ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ ЭСТЕТИКУ И СВОБОДУ

ВПЕРШЕ В ІСТОРІЇ: ПЕРЕМОЖЦЯМИ «ТАНЦІВ З...

5 КОРИСНИХ ДОДАТКІВ НА СМАРТФОН ДЛЯ МЕДИТАЦІЇ...

ПЕРЕХИТРИЛИ ВІК: 10 ЗІРОК, ЯКІ НЕ ЗБИРАЮТЬСЯ...

15 НЕОЖИДАННЫХ ФАКТОВ О СЕРИАЛЕ «СПЛЕТНИЦА»...

Почему мужчины не любят, когда женщина зарабатывает больше?

Многие мужчины болезненно реагируют на жен и подруг, которые зарабатывают больше, чем они. Оказавшись в похожей ситуации, Павлина Стопудив решила выяснить, может ли растущий доход женщины стать угрозой ее отношениям

Недавно было опубликовано новое исследование о любви. Если вкратце — во время поиска партнера мы, сознательно или нет, обращаем внимание на целый ряд факторов: внешность, образование, профессию, семейные ценности, материальный и социальный статус. Все это в какой-то степени может предсказать успешность брака. Но есть волшебная цифра, которая может предсказать его с необычайной точностью: это кредитный рейтинг. Он определяет кредитоспособность человека — то есть можно ли давать ему или ей кредит, и если да, то под какой процент. The Washington Post писала, что данные о стабильности пар с высоким кредитным рейтингом предоставил сам Федеральный резерв (Центральный банк) США.

Статью мне сбросил серб Дарко и посоветовал написать на сайте знакомств: «Привлекательная девушка из Украины, рейтинг ААА, ищет мужчину с хорошей кредитной историей для выплаты долгов и, возможно, большего». Его поддержали трое наших друзей, и я согласилась в обмен на обещание ответить на мои вопросы об отношениях, женщинах и деньгах. Объявление провисело пару месяцев, ответы я получала только от малолетних раздолбаев и этнических джентльменов с плохим английским. Все приемлемые мужчины, увидев в тексте намек на деньги, уходили искать любовь в другие места. Бесспорно, вопрос денег и паритета в семье или в паре очень важен. И не всегда легко понять, как правильно поступать женщинам, которые потенциально могут зарабатывать больше: уступить мужчине лидерство, чтобы не подрывать его авторитет в патриархальном обществе, или использовать свой потенциал на благо семьи и экономики в целом? Невзирая на мой очевидный феминизм, я задаю оба вопроса как равноценные.

Недавно в Киеве я увиделась со старым другом. Когда-то мы долго встречались, жили вместе, потом я уехала в Лондон, и наша общая жизнь распалась на две. Теперь мы пили коньяк и рассуждали, что было бы, если… «Даже хорошо, что ты меня бросила, — подытожил друг. — Я хоть мужиком стал». Слышать это было неприятно, но спорить с ним тоже сложно. Друг, приехавший с фронта в офицерском звании, ничем не напоминал разгильдяя пятнадцатилетней давности. Этот, новый, невзирая на посттравматический стресс, не забыл заплатить за коньяк. А тому не хотелось ехать в Лондон, искать там работу, да и в Киеве он не спешил ее искать. Мне же хотелось человеческой карьеры, нормальной квартиры и финансовой стабильности. Не скрою, хотелось также, чтобы мужчина рядом пристойно зарабатывал.

Я его пилила, в конце концов, сама нашла ему место обозревателя международных новостей и сама эти новости для него переписывала из The Financial Times (потом эти навыки здорово пригодились мне в карьере). Друг работал то преподавателем древнегреческого, то расклейщиком агитлистовок. Я работала в модном журнале, затем на телевидении и на иностранном радио. У нас было много общего, кроме отношения к доходу и деньгам, а точнее — кроме ожиданий от жизни. Другу было весело в общежитии, а мне хотелось удобств. Я уехала в Лондон, где вышла замуж и купила дом, а друг нашел работу по душе, женился и за считанные дни перед уходом на войну купил квартиру. Ко всем нужным выводам он пришел самостоятельно, но уже без меня.

