НЕ ПРОПУСТИ: У ЛЬВОВІ ПРОЙДЕ ЛІТНЯ ВЕЧІРКА ELLE...

ПОЧЕМУ КЕЙТ МИДДЛТОН НЕ ПОЯВИЛАСЬ НА...

4 ПРОСТІ КРОКИ ДО ЗДОРОВОГО СНУ

НЕИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ О ЛАНЕ ДЕЛЬ РЕЙ

10 АКСЕССУАРОВ, КОТОРЫЕ ПРЕВРАТЯТ ПРОСТОЙ...

Виталий Сыч: полная версия интервью

Виталий СычВиталий Сыч

ВИТАЛИЙ СЫЧ БОЛЕЕ ДЕСЯТИ ЛЕТ БЫЛ ГЛАВНЫМ РЕДАКТОРОМ ЖУРНАЛА «КОРРЕСПОНДЕНТ», ПОСЛЕДНИЙ ЗА ЭТО ВРЕМЯ СТАЛ САМЫМ АВТОРИТЕТНЫМ И ПОПУЛЯРНЫМ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИМ ИЗДАНИЕМ В УКРАИНЕ. В НОЯБРЕ 2013 ГОДА В СВЯЗИ СО СМЕНОЙ СОБСТВЕННИКА И ВМЕШАТЕЛЬСТВОМ В РЕДАКЦИОННУЮ ПОЛИТИКУ УВОЛИЛСЯ ВМЕСТЕ С КОЛЛЕКТИВОМ ЖУРНАЛА, ЧТО СТАЛО ОДНИМ ИЗ САМЫХ ГРОМКИХ СОБЫТИЙ ГОДА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МЕДИАСФЕРЕ. С МАЯ 2014 ГОДА — ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ИЗДАНИЯ «НОВОЕ ВРЕМЯ». СЛОГАН ЖУРНАЛА: «МЫ НЕ ПОДДЕРЖИВАЕМ ПАРТИИ И ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ – МЫ ПОДДЕРЖИВАЕМ ИДЕИ».

ВИТАЛИЙ ПАСЕЧНИК: В этих интервью мы с Соней вначале стараемся сказать что-нибудь приятное. Сегодня моя очередь. Хочу вас поздравить: я впервые, не помню уже за какое время, лично видел людей, которые шли на почту оформлять подписку на еженедельник. И это только мои знакомые.

ВИТАЛИЙ СЫЧ: Спасибо. Передайте своим знакомым, что они все правильно делают.

СОНЯ ЗАБУГА: Не знаю, насколько правильным будет спрашивать, что изменилось для политических СМИ за последний год. У вас изменения действительно кардинальные.

В.С. Можно и так сказать. Десять лет я работал главным редактором журнала «Корреспондент». Последние несколько лет, когда Янукович был президентом, делать свою работу профессионально и честно стало очень тяжело. «Корреспондент» продолжал жить, если можно так выразиться, не благодаря, а вопреки. Журнал, как и раньше, выходил с острыми обложками и материалами. Но закончилось все тем, что нам показали список правил, что можно делать, а чего нельзя.

В.П.: Это от собственника исходило?

В.С.: Да, но подробности того списка я обсуждать не хочу — будет непечатно. Нам прямо сказали: или вы с нами, или нет. Там присутствовали некоторые лица из Москвы, они объяснили: мол, имейте в виду, через год по-другому вообще нигде работать не будут. Вариантов не оставалось, я сказал, что ухожу, и ребята, коллектив, тоже уходят.

С.З.: Сейчас работать стало легче? Списков больше нет?

В.С.: Списков нет. Сейчас есть одна проблема, коммерческая. Рекламный рынок — как лакмусовая бумажка, он первым реагирует и на рост, и на падение экономики. Ведь если вы, скажем, глава компании и у вас падает бюджет, вы же не будете сразу увольнять сотрудников или урезать зарплаты. Первое, что вы сделаете, — сократите расходы на рекламу. И сегодня все компании такие расходы сократили. Еще важно, чтобы на рынок приходили новые игроки. Каждый раз, когда какой-нибудь международный бренд начинает деятельность в новой стране, он запускает большую рекламную кампанию. Но в страну, где идет война, новые бренды не приходят.

В.П.: Дистрибуция, наверное, тоже оставляет желать лучшего. Вы же не можете рассчитывать на продажи в Крыму, на Донбассе?

В.С.: Когда мы поставили на Донбасс первый номер «Нового времени», там его даже боялись выставлять в киосках. На нашей первой обложке был изображен Путин в балаклаве, а рядом на корточках сидел Янукович в спортивном костюме с гранатометом. Смысл заключался в том, что все эти безобразия на Востоке инициируются Путиным, а Януковичем поддерживаются. Киоскеры нам сказали: «Мы не можем такое здесь ставить, будут проблемы. В лучшем случае просто побьют витрины». А через какое-то время вопрос с продажами на Донбассе снялся сам собой: журнал вообще нельзя было доставить — везде перекрыли дороги.

