Почему мама не всегда права или что происходит, когда мы проецируем на детей собственные комплексы?

Виктория Фиалко попробовала разобраться, всегда ли родители знают «как лучше»

Когда речь заходит о воспитании детей, многие родители попадают в ловушку: им кажется, что они делают все самое лучшее, хотя на самом деле только желают как лучше. «Желать лучшего» и «делать лучшее» не одно и то же, хотя бы потому, что мы не всегда знаем, как лучше для ребенка. Каждый человек, маленький или взрослый, – это уникальный набор характеристик, и у него формируется личное, неповторимое восприятие происходящего.

Мы все — продукты генов и воспитания, и у каждого своя история. Многие родители, вспоминая собственное счастливое детство, продолжают «генеральную линию» праотцев и воспитывают уже своих детей в тех же традициях. Другие идут от обратного («Не хочу, чтобы мой ребенок страдал, как я в детстве») и пытаются компенсировать все свои неполучения и разочарования на своем чаде. Такое поведение называется проекцией.

Проекция — это невротический механизм, посредством которого человек накладывает на других, как на экран, собственные представления, тревоги и потребности, не свойственные этим людям. Что же происходит, когда родители проецируют на детей собственные модели воспитания? Здесь подойдет простая метафора. Если представить, что ребенок — квадрат, то, проецируя на него свои модели воспитания, родители помещают его в треугольный шкаф. Безусловно, проекции не всегда работают сознательно, и родителям зачастую кажется, что они руководствуются чистыми побуждениями. Именно поэтому родительство требует особой честности и осознанности, которые могут помочь идентифицировать собственные проекции в восприятии поведения или характеристик ребенка.

Один из самых распространенных видов проекции в детско-родительских отношениях — то, что в юнгианской теории принято называть «тенью». «Тень» — это наша «темная» сторона личности, те черты, которые мы не принимаем в себе. Именно они больше всего раздражают нас в других. Представим ситуацию: вы злитесь, потому что ребенок слишком рассеян, слишком неряшлив, слишком жаден. Во всяком случае, вам так кажется. Попробуйте — только честно! — примерить эти качества на себя: «Я — неряха», «Я — человек рассеянный». Понаблюдайте, как это отзывается внутри. Зачастую, чем сильнее раздражение, тем сильнее «тень», сильнее нежелание замечать это качество в себе. Но если принять собственное несовершенство и начать решать проблемы с себя, то со временем проекция исчезнет, и можно будет увидеть более ясную картину ребенка. Но это, конечно же, не гарантирует ее привлекательность.

Самые популярные сюжеты о проекциях — истории, когда несложившаяся балерина-мать страстно хочет воспитать успешную балерину-дочь или отец-бизнесмен жаждет, чтобы его сын непременно стал преемником империи. Безусловно, есть случаи, когда желания родителей и детей совпадают. Но что, если нет? Дети, неспособные противиться родительской воле, идут по указанному пути, сублимируя собственные желания и амбиции. И тогда очевидным становится другой вопрос: счастлив ли ребенок, которого лишили альтернатив и права голоса?

Израильский психолог Орения Яффе-Янаи написала книгу «Генетический код личности», в которой исследует, как истории жизни родителей влияют на профессиональные судьбы детей. В книге собрано много личных историй, и все ведут к одному: нереализованный потенциал может разрушить человека, и не только его одного. Страдание от нереализованности глубоко врезается в семейные «психические» гены и сказывается порой на многих поколениях. Разница в возрасте и «жизненный опыт» не делают из родителя универсального эксперта в области «как лучше для ребенка». Даже если детство самого родителя было счастливым и безоблачным, нет никаких гарантий, что этот же рецепт счастья подойдет следующему поколению. К детям важно прислушиваться и доверять их внутреннему компасу; это, как мне верится, дает гораздо больше шансов на успех в вопросах воспитания, чем проекция собственного сценария (или антисценария).

В каждой семье есть свои «мифы» — представления о том, что такое семья и кто какие роли в ней выполняет. Поскольку такие представления довольно устойчивы, этот вид проекции сложнее всего вычислить. Семейные мифы родителей обычно довольно сильно различаются между собой, а потому их проецирование может вызвать у ребенка смятение и непонимание. Вопрос личной свободы, например, всегда очень спорный. Если мать проецирует на сына парадигму «домоседа», а отец — «летучего Голландца», то у ребенка, скорее всего, сформируется внутренний конфликт, обусловленный необходимостью выбирать сторону.

Если отмотать время назад, в прошлое, можно почти наверняка отследить, как сформировалось то или иное мировоззрение. Но в повседневной жизни мы редко занимаемся глубинным самоанализом, так что проверить убеждение на актуальность и пригодность для себя получается нечасто. Поэтому проекции в форме мифов автоматически передаются детям, и они вслед за родителями непроизвольно примеряют эти мифы на себя и живут с ними в союзе.

Я верю в силу сознательности, считаю ее полезным для человека качеством в долгосрочной перспективе. Поэтому мне не импонирует мысль, что ребенок может бессознательно унаследовать поведение родителя, которое тот тоже бессознательно перенял у своей матери или отца. Каков же рецепт? Если мы хотим, чтобы наши дети жили свою жизнь по собственному сценарию, то, как и в остальных случаях, стоит внимательно прислушиваться к себе. Нужно анализировать происхождение тех или иных своих проявлений, которые мы волей-неволей проецируем на детей. Это, бесспорно, будет крайне благотворно для ребенка.


Реклама

Популярні матеріали

Шукайте свіжий випуск ELLE Decoration


10 трендових манікюрів для коротких нігтів на весну 2024 року...


Стилістка Марина Мартинів запустила платформу FÉMATCH для пошуку...


Читайте також
Популярні матеріали