НЕ ПРОПУСТИ: У ЛЬВОВІ ПРОЙДЕ ЛІТНЯ ВЕЧІРКА ELLE...

ПРИНЦ УИЛЬЯМ СДЕЛАЛ ФОТО, КАК У КЕЙТ МИДДЛТОН В...

«ЛЮБОВЬ МЕГАН И ГАРРИ ПОКАЗАЛА СИЛУ ТОГО, ЧТО...

ДАТСКИЙ ПРИНЦ НИКОЛАЙ ОТКРЫЛ МУЖСКОЙ ПОКАЗ DIOR...

КАК В БУТИКЕ ВИКТОРИИ БЕКХЭМ ОКАЗАЛИСЬ КАРТИНЫ...

Must-see: ретроспектива Дома Dior в парижском Музее декоративных искусств

Семьдесят лет работы, семь легендарных кутюрье, более трехсот платьев, три тысячи квадратных метров экспозиции

В первые в истории Музея декоративных искусств абсолютно все пространство посвящено всего одной выставке. Иначе и быть не могло, ведь наследие Дома Dior поистине грандиозно. В фокусе — триста платьев haute couture, созданных с 1947 года и до наших дней, а также документы, фотографии, воспоминания. Семь десятилетий творчества, семь кутюрье — от мэтра Кристиана Диора до Марии Грации Кьюри, первой женщины у руля бренда. Сквозь призму дизайнеров, творивших под грифом Dior в разное время, мы сможем углубиться в историю и хронологию марки.

После ухода его основателя в Доме взяли за правило приглашать нового руководителя, который кардинально порывал бы с эстетикой предыдущего. Но главный принцип самого Диора оставался незыблемым: «Я хочу сделать женщин красивыми, чтобы подарить им счастье». Эти слова были особенно актуальны в послевоенном 1947 году, когда 12 февраля на авеню Монтень, 30, прошло первое дефиле Christian Dior. Закончилась Вторая мировая, и Париж возвращал себе славу столицы элегантности. «В этой роскошной коллекции нет ни одного незначительного платья. Каждое — как сложная математическая задача на тему кроя, и к каждой подобрано самое детальное решение. Дневной наряд демонстрирует не меньший класс, чем вечернее платье», — писал о том показе французский ELLE. Диор вернул женщинам легкость, возможность быть соблазнительными и безупречными в любое время суток. Это была новая роскошь, новый look.

Смерть мэтра в 1957 году стала драмой для Дома Dior: это произошло в момент самого бурного роста компании, на которую уже тогда работало 1400 сотрудников в одной только Франции и вдвое больше — за границей. Преемником выбрали 21-летнего Ива Матьё Сен-Лорана, любимого ассистента Диора. Молодой хрупкий мужчина сказал: «Нет, я не боюсь ответственности. Но завтра я уезжаю в Оран в гости к родным. Именно там я две недели буду рисовать эскизы, которые лягут в основу следующей коллекции. Только через две недели, когда я уже вернусь, полностью осознаю эту огромную утрату. Ведь месье Диора в ателье больше не будет». Впрочем, преемственной стала лишь первая его коллекция. В ней Сен-Лоран все еще работал со строгими формами, заданными Dior, но уже давал моделям дерзкие названия: «Непокорная», «Джаз», «Вечеринка», «Соблазнительница». Он слышал зов улиц, молодежных движений и вместо элегантных платьев шил куртки из крокодиловой кожи, отороченные черной норкой: его вдохновила статья во французской газете об уличной стычке между двумя культурами — рокабилльщиков и гризеров. «Мое оружие — это мой взгляд на эпоху», — говорил Сен-Лоран.

Сделав для Дома шесть коллекций, он пустился в самостоятельное плавание, а в 1961 году на пост креативного директора пришел дизайнер Марк Боан. Его линия оказалась полной противоположностью Иву: «Не бойтесь показаться слишком классическими», — повторял он, создавая рациональные, элегантные, вневременные наряды для постоянных клиенток Дома. Эта формула стала настолько успешной, что Боан отошел от дел только в 1989 году. И тут случился скандал: впервые в истории пост главы Dior занял итальянец! Джанфранко Ферре привнес в марку роскошь барокко и щедрую экстравагантность, возродив в своих коллекциях забытые техники haute couture.

Ферре — это ода искусствам и ремёслам. В 1996-м его сменил Джон Гальяно: эпатажный англичанин, настоящий динамит в костюме пирата. Это назначение сдвинуло марку в сторону экстраординарной феерии. «Гальяно думал, что кутюр должен зачаровывать, играть с реальностью, поэтому все его мечты становились действительностью. Он все время предлагал мастерской реализовывать самые безумные идеи, и за это его обожали», — рассказывает куратор выставки Флоранс Мюллер.

В 2012 году Раф Симонс навсегда порвал с фантастической вселенной Джона. Любитель минимализма и современного искусства, бельгиец доводил крой до совершенства и переносил на ткань полотна своих любимых художников-концептуалистов. «Подобное исследование истории искусства — это другой подход к высокой моде», — объяснял он. Первая женщина во главе Dior, Мария Грация Кьюри, опирается скорее на философию, чем на искусство. Словно по классической трактовке постмодернизма, она переосмысливает сразу все наработки своих предшественников, создавая тонкий синтез всех эстетик, которые мы видели в Доме за эти семьдесят лет. «Например, ее версия жакета «бар»: в ней угадываются те же простые линии, но при этом все обтекаемо, все наполнено воздухом и будто парит. Без сомнения, это связанно также с тем, что она — женщина, и она понимает женское тело», — подчеркивает Флоранс Мюллер.

Феминизм как новое воплощение женственности — еще один важный ключ к пониманию Кьюри, а заодно и новый элемент в ДНК марки. Новая девушка Dior не просто красива и счастлива — она имеет свою позицию и не стесняется заявлять о ней во всеуслышание. Каким будет продолжение истории Dior? Несомненно, таким же интересным и непредсказуемым, как сама эволюция женщины на протяжении этих семидесяти лет. И мы продолжаем за ней следить.

Топ-10 самых обсуждаемых брендов 2017 года

4 выставки, которые стоит посетить в этом месяце

Изнутри: крупнейшая миланская выставка MICAM

Загрузка...