СВЕРШИЛОСЬ: 57-ЛЕТНИЙ ХЬЮ ГРАНТ ВПЕРВЫЕ...

ЗА ЧТО КЭТИ ПЕРРИ РАСКРИТИКОВАЛА СВАДЕБНОЕ...

КЕЙТ ХАДСОН ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛА ИДЕАЛЬНУЮ...

ДЖОРДЖ КЛУНІ ТАНЦЮВАВ НА КОРОЛІВСЬКОМУ ВЕСІЛЛІ...

РОЗИ ХАНТИНГТОН-УАЙТЛИ ЗАПУСКАЕТ ЛИНИЮ...

50 оттенков черного

Затерявшаяся между Кенией и Сомали, Эфиопия — не самое популярное туристическое направление на Черном континенте. Ароматный кофе, золото и самые быстрые бегуны планеты — то немногое, что поддерживает позитивный облик страны. Иван Васин отправился в древнее государство, чтобы поведать нам о других особенностях африканской глубинки.

Затерявшаяся между Кенией и Сомали, Эфиопия — не самое популярное туристическое направление на Черном континенте. Ароматный кофе, золото и самые быстрые бегуны планеты — то немногое, что поддерживает позитивный облик страны. Иван Васин отправился в древнее государство, чтобы поведать нам о других особенностях африканской глубинки.

«Колыбель человечества», «Страна обожженных солнцем», «Обитель Ковчега Завета» — какими только именами не называют Эфиопию. Здесь самым невероятным образом уживаются альпийские ландшафты и дымящиеся вулканы, итальянская архитектура и грубые глинобитные постройки, напоминающие хижины из «Флинстоунов», невообразимая экзотика племен, словно живущих в каменном веке, и православные святыни. А ведь есть еще и корни Пушкина (хотя их следует искать в соседней Эритрее), и товарища Менгисту Хайле Мариама. Эфиопия настолько уникальна, неподражаема и умопомрачительно красива, что я поверил в ее реальность, лишь побывав там лично.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ПРЕДАНИЯ

Путешествие по Эфиопии имеет смысл начать в Аксуме, северной столице страны. Это место, на первый взгляд, будто забытое богом, считается престижным — отсюда родом большинство правительственных чиновников и самых известных бизнесменов. Много лет назад именно в Аксум впервые проникли христианские эмиссары с Ближнего Востока. По легенде, эфиопский император Менелик, сын знаменитой царицы Савской и царя Соломона, привез сюда Ковчег Завета, где хранились скрижали с десятью заповедями Ветхого Завета, полученными Моисеем от самого Господа Бога. Было ли на то «высочайшее волеизъявление» или ларец просто-напросто выкрали из Иерусалима — история умалчивает. Если честно, как-то не верится, что реликвия подобного масштаба и одна из главных святынь христианского мира может вот так запросто очутиться здесь, в небольшом городке, в церкви Девы Марии Сионской. По крайней мере, официальные церковные лица в других христианских странах от подобного предположения просто отмахиваются как от надоедливой мухи. Оно и неудивительно: видеть Ковчег Завета собственными глазами позволено лишь одному-единственному человеку — хранителю-отшельнику, а не президенту страны, например, или церковному патриарху. Заметив скепсис на лицах посетителей, высохшие от старости служители церкви лишь равнодушно пожимают плечами: «Люди могут верить в то, что им угодно, и говорить то, что заблагорассудится.Тем не менее здесь действительно хранится табот — Ковчег Завета, с которым израильтяне странствовали в поисках Земли обетованной». — «И вы искренне считаете, что это предание чистая правда?» — «Это не предание, это история, а мы — избранный народ». Что ж, действительно, нельзя игнорировать тот факт, что Эфиопия является вторым после Армении государством в мире, принявшим христианство в качестве своей официальной религии, и около 60% населения до сих пор исповедуют православие. Вдобавок это единственная африканская страна, которая никогда не была завоевана и колонизирована, — возможно, именно благодаря такому могучему оберегу. Вообще, в свое время Аксум был главным городом могучего Аксумского царства — одной из четырех супердержав древнего мира, с собственными алфавитом и системой обозначений. На окраине города находится так называемая Долина стел со множеством поражающих воображение монолитных обелисков, высеченных в цельных породах гранита. До сих пор неизвестно их предназначение, но говорят, что это были гигантские (до 30 метров высотой), подобные много-этажным башням надгробные камни или памятники богам с расположенными у их подножия алтарями. Практически все стелы — в том числе и самый большой, 33-метровый обелиск, который весил более 500 тонн и считался крупнейшим в мире, — уже обрушились под тяжестью лет. Но и те семь каменных столпов, что до сих пор подпирают небо, производят фантастическое впечатление.