После развода я продала дом и купила квартиру. У меня новая карьера в пиаре и никакой личной жизни (кроме той, которую я описываю на этих страницах). Нацеленность на карьеру принесла результаты: даже в Лондоне я живу неплохо. Конечно, не так, как инвестиционные банкиры, и большая часть моей зарплаты уходит на выплату ипотеки, но я не жалуюсь. И вдруг медаль повернулась неожиданной стороной: большинство свободных мужчин, которые мне встречаются, зарабатывают меньше, иногда — намного. Какая разница, скажут многие, ведь главное — любовь. Но разница большая. И мужчины, и женщины, и даже такие феминистки, как я, это знают. Кто добытчик, у того и контроль, если контроль не у мужчины — он подкаблучник и тряпка, если женщине приходится любить тряпку — дела плохи, даже если эта женщина вполне способна буквально остановить коня на скаку. Ситуация усугубляется тем, что количество таких пар неумолимо растет. В Британии, по данным Press Association, женщины в возрасте 22—30 лет зарабатывают уже на 1100 фунтов в год больше мужчин. Статистика выравнивается в пользу мужчин после 30-ти, когда женщины начинают рожать, а мужчины — продвигаться в корпоративные лидеры на уровне советов директоров. Хотя недавнее исследование страховой компании LV показало, что в четверти молодых пар женщина зарабатывает больше.

Иногда женщин, посвятивших себя карьере с высоким уровнем стресса и солидным заработком, привлекают мужчины более творческих, но низкооплачиваемых профессий. Помните, в предыдущей статье я писала, что мою подругу, юную юристку, тянет на нейрохирургов, а меня, пиарщицу, — на физиков? Но мной и юристкой дело не ограничивается: есть более известные примеры. Чтобы далеко не ходить, назовем Барака и Мишель Обаму. Как юристка Мишель зарабатывала в разы больше, чем ее муж — юный сенатор и многообещающий политик. Больше бывшего премьера Тони Блэра зарабатывала и его жена Шери, тоже юристка. Украинские политики также любят рассказывать налоговой службе и общественности, что жена, мол, занимается бизнесом, и это она заработала на все лексусы и виллы. Но подозреваю, природа такого торжества феминизма несколько другая.

Доминирование мужчины в материальной сфере принято оправдывать историей и даже биологией — в том числе рассуждениями о самцах наших пещерных предков, которые якобы добивались любви швырянием куска мамонта избраннице, изголодавшейся по протеину. Но этот аргумент уже не работает: британские ученые недавно обнаружили (вполне серьезно), что оружие изобрели женщины — как преимущество перед физически более сильными самцами, которые, как оказалось, не спешили мясом делиться.

В английском языке есть слово breadwinner, то есть добытчик. Женщины-добытчицы и привлекли внимание исследователей — точнее, исследовательниц. Лиза Мунди, автор книги «Богатый пол: как новое большинство женщин-добытчиц меняют секс, любовь и семью», утверждает: мужчинам трудно смириться с тем, что женщина зарабатывает больше, но гораздо труднее это пережить женщинам. «Некоторые считают, что это лишает их возможности бросить нелюбимую работу или перейти на полставки, потому что нужно кормить семью. То есть они ощущают именно то, что всегда ощущали мужчины».

Сьюзен Дойл-Моррис, автор книги с еще более длинным названием «Женщины-добытчицы: как они заставляют отношения работать и почему за ними — будущее трудовых ресурсов», считает, что проблема таких пар кроется в недостатке взаимности. В интервью The Daily Telegraph она сказала: «Из моего опыта, самые счастливые пары, где добытчик женщина — те, в которых оба партнера вносят свой вклад. Он необязательно должен быть финансовым, но один партнер обеспечивает эмоциональную поддержку или занимается домом, а другой это ценит. Не много найдется женщин, которые счастливы в браке с нахлебником». Другие эксперты также называют эмоциональную поддержку и ведение домашних дел одним из партнеров важным фактором профессионального успеха другого.

В природе существуют power couples, где оба партнера успешны и влиятельны, но чаще роли разделяются. Все мы слышали фразу: «За каждым великим мужчиной стоит великая женщина» и знакомы с парами, где мужчина охотится на мамонта, а женщина обеспечивает тылы. Оказывается, пол здесь ни при чем — все дело в распределении ролей. У половины из 14-ти генеральных директоров-женщин, вошедших в топ-500 американских компаний, мужья занимаются домашним хозяйством.

