СВЕРШИЛОСЬ: 57-ЛЕТНИЙ ХЬЮ ГРАНТ ВПЕРВЫЕ...

ЗА ЧТО КЭТИ ПЕРРИ РАСКРИТИКОВАЛА СВАДЕБНОЕ...

КЕЙТ ХАДСОН ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛА ИДЕАЛЬНУЮ...

ДЖОРДЖ КЛУНІ ТАНЦЮВАВ НА КОРОЛІВСЬКОМУ ВЕСІЛЛІ...

РОЗИ ХАНТИНГТОН-УАЙТЛИ ЗАПУСКАЕТ ЛИНИЮ...

Любовный треугольник

Треугольник – фигура геометрическая, следовательно – точная. Любовный треугольник, при всем своем приключении, абсурде и романтике, вещь также довольно точная – кто-то всегда остается вне его углов.

Не знаю, как мы влюбились. Я помню, что сидел на работе за монитором, когда она вошла в кабинет. Даша. Она, эта дылда ростом под метр восемьдесят, вошла в кабинет и небрежно бросила: «Привет». На ней была какая-та невзрачная верхняя одежда, обычные джинсы и кроссовки Reebok сорок второго размера. Голубые глаза, широкий таз. Ее лицо было загнанным. Уже тогда оно напоминало мне рожицу кролика. Даша ходила как ездит бульдозер – ни быстро, ни медленно, но всегда заметно.

Я – копирайтер в кинотеатре и не очень люблю свою работу. Каждый день я пишу рецензии к скучным блокбастерам, готовлю пресс-релизы, в перерывах рассматриваю за окном собак. Даша – графический дизайнер. Теперь нам придется работать вместе. Мы делаем корпоративный журнал. Я – текст, она – иллюстрация.

Наверное, так все и завязалось. Осторожная переписка через пару недель стала пестрить открытыми разговорами, матами и шутками. Мы стали вместе ходить на перекуры, за обедом мы вместе смеялись над глупыми шутками коллег, не говоря при этом ни слова. Смотрели друг другу в глаза и все понимали. Блажь. Позже я затащил ее на какой-то фильм. Потом мы играли в пинг-понг. Даша неплохо играла, надо сказать. Вдвоем мы обыграли какую-то пару. Те оплатили наш счет. Мы пили из бутылки вино, украденное на корпоративе. Смеялись и слушали друг друга. Ничего особенного, никаких сексуальных ожиданий. У нее был парень, у меня девушка – жребий уже брошен, фигуры на доске расставлены.

Однажды, шатаясь по городу, поймал себя на мысли, что я думаю о Даше. Думаю больше, чем положено равнодушному ко всему человеку. Я купил одиннадцать красно-желтых тюльпанов, цвета выездной формы «Барселоны», поймал такси, указал адрес работы и контакты Даши, оставил таксисту на чай. Таксиста попросил никак меня не описывать.

Цветы от неизвестного – то, что нужно.

Через час Даша спросила у меня, что значит подпись «Blaugranas», прикрепленная к цветам.

– Это прозвище моей любимой футбольной команды. Как ты узнала, что это я?

– Я не знала, наугад.

После этих цветов мы стали общаться с удвоенной прытью. Говорить не о Лукашенко, Путине, Каддафи, музыке и шутках из Интернета, а о своей жизни. Даша сбрасывала мне фотографии, где она целовала грудь другой женщины, а я рассказывал ей, как ходил в одних трусах зимними вечерами с бутылкой коньяка в руке. Словом, знакомились ближе.

Постепенно Даша стала единственной женщиной, о которой я начал думать всерьез. Мешало мне только одно: ее отношения с Димой. Впрочем, скоро на арену вышел и сам Дима. Дима был небольшого роста, сложен в плечах. На вид ему было не больше 19, фактически – 22. Мне он сразу не понравился. То ли потому, что он был с Дашей, то ли потому… Да, наверное, только поэтому. Не такой же я законченный мизантроп. Однажды он позвонил мне и сказал, чтобы я оставил его девушку в покое. Я слишком часто ей пишу, прицепился, дескать, как банный лист и мешаю их отношениям. Еще назвал меня крысой. Я предложил ему встретиться на следующий день.