АФРИКАНСКИЙ ИЕРУСАЛИМ

Провинциальный городок Лалибела, расположенный в часе лета от Аксума, со всех сторон окружен могучими пиками Сымен, из-за которых Эфиопию называют Крышей Африки. Пара пыльных улочек, большой суетливый рынок, ломтики горных террас — на первый взгляд, ничем не примечательное место. Собственно, так оно и есть. За исключением того, что именно здесь находится самый священный эфиопский город — африканский Иерусалим, который стал главным откровением моего путешествия. Когда-то этот город носил имя Роха, но при правлении верующего царя Лалибелы был перестроен до неузнаваемости. Утверждают, что Лалибела при рождении сразу был окружен роем больших белых пчел, взявших младенца под свою защиту.Чуть позже уже вступившему на престол царю было видение — гремящий глас божий приказал устроить из Рохи новый Иерусалим в Африке (любопытно, что это совпало по времени с мусульманским захватом старого Иерусалима). Высочайшее волеизъявление было исполнено в кратчайшие сроки — всего за 25 лет! Молва приписывает заслуги в строительстве ангелам — якобы они трудились по ночам и выполнили большую часть всех работ. В Лалибеле есть своя могила Адама, Масличная гора, Иордан, но главное — одиннадцать уникальных церквей в скалах. Самое интересное, что эти святилища не возведены, а именно высечены из податливого вулканического туфа и соединены туннелями. Причем вначале строители освободили скалы от толстого слоя земли, пробили глубокие щели, которые впоследствии расширили, затем выдолбили наружные стены и, наконец, из того же громадного блока — внутренние помещения и даже алтари. Трудно поверить, что эти шедевры христианской архитектуры были созданы без каких-либо серьезных технологий, при помощи самых примитивных инструментов. Впрочем, есть и другая версия, не очень популярная в Эфиопии, — в строительстве принимали участие рыцари Ордена тамплиеров. Все церкви уникальны, объединяет их только одно: в центре каждой находятся скрытые от посторонних глаз помещения, где хранится (и я уже почти верю в эту гипотезу) копия аксумского Ковчега Завета. Самая большая церковь — Бет-Медхане-Алем, храм Христа Спасителя, в котором сберегается старинный золотой крест, когда-то принадлежавший королю Лалибеле. Храм напоминает старинное прямоугольное греческое святилище, правда, в его крыше вырезана звезда Давида — свидетельство связи эфиопского христианства с иудаизмом. Кстати, «рука Израиля» проявляется и в облачениях эфиопских священников: они похожи на иудейских жрецов. Но, пожалуй, самая знаменитая из всех церквей Лалибелы — храм Святого Георгия, покровителя эфиопов. Сверху она представляет собой невообразимый каменный крест, будто утопленный в скальной породе. Его размеры —12 на 12 метров, и он уходит вниз также на 12 метров. Говорят, что когда Лалибела построил десять церквей, ему во сне явился святой Георгий, повелевший возвести еще одну, последнюю церковь в свою честь. Изнутри многие храмы покрыты фресками на ветхозаветные темы. Их окружает сумрак — внутренние помещения освещены лишь свечами, и увидеть эти древние росписи можно только при помощи хорошего фонарика, заботливо припасенного гидом. Старцы замирают около выдолбленных в скальной толще колонн, с головой погрузившись в чтение Библии. Паломники, для которых в Лалибеле обустроено множество скальных келий, оставляют свои истоптанные сандалии на попечение смотрящих за небольшую сумму и уходят в молитву. Под бой барабанов — что, согласитесь, совсем не похоже на наше православие — священники исполняют религиозные песнопения, перемежая их ритуальными танцами. От такой невероятной атмосферы просто захватывает дух — разреженный воздух и высота над уровнем моря здесь ни при чем.