Гендерное распределение ролей все еще сильно в нашем сознании, но постепенно мы привыкаем к тому, что роли могут легко меняться. Статистика в США показала, что развод уже не является более вероятным в парах, где женщина образованнее мужчины или оба имеют одинаковое образование. Недавно в СМИ широко цитировался опрос журнала Time, согласно которому мужья с меньшим заработком были более счастливы в браке и довольны своей сексуальной жизнью. Причиной исследователи называли снижение уровня стресса: когда на мужчину ложится меньше забот, от него и в постели больше толку. Хотя сложно представить, как какой-нибудь муж кричит с порога «Дорогая, прыгай в постель — мне урезали зарплату!» Экономисты уже находят положительные стороны для рынка потребительских товаров: с увеличением количества мужчин, которые больше времени проводят дома, растут продажи навороченных кухонных гаджетов — от грилей до кофемашин.

Правда, определенная категория населения все же страдает от изменений в гендерных ролях: по наблюдениям американских ученых, это мужчины рабочего класса. В то время как средний класс относительно быстро научился менять памперсы и брать мужской декретный отпуск, рабочим оказалось не под силу изменить образ мышления и взять на себя часть домашних забот. В результате семьи страдают финансово. Знакомая ситуация: многие украинки по-прежнему уезжают на заработки в другие страны, в то время как их безработные мужья в депрессии сидят с пивом на диване.

Среди моих знакомых и друзей набралось приблизительно одинаковое количество пар нескольких типов:

› в которых женщины зарабатывают больше или полностью содержат семью;

› в которых основным занятием женщины является дом;

› в которых оба партнера работают, причем мужчина зарабатывает заметно больше;

› а также одиноких женщин с успешной карьерой и хорошей зарплатой.

Друзья-банкиры принадлежат к третьей категории из этих пар. По мнению индуса Ашока (он банкир, жена — врач), мужчины теряют самоуважение, если не могут быть традиционными добытчиками. «Они теряют статус и в глазах коллег, и в кругу семьи, и среди друзей. Женщины часто преувеличивают как неудачи, так и успехи своих партнеров. Мужчинам трудно быть в отношениях, где женщина зарабатывает больше. Наверное, даже труднее, чем сидеть дома и быть на содержании. Когда меня сократили, в нашей семье главным и единственным добытчиком оказалась жена. Веселого было мало».

Джейсон, финансист, также имеет прибыльный бизнес — детский сад. С его женой я не знакома. «Я бы с радостью встречался с женщиной, которая больше зарабатывает, лишь бы она не использовала этот факт против меня. Мне всегда нравилось зарабатывать на семью и быть главным добытчиком, но главное, чтобы оба партнера прилагали усилия, что бы это ни было — уход за домом, за детьми, организация досуга или зарабатывание денег».

Ангус и его жена — финансисты. «Я бы не хотел жить с женщиной, которая является основным добытчиком. Тем не менее моя жена зарабатывала больше, пока не родились дети, и меня это не беспокоило, потому что я знал — скипетр главного добытчика рано или поздно перейдет ко мне. Думаю, очень важно, что мы познакомились бедными студентами и наши отношения развивались естественно. Сейчас я горд обеспечивать семью, пока жена смотрит за детьми: все вносят свой вклад. Хотя, надо заметить, когда наши пацаны хулиганят — они мои сыновья, а когда ведут себя хорошо и добиваются успехов — ее детки».

Ну а как насчет моего объявления о поиске мужчины с хорошим кредитным рейтингом? Я его изменила, написав что-то о своих красивых голубых глазах. И вскоре мне ответил симпатичный молодой человек, да еще из моего района. «Чем ты занимаешься?» — после обмена мнениями о погоде спросила я. «Я безработный. Моя фирма обанкротилась», — он не стал врать. «А может, это и неплохой вариант…» — почему-то подумалось мне.

Для тех, кто любит эстетику и свободу

5 ИДЕЙ, КАК ВОССОЗДАТЬ ИНТЕРЬЕР ИЗ ЛЮБИМОГО ФИЛЬМА

Что делать, если мужчина зарабатывает меньше вас?

Как высушить тело: вкусные и полезные продукты для сушки

15 цитат Уинстона Черчилля об успехе, жизни и воспитании детей

7 зірок, які змотивують вас записатися до спортзалу