ЧТО НОСИТЬ ЛЕТОМ 2018: 10 ГЛАВНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В...

УКРАИНСКАЯ ПРИМА-БАЛЕРИНА НАЗВАЛА 4 ПРОДУКТА...

НОВОСТЬ ДНЯ: ХАРВИ ВАЙНШТЕЙН АРЕСТОВАН

АЛЛА КОСТРОМИЧЕВА, СОНЯ ЗАБУГА, ДАНИЛА...

FORBES НАЗВАЛ РЕЙТИНГ 100 САМЫХ ДОРОГИХ БРЕНДОВ...

Остаться в плюсе: почему общество против бодипозитива?

«Все тела хороши» — утверждают адепты такого популярного движения, как бодипозитив. Почему оно вызывает столько негатива в обществе, разбирается Ирина Гиль.

Сидя на пляже, мы ловим последние лучи солнца и говорим о вечном. «Третий год тренируюсь, а все равно нет талии…» — начинаю я. «Ой, у тебя хоть целлюлита нет», — перебивает подруга слева. «Девочки, я поправилась на три килограмма, ну кого я ТАКАЯ найду!» — подключается правый фланг. Одна из нас работает финансистом и легко умножает четырехзначные суммы в уме, вторая — талантливый фотограф с заказами на полгода вперед, третья — я. Но мы не говорим о своих успехах и не наслаждаемся закатом. Нас этому не научили, в отличие от постоянного поиска «недостатков» своего тела.

Для моделей носить нулевой размер — это и есть карьера, в отличие от нас. Так что нужно прекратить наследовать их. Это нереалистично и нездорово.

Rihanna

Мы «следим за собой» из-за общественного давления, а не из любви и заботы о физическом и психологическом здоровье. Эти простые истины пропагандирует бодипозитив, но нам о нем не рассказывали.

Плюс-сайз модель и активистка движения бодипозитива Эшли Грэм

Бодипозитив — оправдание собственной лени. Желание пойти на поводу у слабостей. Способ привлечь к себе больше внимания. Жалкая попытка доказать свою ценность для других. Разрешение махнуть на себя рукой. Это самые популярные, но далеко не самые жесткие высказывания в адрес бодипозитива. Почему так? Попробуем разобраться.

У мировой истории есть две устойчивые переменные: гражданские волнения и стандарты красоты. Пока мужчины Японии хватались за катаны, японкам с детства калечили ступни ради маленьких ножек. Французы бунтовали против королей, в то время как поколения их соотечественниц умирали от удушья и переломов, вызванных корсетами. Единственным ресурсом женщины, в отличие от статуса или материального положения ее мужа, являлась внешность — она и определяла судьбу девочки. Крепкие спины и сильные руки выдавали работниц, в то время как тонкие пальцы и бледная кожа заявляли об успехе в социуме. Женщина вынуждена была использовать тело как инструмент «продвижения» себя. У нее не было выбора.

Каждая третья девочка-подросток интересуется вопросами: «Я толстая?» или «Я уродина?»

Это все объяснимо и понятно, но почему сегодня, когда нам доступны образование и карьера, когда мы голосуем и зарабатываем наравне с мужчинами, к нашему (именно к нашему, а не мужскому) телу столько требований? Да, женщины номинально равны в гражданских правах и социальных гарантиях, но календарь завис где-то в районе шестидесятых. Особенно для постсоветского пространства. Пока мы строили «светлое будущее», супердержава остро нуждалась в рабочих руках, поэтому с радостью поощряла женский труд за пределами кухни. Чтобы не отвлекать маму от десятичасовой смены на заводе или фабрике, на помощь приходили детские сады, ясли и продленки. Но давление «выглядеть хорошо» никуда не исчезло. В мужчине видели инженера, передовика, партийца, в женщине — по-прежнему внешность, с небольшой поправкой на профессиональные достижения. И самое страшное — все приняли правила старой игры.

Наши бабушки, а потом и мамы вернулись к способу продвижения через внешний вид. Общество одобрительно кивало и кормило их фильмами, где жалели незамужних девиц, а самой большой трагедией был уход благоверного к более юной и привлекательной сопернице. Карьерные амбиции для женщин описывали как верный путь к одиночеству.