ДВОРЦОВЫЙ ПЕРЕВОРОТ

Прекрасен и город Гондер. Когда-то через него пролегал караванный маршрут в Судан и не так давно отделившуюся Эритрею. Однако этот «Камелот» известен прежде всего своим внушительным дворцовым комплексом, построенным эфиопским императором Фасиледесом и его потомками. Естественно, и основание Гондера связано в Эфиопии с красивой легендой. Она гласит, что как-то раз придворный буйвол (что бы этот образ ни значил) отвел суеверного Фасиледеса к высохшему церковному бассейну, у которого тот повстречал старого немощного монаха. Он-то и наказал императору построить здесь свою столицу. По велению Фасиледеса бассейн был вычищен, расширен и наполнен водой, возле него возведена двухэтажная императорская резиденция, а чуть дальше — семь больших церквей. Затем появился главный дворец Гондера — замок Фасиледеса. Впоследствии правители города лишь добавляли новые шато (хотя они блекнут в тени основной крепости), отдельно стоящие покои, большие помещения для приемов и торжеств, библиотеку, банкетные залы и конюшни. Признаться, постройки подобного вида и масштаба совсем не ожидаешь увидеть в Африке! Стиль комплекса отразил в себе буйный полет фантазии архитекторов, которыми выступали как местные жители, так и помогавшие им индийцы и португальцы. Когда стоишь на деревянном балкончике замка, ощущаешь себя пассажиром какого-то удивительного временного пузыря, по ошибке перемещенного из Средневековья в наши дни.

ИСТОЧНИК НАСЛАЖДЕНИЯ

Завершить свое увлекательное турне по Эфиопии я решил в курортном городке Бахр-Дар, на южных берегах озера Тана — крупнейшего в стране. Отсюда берет свое начало Голубой Нил: он долго течет в каньонах среди гор, затем в столице Судана соединяется с Белым Нилом, и уже оттуда река тянется на север, к Средиземному морю, по дороге питая Египет бесценной влагой. Эти места тоже очень богаты достопримечательностями. На 37 островках озера стоят десятки церквей и монастырей, добраться до которых можно лишь по воде. Любопытно, что эти озерные храмы представляют собой круглые (дабы ни в одном из углов не затаился дьявол) глинобитные хижины–переростки, увенчанные соломенными крышами. Их внутренние помещения покрыты пестрыми росписями. Вначале я думал, что это фрески, однако при ближайшем рассмотрении обнаружил, что они представляют собой приклеенный на стены многоуровневый холст с яркими, сочными изображениями, украшенными серебряными цепочками (судя по всему, для усиления святости). Во многих из этих монастырей существовали собственные теологические школы, некоторые сохранились и сейчас. Кое-какие из этих «эфиопских Афонов» закрыты для женщин, однако в большинство вход свободный. Провожатыми служат монахи — обаятельные, с длинными ресницами, облаченные в черные рясы с яркими желтыми платками, ловко орудующие деревянными крестами, словно указками. Больше всего мне запомнился визит на остров Дега-Эстефанос, где стоит церковь Святого Стефана. В ней хранится огромная коллекция икон и манускриптов на козьих шкурах, а также мумии нескольких эфиопских императоров — причем, в отличие от Ковчега Завета, их можно увидеть за небольшое пожертвование на ремонт и восстановление церкви. По озеру Тана ходит паром, но не с самой завидной регулярностью, потому местные жители используют для этих целей танквы — допотопные лодки из папируса. Кстати, Эфиопия оспаривает у египтян право называться родиной папируса и, с учетом географических данных, имеет на это полное право. Еще одна важная деталь: недалеко от Бахр-Дара расположен широкий водопад Тис-Ысат, крупнейший на Голубом Ниле. После возведения на этой реке электростанции (с участием советских специалистов) каскады выглядят менее величественными, но по-прежнему живописными, поэтому их стоит посетить. Переваривая в одном из местных отелей все, что довелось увидеть в таком насыщенном путешествии, и потягивая сладковатый, но вовсе недурной тэж (эфиопскую медовуху), я вновь и вновь раскладывал по полочкам памяти все свои впечатления. И поднимал тост за «Землю тысячи улыбок», населенную хлебосольными людьми, которых по достоинству оценил бы Модильяни. За «Африканский Тибет», изобилующий храмами и монастырями, — их здесь около двадцати тысяч! За родину кофейного зерна, во славу которого каждый день проходят изысканные кофейные церемонии (здесь я впервые попробовал чай, смешанный в одном стаканчике с кофе, — на вкус странный, но вполне заслуживает право на существование). Список можно продолжать еще долго, однако позволю себе дать один совет: Эфиопия — это та страна, которую обязательно нужно увидеть самому. А если принять к сведению, что волны перемен уже докатываются до этого островка безвременья, делать это необходимо прямо сейчас. Чем скорее — тем лучше.

10 лучших стран для путешествий в 2018 году

7 вдохновляющих фильмов

Тихая гавань: где остановиться, что поесть и куда отправиться в Копенгагене?

Загрузка...