают срываться друг на друге. Очень важно не доводить до этого.

ELLE: Но вы как-то успеваете и быть мамой, и работать, и готовить — даже начали рецепты еды выкладывать в инстаграм.

К. О. Да, я ведь очень активная, а теперь больше времени провожу дома. И я увлеклась приготовлением еды. Мне нравится, когда получается что-то полезное и вкусное: творожная запеканка, салат из печеных овощей, бефстроганов... Раньше все мое время было подчинено работе, командировкам, иногда перелеты возникали внезапно — как только подтвердилось интервью в любой точке мира, мы тут же утром вылетали. Но в какой-то момент мне пришлось научиться произносить: «Нет, я не могу полететь на интервью с Эммой Уотсон, потому что рожаю в этот период». Теперь есть ребенок, есть любимая работа, и все можно успевать. Я не говорю что это легко и безоблачно, но это и не невозможно.

Блуза, Chloé; юбка, Jacquemus

Что делать, если ребенок не хочет "дружить" с вами в Интернете

Помогать легко: 15 благотворительных фондов, которым можно доверять

Фото дня: Сергій Притула став батьком

Загрузка...