25 ИЮНЯ ВСТРЕТИМСЯ НА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОМ...

ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ ПИТАЮТСЯ МОДЕЛИ

КОХАННЯ ЯК БІЙ: «ОКЕАН ЕЛЬЗИ» ВИПУСТИЛИ НОВИЙ...

СОВСЕМ КРОХА: ВИКТОРИЯ БЕКХЭМ ПОДЕЛИЛАСЬ СВОИМ...

СКОЛЬКО СТОИТ ПРИЧЕСКА МЕЛАНИИ ТРАМП И КАК ЕЕ...

Действительно ли все, что не убивает, делает нас сильнее?

Чем сложнее путь к успеху, тем выше шансы стать состоятельным человеком — считают авторы книги «Три сили. Як виховують в успішних спільнотах». Ирина Славинская разбиралась, правда ли это?

2 апреля 2018

Фото: HARRI PECCINOTTI, gettyimages

Взглянув на рейтинг крупнейших мировых корпораций Fortune 500 за 2016 год, можно обнаружить, что 43% компаний были основаны иммигрантами в первом или втором поколении. Почему так происходит? Эми Чуа и Джед Рубенфельд, авторы книги «Три сили. Як виховують в успішних спільнотах» (Yakaboo), уверены: успешные люди вырастают из тех, кто одновременно осознает и свое превосходство, и свою ничтожность. Например, в эмигрантских семьях старшее поколение вынуждено много работать, чтобы дать детям шанс на хорошее образование. Ребенок в такой семье как бы все время должен — учиться, получать высокие баллы, ведь родители так стараются для его будущего, а значит, нужно оправдать вложенные усилия и деньги. В общем, встречайте вечный невроз.

В то же время мало быть самым умным ребенком в классе. Вместе с осознанием собственного превосходства Чуа и Рубенфельд называют факторами для успешного полета как неуверенность в себе, так и страх все потерять. По их мнению, эти две парадоксальные (и довольно травматичные) силы приносят драйв и уравновешиваются третьей — контролем и самоконтролем, умением подождать и получить отложенное вознаграждение, отказавшись от «здесь и сейчас». 

Довольно непохоже на популярные идеи: жить в полную силу, наслаждаться моментом и принимать себя такими, как есть. 

Мои знакомые, недавно ставшие родителями, придерживаются именно этой методики: они не повышают голос на детей и не хотят перегружать их ранним развитием: мол, важно, чтобы малыши успели насладиться детством. Да и в украинских школах учителя и руководители постепенно учатся не травмировать подопечных. Например, методики новой реформы рекомендуют не разглашать оценки перед всем классом. Отходят в прошлое списки успеваемости и сравнение учеников между собой, деление на «хороших» и «плохих».

Эми Чуа придерживается других взглядов. Это она написала «Боевой гимн мамы-тигрицы» — книгу, шокировавшую многих довольно жестким подходом к воспитанию. В целом идею о том, что детей нужно держать в ежовых рукавицах, можно понять. Американская статистика показывает: третье поколение, живя в достатке, перестает социально расти, как бы выйдя из социального лифта. «Три сили. Як виховують в успішних спільнотах» описывает, что именно может в социальном лифте удержать. Спасибо авторам — они не умолчали и о побочных эффектах, включая тревожность и годы психотерапии.

Зачем такая книга украинцам, у которых и своих неврозов хватает?  «Хотя авторы достаточно критичны к подходу жестких и требовательных родителей и многократно упоминают негативные последствия сурового воспитания, они недооценивают достижения культурной революции 1960-х, индивидуализм, свободу. В то же время переоценивают преимущества спартанского детства», — комментирует издательница Оксана Форостина. Думаю, это найдет отклик у многих, чьи родители не часто говорили «я люблю тебя», обнимали ребенка и позволяли себе другие «телячьи нежности». «Не могу сказать, что меня воспитывали совсем «по-китайски», но многие из описанных ограничений и вызовов мне знакомы, — продолжает Оксана. — Книга «Три силы» помогла этот опыт переоценить и наново «инвентаризировать». Получается, уже не клеймо, а преимущество. Именно поэтому решающим для меня все же был заложенный в книге оптимизм в подходе к травмам. Я уверена, многим он поможет преодолеть стыд и почувствовать гордость за то, что они сумели пережить».

Могут ли быть полезны травмы, причиненные строгостью? Может ли быть оправдан подход «Всех били — и ничего, выросли нормальными людьми»? Каждый раз по дороге в спортзал через парк я слышу, как кричат родители на совсем маленьких детей, и не могу представить, каким образом публичное обзывание «дрянью» поможет вырастить успешного человека. Форостина тоже не уверена, что трудности помогли ей реализоваться: «Мне гораздо проще находить общий язык с людьми 90-х: они больше благодарны за сегодняшний комфорт, меньше склонны себя жалеть. Но при этом я больше дорожу «мажорской», благополучной частью своего опыта. Оглядываясь вокруг, я убеждаюсь, что удары, разочарования и неуверенность скорее ведут к моральному падению, чем успех, признание и одобрение окружающих. И, кстати, в «Трех силах» описаны и такие примеры».

В реалиях посттоталитарного общества, мне кажется, полезен не только навык терпеть в ожидании награды. Терпеть и не высовываться нас уже научили — родители, школа, коллеги. Это было базовым навыком выживания. Не менее важно научиться держать удар, если вы все-таки решили высунуться. Писательница, юристка, моя коллега на «Громадському радіо» Лариса Денисенко вспоминает: «Мой тренер по синхронному плаванию был воспитанником советской спортивной школы, нацеленной на результат любой ценой. Одним из его методов была практика «подтапливать», держать наши головы ладонями под водой как можно дольше — так должно было тренироваться дыхание. Очень долго мы ничего не предпринимали, потому что это считалось как бы нормой. Когда кто-то решился рассказать родителям, те восприняли всё так же: мол, ничего страшного, тренеру лучше знать, как вас тренировать, тем более что никто не утонул. А вы зато получили медали. Через полгода я все же устроила бунт, который дал результат. Иногда стоит доверять внутреннему ощущению, пробовать объяснить, что тебя не устраивает, и бороться».

«Три силы» — не самая комфортная книга. Читая, я вспоминала, как наша первая учительница Надежда Ивановна била лбом о школьную доску мою одноклассницу Таню, которая не могла решить пример. Таню перевели в другой класс, а Надежда Ивановна продолжила работу в школе, потом пошла на повышение в районо. Вспоминала, как грубо кричали на нас на физкультуре — за неумение сделать кувырок, залезть по канату. После этого пришлось много внутренне работать с собой. Например, учиться тому, что никто не может кричать на тебя. А если может, то получит сдачи — например, письменную жалобу начальству. 

Во многом несправедливость, с которой я сталкивалась в детстве, привлекла мое внимание к правозащитной тематике. Я видела, как нарушители закона избегали наказания. Видела, что такое бессилие. Поиск «силы бессильных», как называл ее Вацлав Гавел, стал 
своеобразным побочным эффектом роли самой умной девочки в классе. Правила выживания требуют сидеть тихо, но я уже не могла им следовать. Не уверена, что книга «Три силы» способна этому научить. Но старт для инвентаризации травм она даст точно.

"Слишком хорошо для меня": почему люди заведомо обрекают себя на провал?

Обостренная скромность: почему мы обесцениваем собственные успех, опыт и чувства

По законам стаи: почему мы так хотим нравиться каждому встречному?

Загрузка...