ВСЕ, ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПРО ОМКФ-2018

ЧТО ПРОИЗОЙДЕТ С ТЕЛОМ, ЕСЛИ ДЕЛАТЬ ВАКУУМ 3...

УКРАИНСКОЕ КИНО В ЛИЦАХ: РОМАН ЯСИНОВСКИЙ

5 СЕРИАЛОВ ДЛЯ ТЕХ, КТО СКУЧАЕТ ПО «СЕКСУ В...

УКРАИНСКОЕ КИНО В ЛИЦАХ: МАРЫСЯ НИКИТЮК

В удовольствие

Кому нужна жизнь без наслаждений? Однако в наше время получение удовольствия стало обязанностью всех и каждого. Если вы не радуетесь, значит, с вами что-то не так? Ирина Славинская готова с этим поспорить.

Центральным сюжетом вкладышей моей любимой в детстве жвачки Love is... были радости, которые приносит романтическая любовь. Помню смешной ляп: те, кто переводил их на русский, не справились с адаптацией поговорки, где обыгрывалась почти библейская метафора. В результате вышло «Любовь — это получать все тридцать три удовольствия». Звучит коряво, но подходит в качестве примера, что основой всех наших оценок стало именно удовольствие. Оно превратилось в критерий определения хорошей книги, спектакля, фильма, партнера, работы.

Как ни странно, удовольствие — сознательное наслаждение чем-либо — появилось всего пять столетий назад. Так считает мой любимый поп-историк культуры Робер Мюшамбле, автор книги «Оргазм и Запад: история удовольствия от XVI века до наших дней». Появление самого понятия «удовольствие» он связывает с развитием индивидуальности, возможности «я» озвучить себя отдельно от «мы».

В далеком XVI веке проблемы с общественным мнением возникали ровно в тот момент, когда человек начинал получать заметное наслаждение от еды, секса и прочих «низменных» радостей тела. Чуть позже, в больших городах вроде Лондона утвердилась довольно лицемерная система: мальчикам можно, девочкам нельзя. Дело в том, что индустриальное общество предполагало активного мужчину, который содержит семью и имеет право на «разрядку», и женщину, которая должна быть «порядочной», то есть пассивной и холодной в постели, и вообще иметь право разве что вышивать бисером комнатные туфли мужа.

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

Это разделение продлилось вплоть до Первой мировой войны, после которой появились первые эмансипированные девушки — они коротко стриглись, нюхали кокаин, танцевали ночи напролет, не собирались замуж (или говорили, что не собирались) и не ограничивали себя в телесных радостях. Тогда же стали известны первые гей-пары, не скрывавшие своей ориентации, преимущественно из артистической среды.

Тем не менее, свободные настроения в обществе были довольно показными: можно было многое, но говорить об этом не рекомендовалось ни в коем случае.

Впору провести аналогии. Сегодня, с одной стороны, мы наблюдаем культ удовольствия, более того — настоящую обязанность получать удовольствие. Например, культ всенепременного оргазма, когда все разговоры о сексе сводятся к тому, «как довести ее до оргазма», «что делать, если нет оргазма» и т. д. Выходя за границы сексуального, обнаруживаем культ have fun — каждый человек просто обязан отдыхать весело, расслабленно и задорно. Я в этом вижу практически мировой заговор экстравертов-психотиков, помешанных на «лидерских способностях», «умении работать в группе» и «коммуникабельности».

С другой стороны, сегодня все построено на самоограничении и всевозможных социальных ограничениях. Современный человек должен оставаться худым, много работать, посещать спортзал, быть адептом роста и прогресса или (как вариант) ритмов slow life. Тут же вспомните о табу на все, что связано с детской сексуальностью, и о культе «настоящих семейных ценностей».

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

Моя подруга, психоаналитик Виктория Нарижная напоминает, что умение получать удовольствие — часть нашего психического здоровья. В то же время суровая установка на обязательное получение удовольствия — это уже серьезная травма, не менее серьезная, чем запрет удовольствие получать.

Американская психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс в одной из своих книг иллюстрирует эту травму на примере поколения хиппи, сексуальной революции и галлюциногенных наркотиков. Первое поствоенное поколение, родители которого были свидетелями одной, а то и обеих мировых войн, своих детей учило жить на полную катушку и наслаждаться моментом.

И если раньше вину чувствовали за чрезмерное удовольствие, «дети цветов», наоборот, чувствовали вину, если удовольствия не получали. Им было сложно переживать негативные эмоции и периоды спада настроения, которые закономерно происходят в жизни каждого человека. Нарижная называет таких людей заложниками установки на обязательное получение удовольствия. Именно из этой культуры, по ее мнению, растут корни современной ориентации на обязательное позитивное мышление. Интересно, что следующим после хиппи стало поколение яппи — безэмоциональных карьеристов с установкой на огромные объемы тяжелой работы и достижение успеха.

Что-то подобное испытывают многие из нас, собираясь на отдых. Я, например, стыжусь вслух заявлять о желании провести весь отпуск, загорая у бассейна. Виктория подтверждает мои подозрения: сегодня отпуск из процесса ничегонеделания превратился в процесс получения полезных и интересных удовольствий — фотографирование, знакомство с памятниками культуры, занятия спортом, мастер-классы и прочее.

Тот-самый-возраст: Что можно, а что нельзя делать после 30 лет?

План спасения: как не попасть под влияние токсичных людей

Жизнь заставила: как бороться с самооправданием, своим и чужим?

Загрузка...