Надо ли говорить, что я и не думал прекращать общение с Дашей. Мне нравилась эта игра, но с другой стороны – меня это и раздражало. Даша все больше мне открывалась, и я уже чувствовал ее своей. Но я хотел большего. Спать с ней. Да что там спать, хотя бы целовать. Даша хотела уехать со мной за границу.

– Что ж, – говорил я ей, – уедем, только реши этот вопрос.

Потом я понимал, что так давлю и перекладываю решение на нее. Но что я сам мог поделать? Вариантов было три: оставить все как есть, забрать ее в свою квартиру, тем самым покончив со всем этим, или бросить ее. Но, как это ни смешно, ни один из данных вариантов меня не устраивал.

Однажды он приехал ко мне на работу. Позвонил, сказав, что нам нужно поговорить. Я не дурак и по его внешнему виду понял, что будет драка. Он приехал в шортах, в спортивных кедах – боец! Я был в рубашке, туфлях – клерк!

– Куда мы идем, драться? – спросил я.

– Нет, поговорим.

– А, ну ладно. Что ты хочешь?

– Расскажи мне, почему ты портишь наши отношения?

– Ау, парень, портите отношения только вы двое, и больше никто не может их испортить. Понял?

Он, видимо, не очень хорошо понял, потому что врезал мне по лицу. Исподтишка, сволочь. За удар исподтишка нередко получаешь нокаут, как говорится. Такая несправедливость меня только подхлестнула. Я извернулся и врезал ему в ответ. Мы сцепились. Два идиота в драке на парковочной площадке под радостные взоры толпы.

У меня было преимущество: рост, длинные руки и ноги. Бил я его в основном коленями. Разбил ему лицо. Победить он бы меня не смог. Но однажды врезал мне так, что я упал. Разодрал штаны и один туфель. «Вот черт», – подумал я. Но надо было вставать, он уже бежал на меня. Я выставил ногу, и это остудило его прыть. Он согнулся, затем снова накинулся. Он кидался на меня в отчаянии. Затем нас кто-то разнял. Какой-то мужик. Хотел что-то посоветовать.

– Он уводит у меня бабу, – кричал Дима.

– Ты идиот, – отвечал ему я, закуривая сигарету.

Затем он снова меня просил. Ну как «просил» – кричал как горный козел, обзывал, а затем заплакал. Так странно, а перед этим угрожал убить меня в случае чего. Я его еще по плечу похлопал и сказал, что все будет хорошо: «Молодец, что приехал, до этого я считал тебя трусом».

Затем все это продолжалось. Мы с Дашей, несмотря ни на что, общались. Возможно, еще теплее. С Димой наши отношения также улучшались: драться мы стали чаще. И все время с одним исходом: бить я его не хотел, а он не мог. Клинч, клинч. Затем нас кто-то разнимал. Было и так, что он спрашивал, как у меня дела. Абсолютно искренне. Черт знает что, товарищи. В остальное время он падал в обмороки. Нервы не выдерживали. Даша так говорила.

– Даша, похоже, у меня появилась девушка, сегодня иду с ней в кино.

– Ты меня зацепил. Мне больно.

– Тебе больно? Один постоянно падает в обмороки, другой совсем не понимает, что ему делать.

Конечно, никакой девушки у меня не было. Просто я понял, что мужчина должен принимать решения. А еще понял, что больше никогда не буду влезать в любовные треугольники. С Дашей мы теперь разговариваем только по работе. Я ведь по-прежнему текст, а она – иллюстрация.

О чем не стоит говорить с мужчиной

10 правил секса от Саманты Джонс

7 преимуществ секса в длительных отношениях

Загрузка...