С.З.: Но у вас же есть еще интернет-версия, портал nvua.net. Его в этих регионах читают?

В.С.: Читают. Если брать географию нашего интернет-ресурса, то на первом месте ожидаемо Киев, номер два – Одесса. Дальше идет Харьков, Днепропетровск и Донецк. Крым, как ни странно, на седьмом месте. Вроде бы и неинтересно им должно быть, но читают.

В.П.: А в России?

В.С.: Да. Процентов 20 трафика идет из России.

В.П.: В чем вообще состоит миссия политических СМИ и как она меняется в ситуации внешней агрессии?

В.С.: В принципе, миссия всегда одна – представлять общественность в диалоге с властью. Критиковать, давить на власть и делать так, чтобы она выполняла свой контракт с избирателем и обществом. Сегодня правила изменились. Я помню слова одного из грузинских оппозиционеров, когда на территории Грузии, как и у нас сейчас, стояли российские войска. Его спросили: «Почему вы не критикуете Саакашвили, вы же оппозиция, а у президента много ошибок». Он ответил, что пока у нас остается хотя бы один российский солдат, мы не будем критиковать Саакашвили. Потом будет время для критики. То же самое и в Украине. Мы стараемся меньше критиковать правительство и президента. Но если есть откровенное проявление коррупции, нельзя забывать: война войной, а страну разваливать никто власти не позволит.

В.П.: Кстати, о президенте: вам помогает личное знакомство с Петром Порошенко?

В.С.: Оно бы помогало, если бы Порошенко давал мне какие-то эксклюзивы, комментарии. А так, сейчас вообще не контактируем. Думаю, президенту не до эксклюзивов, если у него на два часа ночи в графике стоят встречи, а утром опять работа. Я бы не хотел сейчас быть президентом — очень тяжелая обстановка.

В.П.: Что значит делать политический еженедельник сегодня? Когда вокруг революция, аннексия, война – все, что кажется актуальным во вторник, устаревает в среду.

В.С.: Знаете, что касается политического еженедельника, такое положение вещей всегда присутствует. Но вы правы, сейчас это актуально как никогда. Очень динамично все, постоянно что-то меняется. Скажем, во вторник мы придумываем тему на обложку – то, что кажется на этот момент наиболее важным. Например, собираем все возможные доказательства присутствия в Украине российской кадровой армии. А в пятницу это уже не дискуссионный вопрос: весь мир знает, что российская кадровая армия находится на территории Украины, и доказывать это не нужно.

С.З.: В этом и состоит конкуренция политических журналов: кто оперативнее? Кто быстрее отреагировал, проанализировал?

В.С.: Даже не кто раньше, а кто интереснее. У кого-то может быть недельный номер хороший, а у кого-то получается вообще неинтересный.

С.З.: А в Интернете?

В.С.: Мы стараемся работать по определенному принципу. Сегодня, например, многие ресурсы дают за день, скажем, пять новостей, посещаемость растет. А потом они эти новости просто снимают. Оказывается, что три новости из пяти были неправдой. Или, как вариант, новость взяли из социальных сетей, и она не имеет ничего общего с действительностью, зато сенсационная. Такое делают, и даже без примечания в названии, что новость из соцсети. Мы так не поступаем. Из-за этого, теоретически, можем проигрывать конкуренцию. Потому что все, кто дал сенсацию, пусть и неправдивую, получили в этот момент внимание пользователей, трафик…

С.З.: Зато у вас красивый дизайн сайта! Из всех новостных ресурсов он самый современный, самый модный.

В.С.: Спасибо, мне тоже нравится.

В.П.: Ваш стартап еще чем примечателен: глядя на него, кажется, что сделать такой успешный проект – вполне реально. Еще вчера ничего не было, а уже сегодня во всех киосках страны первый номер журнала… Вас цитируют, на вас ссылаются.

