ПРАЗДНИК В ГОРАХ: СОСТАВЬТЕ НОВОГОДНИЙ МАРШРУТ...

ОТКРОВЕННОЕ ИНТЕРВЬЮ СНЕЖАНЫ И СЕРГЕЯ...

ТАК ЛИ ВРЕДЕН ПОЗДНИЙ УЖИН, КАК О НЕМ ГОВОРЯТ?...

ФОТОФАКТ: С КЕМ ПРИНЦ ГАРРИ ПОХОЖ КАК ДВЕ КАПЛИ...

5 ПРОДУКТОВ С ВИТАМИНОМ D, КОТОРЫЕ НУЖНО...

«Если мальчик проезжает на коленях, он протирает штаны сразу, дай бог, чтобы кожу не прожег», — Ольга Слонь о костюмах на шоу «Танцы со звездами» 

Руслан Сеничкин в образе кота Базилио, костюм из роз Леси Никитюк и фокус с платьем Яны Заец — за каждым из этих образов стоит огромная работа команды службы стиля «1+1».

 

 

 

Рейтинг статьи / 0
4 5 67

Ольга Слонь

Светлана Кравченко: Этот сезон очень драматичный. Леся Никитюк танцевала на паркете с перемотанной рукой, шея Иракли Макацарии была зафиксирована с помощью специального бандажа. Как выходили из этих ситуаций и адаптировали костюмы под участников?

Ольга Слонь: Прошлый сезон был не менее травматичным: Ахтем Сеитаблаев танцевал после операции, когда ему категорически нельзя было вставать с постели, но он продолжал участвовать в проекте и не требовал каких-то особых условий, массажистов или специальной растяжки; Сережа Бабкин всегда ходил на репетиции с бандажом, только на паркете был без него. Но это все не имеет отношения к моим костюмам. Да, они все тренируются в наколенниках, которые позволяют выдержать адские физические нагрузки, но на сцену выходят без них. Иракли один раз вышел с бандажом, а сейчас у него надорванный «ахилл» и он продолжает танцевать с травмой. 

С. К. Можно ли считать появление Иракли на паркете с бандажом недочетом стилиста?

О. С. Это достаточно статичная конструкция, которая имеет пористую структуру в виде поролона и которая закреплена на корсетных основах. Спрятать ее чем-то очень сложно. 

С. К. Случалось ли, чтобы звезда категорически отказывалась от какого-то наряда? 

О. С. Глобально условия нам диктуют хореография, поддержки и режиссеры сценографии номера. Безусловно, участник выходит на паркет, и ему должно быть комфортно и безопасно. А потом уже на удобный каркас мы насаживаем некую историю красоты. Между стилистами и участниками всегда есть диалог, все понимают, что работают над одним общим делом.

Периодически, конечно, просят пришить или отшить какую-то рюшечку, потому что она мешает.

И тогда в ход идут мои аргументы. На этом все заканчивается: «Я просто хотел понять, как мне будет лучше…»

С. К. Как вам удалось скрепить наряд Леси Никитюк с розами?

О. С. Вначале примеряла костюм на себя, чтобы понять, как эта конструкция должна работать и каким будет финальный образ. Это был металлический каркас, на который крепились искусственные розы. После этих примерок мои ноги были так же исцарапаны, как и у Леси. 

Леся Никитюк

С. К. Почему тогда решили использовать такую сложную конструкцию?

О. С. Дело в том, что накануне выступления Леся упала и травмировала руку, поэтому они с партнером могли танцевать только венский вальс. Ну и хотелось это сделать в стилистике Леси, вот так и получился букет цветов.

С. К. Какой наряд в этом сезоне было труднее всего сделать?

О. С. У Леси Никитюк был костюм полностью собран вручную из бисера. Фокус во время выступления Яны Заец, когда Иракли был волшебником и наколдовал ей новый образ, тоже потребовал некоторых усилий, дабы это выглядело как — чик! — magic!

Если вы рассмотрите наряд Юлии Сахневич, из десятого эфира, где она была королевой вампиров, то там в одной кисточке навешано 4 разных оттенка золотого бисера.

В одном из номеров мы видели Michelle Andrade в платье из фатина фиолетового тона, пришлось заказывать его в Хмельницком. 

Мишель Андраде

С. К. А почему так?

О. С. Как-то случайно я познакомилась с ребятами оттуда, которые шьют прекрасные свадебные платья. Мы поговорили с ними и поняли, что это может вылиться в другую историю. Такая же история связана с нарядами для Кати Кухар. Ее платья отшиваются в специальном частном цеху, в котором абсолютно все делают в стилистике Кати и круто справляются со своей задачей. Нам же хочется сохранить ее образ примы-балерины: она все это любит и умеет носить.

Плюс надо учитывать, что у Кати размер XXXS, поэтому ей все надо шить индивидуально. (Смеется). А на этой фабрике есть такие производственные возможности. 

С. К. Monatik, Юрий Горбунов подбирают наряды для эфиров сами?