Ashley Graham x swimsuitsforall Swimwear Collection

Стандарты менялись, никуда не исчезая. Животик и широкие бедра потихоньку становились моветоном, а молодость оставалась главной составляющей успеха среди мужчин. И пока коммунизм никак не строился, капитализм оценил возможную прибыль и решил поддержать женские «голодные игры» в погоне за внешностью. Точнее, за социальным одобрением.

Мировой денежный ресурс сосредоточен в основном в руках мужчин — логично, что рекламировать товары и услуги начали именно для них, выбирая способ с максимальным привлечением внимания. Это рождало «шедевры» с полуголыми девушками на билбордах о стройматериалах, о новом автомобиле с фразами вроде «Заводится сама» или о выгодном кредите на примере увеличения груди. Сначала все смеялись, а потом привыкли. Маркетологи до сих пор твердят: sex sells («секс продает») — и нанимают студенток для автошоу. Мы считаем себя слишком умными для глупой рекламы и закрываем на нее глаза. Но чем опасна такая беспечность?

Основательница движения Body Image австралийка Тэрин Брамфит попросила сотню людей (в основном женщин) самого разного возраста описать свое тело всего одним словом. Короткое видео, в котором маленькие девочки, подростки, молодые девушки, зрелые женщины и седовласые старушки говорят о своих телах, послужило толчком для создания документального фильма. Ответы были предсказуемыми. «Сильное, здоровое, быстрое» в детстве, «обычное, мое, странное» в отрочестве, «никакое, толстоватое, неуклюжее, уродливое, позор» в юности и зрелости, а затем обратно — «неплохое, еще работает, хорошо сохранилось» в преклонном возрасте. Мальчики и мужчины отзывались о своем теле в нейтральном или положительном ключе.

Бренд Dove, развивающий социальные инициативы, запустил кампанию Searching, которая показывает родителям, что именно спрашивают у интернета их дочери-подростки. Оказывается, каждая третья интересуется вопросами: «Я толстая?» или «Я уродина?». Каждая пятая пытается разузнать о возможности косметической хирургии для подростков. Девочки с раннего возраста окружены теми же декорациями, что и взрослые. Вместо того что-бы научить детей концентрироваться на своих желаниях, их учат быть «желанными». Они видят те же нелепые рекламные посылы и воспринимают их как руководство к действию.

Книга «Питаясь в лунном свете» Аниты А. Джонстон очень точно описывает этот период в жизни девочки: «Совсем как в древних обществах, с их ритуалами становления молодых девушек как женщин, современная культура тоже создала ритуал, который подтверждает перерождение девочки-подростка в женщину. Он называется «диета». В прошлом году интернет облетела история швейцарской журналистки Нади Бренейсен о закрытых группах в соцсетях, участницы которых — девочки-подростки — стремились не просто похудеть, но гордо носить диагноз «анорексия». Под видом 15-летней школьницы Надя обратилась к одному из «тренеров по похудению», которые модерируют эти чаты, якобы помогая участницам обрести тело мечты. Спустя несколько сообщений выяснилось, что «тренером» был взрослый мужчина, требующий ее фотографий нагишом, чтобы «оценить ситуацию», и настаивающий на «тренировке вживую».

Кому есть дело до неровностей на моих бедрах? У меня человеческие ноги — из жира, мышц и кожи. 

Кристен Белл

Семь лет назад и я страдала от «расстройства пищевого поведения» — участвовала в популярных социальных группах «40 кг», «0% жирности», «Хочешь есть — попей водички», с упоением зачитывалась рецептами смешивания аптечных препаратов, усмиряющих чувство голода, которыми делились 14-летние девочки. И конечно, тестировала на себе. К счастью, здравый смысл сумел выдернуть меня из этих сообществ и потащить в спортзал.

Спустя несколько лет на смену «кокаиновой худобе» пришли «фитоняшки», агитирующие уже за более здоровый, казалось бы, подход — сбалансированное питание и регулярные физические нагрузки. В моду вошли подтянутость и рельеф. Все кинулись в спортзалы и на стадионы. Тем не менее основа тренда осталась неизменной: «Тело — это то, что на виду, тебя будут судить по нему, от него зависит твой успех».

