ЧТО НОСИТЬ ЛЕТОМ 2018: 10 ГЛАВНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В...

УКРАИНСКАЯ ПРИМА-БАЛЕРИНА НАЗВАЛА 4 ПРОДУКТА...

НОВОСТЬ ДНЯ: ХАРВИ ВАЙНШТЕЙН АРЕСТОВАН

АЛЛА КОСТРОМИЧЕВА, СОНЯ ЗАБУГА, ДАНИЛА...

FORBES НАЗВАЛ РЕЙТИНГ 100 САМЫХ ДОРОГИХ БРЕНДОВ...

Дневники ОМКФ: все, что нужно знать о победителях 8-го Одесского кинофестиваля

Лукьян Галкин подводит итоги ОМКФ и объясняет, что такое арт-мейнстрим, мокьюментари и почему на этот раз национальная программа была интереснее международной

Как мы уже знаем, на ОМКФ вновь победил фильм, очень близкий фестивальной концепции арт-мейнстрима. У прошлогоднего триумфатора «Burn Burn Burn» за условную арт-часть отвечала тематика: главные героини ехали развеивать прах усопшего друга, сопровождаемые его прижизненными видеонапутствиями – не то, что увидишь в кинотеатрах каждый день, правда? Реализация принципов мейнстрима в лучшем смысле, то есть построения внятного диалога со зрителем, досталась форме: несмотря на кажущуюся мрачность сюжета, интонация фильма не только проникновенная, но и жизнеутверждающая. В целом, это сочетание не ново, и, если счесть арт-мейнстрим отдельным полноценным направлением, именно такими работами он и подпитывается в немалой степени. Вспомните хотя бы классический и схожий по тематике «Достучаться до небес», который не спешит тешить зрителя чудом излечившимися героями и всё же доводит их до предсказуемого финала. У «Burn Burn Burn» задача в известном смысле даже легче – его герой, знаете ли, уже мёртв с самого начала фильма.

Кадр из фильма "Burn Burn Burn"

Но это всё к прошлогоднему победителю, а с нынешним дело обстоит немного иначе: форма «Короля бельгийцев» Петера Бросенса и Джессики Вудворт, который до Одессы побывал в Венеции и Роттердаме, ближе к независимому кино – но парадоксальным образом время от времени открывает ему двери к массовому зрителю. Речь о псевдокументалистике, которая, к примеру, когда-то сделала малобюджетную «Паранормальную активность» родоначальником целой франшизы. Впрочем, англоязычные издания справедливо разграничивают псевдокументалистику и мокьюментари – а «Король бельгийцев» относится именно к последней.

Кадр из фильма "Король бельгийцев"

Мокьюментари происходит от словослияния, собственно, documentary и mock – насмешка, издёвка, что указывает на непременный комический эффект. Историю незадачливого короля Бельгии, который, находясь вдали от родины, узнаёт, что часть вверенной ему страны решила отделиться, и бросается исправлять положение проникновенной речью, вроде как зафиксирована документалистом, изначально планировавшим снимать скучный дипломатический визит. Приняв политическую составляющую фильма всерьёз, всерьёз же можно и расстроится – тем более, что сам «Король бельгийцев» куда больше подталкивает нас к тому, чтобы поближе познакомиться с заглавным героем как с личностью, а не как с монархом. Ему, к слову, предстоит такое же знакомство с собой.

Напоследок вспомним ещё один пример мокьюментари, чей автор в кратчайшие сроки достиг массового успеха. Помните «What We Do In The Shadows» Тайки Вайтити и Джемейна Клемента, локализаторами низведённый до унизительного «Реальные упыри»? Тот фильм, история современных и не очень вампиров, рассказанная от их собственного лица, привёл Вайтити из стана независимых новозеландских авторов в режиссёрское кресло, на секундочку, третьего «Тора». Так что следите внимательнее за Бросенсом и Вудворт – кто знает, куда их занесёт в ближайшее время.  

На принципиально другом пересечении документального и игрового кино существует «Главная роль» Сергея Буковского, завоевавшая сразу две награды – в конкурсе европейской документалистики и за лучшую актёрскую работу для Нины Антоновой. Очевидная трудность работы с близким человеком в кадре здесь удваивается за счёт того, что мать режиссёра – профессиональная актриса, привыкшая работать на камеру. Но Буковский мастерски это обыгрывает, превращая возможное препятствие в, быть может, наибольшее достоинство «Главной роли».

В свою очередь, Роман Бондарчук, чей «Dixie Land» победил в Национальном конкурсе, держится в рамках привычной нам документалистики, однако выходит на такой же уровень интимности, умудрившись последовательно растрогать зрителей и Docudays, где он был показан впервые, и Одесского кинофестиваля.

Победа новой работы автора «Украинских шерифов» вполне справедлива, однако от этого не менее обидно за Валентина Васяновича, чей «Уровень чёрного» участвовал и в международном, и в национальном конкурсе, но остался ни с чем в обоих, утешившись призом FIPRESCI.Продюсер «Племени» создал ещё один фильм без единого слова, но на этот раз – без травматичных приёмов Мирослава Слабошпицкого. Собственно, молчание «Уровня чёрного» – вовсе не авангардного толка: в отнюдь не новой истории Васяновича слова попросту не нужны. Экзистенциальная драма свадебного фотографа Кости отлично рифмуется с кризисом среднего возраста – не зря он с омерзением топчет после юбилея шарики, выложенные в солидную цифру 50. В едва заметных вкраплениях юмора, совершенной эстетике и прозрачных метафорах Васяновича много кинематографической правды… впрочем, после премьерного показа с этим бы согласилась в лучшем случае половина аудитории.

Однако обойдённый конкурсными призами «Уровень чёрного» всё равно остаётся важной частью фестивального разнообразия этого года, национальная программа которого была куда интереснее международной, что ещё на стадии оглашения лайнапа не отметил разве что ленивый. ОМКФ окончен, немалая часть его хитов отправятся в широкий прокат, где их увидят те, кто почему-то не отправился в Одессу в этом году – и, вполне возможно, заранее запланируют отпуск следующего.

Вражаюча Одеса: видавництво «Основи» презентує англомовний путівник «перлиною Чорного моря»

Як це було: презентація нової книги від «Основ» – Awesome Odesa

ELLE Summer Party Odessa: где и когда пройдет самая громкая вечеринка бренда

Загрузка...