О. С. Дима сотрудничает со стилистом Андреем Аникеевым, который тоже на «1+1» работает. С Юрой все просто: берешь красивый костюм, надеваешь, добавляешь красивую обувь — и получается великолепный Юра Горбунов. Ведущие балкона - это отдельная история. Вот например, у Поляковой была идея переодеться десять раз. Ее стилист приехал с каким-то набором нарядов, потом пришла Оля и сказала: «Я знаю, что если тебя потрусить, тут еще есть много чего. Доставай». И мы быстро подобрали для Оли несколько интересных образов.

С. К. Подготовка к какому эфиру для вас, как для стилиста, была самой сложной?

О. С. Таких эфиров нет, но, допустим, десятый. Костюм Максима Ежова был полностью расписан руками. Этот скелет можно было сделать и принтом, но тогда нужно было давать еще задание дизайнеру. Руками сделать это было проще, и к счастью, в команде есть человек, который умеет делать подобное. Также руками дорабатывался костюм Паши Вишнякова во время эфира обмена партнерами, когда он танцевал с Яной Заец. Он вышел на примерке в плоском черном наряде, и это было не настолько эффектно. Поэтому мы решили добавить красную полосу, которая прорисовывалась красками и сверху руками забивалась нитками в разных пропорциях. То, что вы видите в эфире, делается буквально за несколько дней. Поскольку только в среду вечером все получают задание, работать начинают в четверг утром, а в субботу мы все встречаемся на генеральном прогоне с костюмами. 

Павел Вишняков

С. К. Все эти костюмы у вас сохраняются?

О. С. Костюмов, переживших несколько репетиций, 15 прогонов в субботу, два в воскресенье, эфир и химчистку, хватает еще буквально на пару раз. Они же не железобетонные. Если мальчик проезжает на коленях, то он протирает штаны сразу, дай бог, чтобы кожу не прожег. Если они 15 раз потренировались в одной рубашке, то эта рубашка тоже придет в негодность. После каждого сезона происходит ревизия: мы пересматриваем костюмы, что-то утилизируется, а что-то переделывается и используется несколько раз. 

С. К. Бывают форс-мажорные ситуации?

О. С. Конечно, помню в прошлом сезоне «Танцев со звездами» Дима Комаров разлил случайно два бокала вина на Алену Шоптенко, и она вся была в потеках. Мы понимали, если начнем сушить феном, не факт, что на ткани не останется следов. Поэтому схватили Алену, завели в уборную и просто облили ее костюм водой, чтобы все было равномерно, будто так задумано. 

Всегда что-то рвется, кто-то обливается. Не скажу, что каждый эфир ко мне приходят и говорят, что у них порвались штаны или они облились кофе, но такое бывает.

Например, когда был эфир с детьми... Понятное дело, тот ел шоколадку, тот сжег 16 гирлянд, потому что мама его фотографировала. Ты не можешь быть от этого всего застрахован. Один облил кого-то, а другой решил, что он аккуратно поест винегрет, а аккуратно не получилось. 

С. К. Как вам удается генерировать столько новых идей? 

О. С. Я не сама, у меня есть Юра Жуков, который многое предлагает. К тому же мы любители одинаковых красот. Что угодно может натолкнуть на создание костюма. Например, один из нарядов Юли Сахневич был вдохновлен образом Наоми Кэмпбелл, Иракли в 11-м эфире танцевал фламенко в образе, вдохновленном Гальяно 2005 года. Вам нужно было приехать и посмотреть нашу площадку. У нас стоит профессиональное оборудование и мы что-то можем производить и дошивать на месте.

Так не бывает, что мы отдали кому-то наряд и нам пошили готовый, это кропотливая работа: мы обсуждаем эскизы, подбираем ткани, делаем примерки.

Например, несколько эфиров назад мне прислали утром в пятницу костюм кота Базилио для Сеничкина, но он был не таким, как я хотела. Я поняла, что девочки напутали. До девяти утра субботы они сделали абсолютно другой, новый костюм, и он реально выглядел круто.

Конечно, у меня есть костюмеры с навыками закройщиков, швей, и они всегда делают что-то новое, исправляют, дошивают, переделывают. Генеральный прогон – это всегда стресс. В день эфира я почти, как на марафоне, постоянно мотаюсь по этажам с костюмерной на площадку и обратно. 

Руслан Сенечкін

С. К. А звезды потом к вам обращаются как к стилисту?

О. С. Да, но я не работаю как стилист со звездами, и они это знают. 

С. К. Даже не даете советов?

О. С. Совет — это другое. Я могу и платье сделать и подарить его. Не проблема, но это ничего не значит. Это давняя позиция. Мне интересно работать с большими проектами и большими каналами. Спросите, что я буду делать 18 апреля, и я вам отвечу, потому что у меня график расписан более чем на полгода вперед.

Вот, например, Оля Полякова. Она крутая, у нее есть классные девочки, которые делают ей костюмы на шоу. Но это совершенно не моя история. Это не значит, что Полякова не прекрасна, она вообще фееричная. Ее концертным костюмам, мне кажется, и сама Бейонсе позавидует. Но я лично не смогу просто сидеть и нанизывать бисер на платье, более того, даже не умею это делать. Зато я умею командовать, организовывать людей и генерировать идеи, чтобы был меджик.