Никто не спорит, что важно заботиться о своем здоровье, но какое отношение к этому имеют стандартизированные размеры и внешний вид? Ведь худоба еще не сигнализирует о здоровом образе жизни, так же как складка на животе — о необратимом ущербе пищеварительному тракту. Волосы на теле будут продолжать расти, если природа за тысячи лет не решила иначе. У половины планеты раз в месяц все равно наступает менструация, которую до сих пор шепотом называют «эти дни». У нее ничего общего с голубой жидкостью из рекламных роликов, и протекания ничем не постыднее носового кровотечения.

Даже я, просыпаясь утром, не выгляжу как Синди Кроуфорд. 

Синди Кроуфорд

Первыми об этом заговорили женщины. Активистки обращались прежде всего к брендам одежды, приводя в пример факты социальных исследований. 91% женщин недовольны своим телом, а значит, они менее склонны к покупкам обновок в магазинах, набитых астеническими манекенами. Параллельно общественность призывали к осуждению брендов, которые в своих рекламных кампаниях ретушировали и без того хрупких моделей. Появилось понятие «девушки plus size» (скорее, «normal size»), с которыми покупательницы могли на самом деле ассоциировать себя без чувства стыда. Даже Nike расширил свою размерную сетку спортивного белья и одежды, приняв тот факт, что фитнесом занимаются не только с объемами 90—60—90. Так появился бодипозитив.

Приверженцы движения понимали, что самым убедительным для бизнеса будет голос продаж и прибыли. Бодипозитивный подход к потенциальным покупателям приносит больше доходов, чем культивирование стыда за несоответствие единому стандарту. Условный пряник побеждает устаревший кнут. Но бодипозитив — вовсе не о теле. Он об осознании ценности себя не через цифры на весах. Если профессиональной спортсменке необходимо «держать себя в форме», это напрямую отражается на ее карьере. Также и для профессиональной модели, и для модного тренера из инстаграма. От их внешнего вида зависит их заработок.

В то же время большинству из нас в те же 24 часа нужно втиснуть карьеру, работу по дому, уход за детьми и социальную жизнь. Требование «выглядеть» перетягивает приоритет на себя и обесценивает успех в любой другой сфере жизни.

Как? Это может быть бурным обсуждением новой прически или неудачной пластической операции женщины в политике вместо анализа ее работы. Или не менее бурное осуждение молодой «запустившей себя» мамы, которая гуляет со здоровым крепким малышом. Едкие комментарии в адрес «серых мышек», сконцентрированных на достижениях в «нетипичном для женщины» программировании или научных исследованиях. И плевать, что все эти собирательные персонажи могут быть абсолютно счастливы. Они не соответствуют стандарту тела, придуманному для увеличения продаж стройматериалов или нового автомобиля.

Когда я только начинала, мой менеджер повторял: «тебе нужно похудеть», «твоя попа слишком большая!». Женщины должны ценить себя и не подгонять под то, что другие считают идеалом. Идеала не существует! 

Дженнифер Лопес

Бодипозитив говорит: «У тебя есть тело, но твое тело — это не вся ты». Значимость женщин в этом мире не может определяться исключительно размером груди, узкой талией или отсутствием морщин. Жизненные планы и цели девочек не должны ограничиваться обретением «социально поощряемой» внешности. Активный способ жизни или занятия спортом необходимы из любви к своему телу, а не из-за ненависти или страха не соответствовать чьим-то ожиданиям.

All bodies are good bodies («Все тела хороши») — считают активисты бодипозитива. Их позиция проста: общество не должно диктовать условия единого стандарта внешности для мужчин и женщин. Тело само по себе не может стать причиной для уважения или, наоборот, издевательств. И если вы все еще не решили, как относитесь к бодипозитиву, просто ответьте себе на вопрос: каким пунктом в списке того, что вы любите, идете вы сама?

Шесть способов наслаждаться жизнью

О чем мы пожалеем в конце жизни?

Маша Ефросинина рассказала, как выходить из конфликтов с мужчиной

Загрузка...