В.С.: На самом деле очень непросто все. У каждого ведь еще своя ситуация: у меня, например, двое маленьких детей… Вообще когда все новое, нужно массу решений принимать, идет непрерывный поток административно-юридических, организационных вопросов. Когда это все решится, надеюсь, станет проще. Ну вот свежий пример. Сейчас мы будем переходить с nvnet.ua на двухбуквенный домен, будет просто nv.ua, но это тоже сложный многоступенчатый процесс. Нужно сначала получить торговую марку, а это четыре месяца, потом получить сам домен, сделать рехостинг сайта – видите, я уже такие слова теперь знаю. То есть все, что было на старом домене, перенести на новое место. Ну и дальше: что-то слетает, какие-то баги идут…

С.З.: Ну и человеческий фактор…

В.С.: Да, плюс людям, которые приходят из других изданий, нужно время, чтобы влиться. Вот если вы из ежемесячника придете, вам тоже нужно будет время для адаптации. Кто пришел из ежедневок – та же история. Странно, вроде бы теперь всего одну статью в неделю нужно сделать, но все по-другому: и фотографии важнее, чем в газете, и язык совершенно другой. А потом за время, пока адаптировались эти, два человека уже пропали: один запил, у другого личные обстоятельства. И опять нужно закрывать эти пробелы. Это, кстати, реальность, все невыдуманные истории. Я полагаю, что за год стабилизируется. Будет легче.

В.П.: Вы говорите, что теперь из проблем остались только экономические факторы. А что, не могут, тем более сейчас, в преддверии выборов, сделать какое-нибудь предложение, на которое Виталий Сыч не сможет ответить отказом? Чисто теоретически?

В.С.: Теоретически, это может сделать только власть, правильно? Ну больше некому. Могу сказать, что пока такого не было.

С.З.: То есть к вам с интересными предложениями не приходят?

В.С.: Нет, предложения могут быть. Но это не давление. Если вы хотите продать часть своей репутации, брать взятки, получать такие деньги – ну что ж, делайте это. Не хотите – не делайте. И все. А давление, это когда у вас нет выхода: или вы делаете, или мы вам лицензирование устраиваем какое-нибудь. Но я не думаю, что такое сегодня может быть. Зная Петра Порошенко…

В.П.: Как вообще с политиками, тяжело работать? Сильно раздражают?

В.С.: Ну, я уже давно… Нет, в принципе, не раздражают. Хотя это, конечно, не американские политики: все хотят куда-то пролезть, «кручу-верчу» и так далее. Принципов меньше намного, но в целом мы уже давно привыкли.

С.З.: А сам вы на выборы, случайно, не собираетесь? А то буквально каждый день новая информация по поводу того или иного журналиста, идущего во власть.

В.С.: Много, да. Но я пока не планирую. Тем более у нас проект, есть обязательства перед инвесторами, и их нужно выполнять, и перед людьми обязательства. Просто сейчас куда-то уйти – это несерьезно с моей стороны.

В.П.: Кстати, о людях. Авторы вашего издания могут иметь точку зрения, которая не совпадает с точкой зрения главного редактора?

В.С.: В разделе «Мнения» – да. А в остальном журнале, в аналитических статьях просто нет настолько четко выраженной позиции в обычном понимании. Вы просто можете на какую-то тему обратить внимание, на какую-то нет, можете по-своему обработать информацию. Но в целом у нас все люди разделяют одни ценности: экономические свободы и так далее. Во-первых, многие, процентов 60 коллектива, в «Корреспонденте» работали до этого. И новые ребята из «Коммерсанта», из других мест придерживаются тех же взглядов. Если вы, например, симпатизируете Коммунистической партии, вы у нас долго не проработаете, и не потому, что вас уволят, нет. Вы просто сам уйдете. Ваши тексты никто не будет воспринимать всерьез. Был такой человек в «Корреспонденте» лет семь назад, не буду фамилию называть, из России. Симпатизировал идеям Северной Кореи, Коммунистической партии. Пару месяцев у нас поработал.

В.П.: Мы уже определили, что президентом вы быть не хотите, а журналистом? Не жалеете о выборе профессии, тем более в сегодняшних реалиях?

В.С.: Нет, я больше жалею, например, своих друзей, которые служат в финансовых корпорациях, где строгая вертикаль, корпоративный дресс-код и рабочий день с девяти до шести. Мне кажется, у меня интересная работа.

В.П.: Всегда хотели заниматься политическими СМИ?

В.С.: Нет, я случайно стал журналистом. Закончил иняз, приехал в Киев, искал работу — подвернулась работа журналиста.

С.З.: …а затем и работа главного редактора. Теперь вы еще и руководите интернет-порталом nvua.net. Как все успеваете? Тексты, например, все вычитываете?

В.С.: Это физически невозможно. Лично вычитываю только самое важное, заголовок, подзаголовок. Недавно в выходные, наконец, лег на диван и прочитал несколько статей из «Нового времени», которые давно уже хотелось прочитать. Но это редкость. Когда журнал вышел, ты больше психологически на него не настроен. Теперь нужен новый номер. И там должно быть уже все полностью новое.

Миранда из "Секса в большом городе" может стать губернатором Нью-Йорка

Французы недовольны Бриджит Макрон

Амаль Клуни может стать членом Британского парламента

Загрузка...