Себастьян Клоборг — о трех правилах успеха, датском королевском балете и сольном танце в проекте «Украинский конструктивизм»

Эксклюзивное интервью для ELLE.UA  

В ноябре-декабре 2021 года украинско-датская команда представила мультимедийный проект «Украинский конструктивизм». Грандиозное цифровое действо создано на пересечении современного визуального искусства, балета, электро-фолка и исторической драмы. Его авторами стали украинские поп-звезды ONUKA и Тhe Maneken, датский художник и архитектор Сергей Святченко и хореограф Себастьян Клоборг, который исполнил все балетные партии.

Уже в девятнадцатилетнем возрасте выпускник балетной школы Себастьян Клоборг дебютировал в постановке «Ромео и Джульетта» на сцене датского Королевского балета. В 2009 году он получил звание его ведущего исполнителя, а с 2011 года, в дополнение к карьере профессионального танцора, — почетный статус «приглашенного хореографа». В 2018 году Клоборг был посвящен королевой Дании в рыцари Ордена Даннеброга. В хореографии Себастьян стремится вернуть сторителлинг в мир танца. Именно такой стиль определил эстетику проекта «Украинский конструктивизм». Его целью было проинтерпретировать взаимоотношения разных социальных групп в украинском обществе 1920-х годов. О датском Королевском балете, правилах успеха и сольном танце в проекте «Украинский конструктивизм» датский хореограф Себастьян Клоборг рассказал в эксклюзивном интервью для ELLE.UA. 

ELLE — первое украинское издание, которому вы даете интервью после премьеры мультимедийного цифрового действа «Украинский конструктивизм». Довольны ли вы результатом проекта?

Для меня нет ничего интереснее, чем создавать что-нибудь по-настоящему новое и увлекательное вместе с художниками из других областей искусства. Моей персональной задачей было воплотить в танце идею конструктивизма в архитектуре. Признаюсь, я остался доволен результатом, который был бы невозможен без работы оператора — Тома Маккензи. В проекте мы показали, как общечеловеческая мечта отразилась в конструктивистской архитектуре.

Участвовать в проекте вам предложил украино-датский художник Сергей Святченко, который и представил вас остальной части команды. Когда и как вы познакомились с Сергеем?

Я убежден, что Святченко — гений в области коллажа! Мы познакомились в 2015 году. Тогда я впервые предложил Сергею попробовать реализовать совместный проект. К сожалению, в тот момент поработать вместе не удалось, но уже в 2019-м мы вместе поставили сказку «Соловей» («The Nightingale») по мотивам Г. Х. Андерсена в Датском театре танца. Сергей стал сценографом и художником по костюмам в балете. Премьера состоялась 17 января 2020 года у в Music Hall Aarhus.

Бытует мнение, что снимать балет крайне сложно. Почему?

Съемка танца отличается от съемок художественного фильма. Здесь вся суть не в словах на фоне декораций, а в попытке зафиксировать сам язык тела и точно расставить акценты. При этом в большинстве сцен крайне важно запечатлеть тело полностью, чтобы зритель «услышал» то, о чем оно говорит. Ранее я уже работал с Томом Маккензи над четырьмя фильмами, поэтому, естественно, и на сей раз пригласил снять проект именно его.           

Какого было оказаться в проекте, где вам отведено станцевать сразу все партии? Как долго снимали проект?

Это всегда непросто исполнять хореографию, которую ты же и придумал. Не могу сказать, что люблю это делать. Ты не видишь себя со стороны, как если бы был просто хореографом и работал с артистами. Здесь мне пришлось полагаться на отзывы и поправки Тома. Мы сняли все в хронологической последовательности — за один день.

Все партии «Украинского конструктивизма» одинаково сложны технически и актерски?

Я не могу сказать, что партии сложны. Скорее было непросто показать специфику каждой сцены, не теряя общей идеи. Есть один эпизод, который нам пришлось снимать много раз, чтобы музыкально воспроизвести его в ритме одного из треков Onuka. Когда ты делаешь множество дублей, это невероятно изматывает психологически. Я помню, как с каждой пробой становилось все более невыносимым это противоречие — полностью выкладываться эмоционально, сохраняя трезвое и отстраненное восприятие себя со стороны.

Комфортно ли вам было работать с украинскими музыкантами Onuka и The Maneken?

Конечно! Я — их поклонник! Том и я были первыми, кто создавал материал для проекта. Увидев мой танец на видео, Onuka и The Maneken написали фантастическую музыку. Обычно все начинается с музыки, поэтому было так интересно наблюдать, как музыка создается из движения, а не наоборот.

А какую музыку слушаете вы?

Сейчас я много слушаю Eartheater.

А чьим творчеством еще интересуетесь?

Художников, которые привлекают мое внимание — множество. Например, мне близко то, что делает греческий режиссер экспериментального театра Димитрис Папаиоанну, шведская художница Карин Мамма Андерссон, мексиканский музыкант и композитор в жанре электронной музыки Murcof, шведский кинорежиссер Рой Андерссон…

В странах бывшего СССР у артистов балета нет своих персональных агентов. Как обстоят дела с этим у вас?

И у меня нет своего агента. Я предпочитаю во всех вопросах разбираться самостоятельно. Вероятно, вы будете удивлены, но в отличие от оперных певцов, театральных или киноактеров, музыкальных исполнителей, артисты балета редко имеют своих агентов, полагаясь на агентов труппы.

В 2012-м вы сменили свой уже устоявшийся имидж и почерк, поступив в танцевальную труппу Эрика Готье. Почему?

К тому времени я уже 9 лет провел в Датском Королевском балете и почувствовал, что пришло время испытать свои силы на другой сцене. Годы с Gauthier Dance сформировали меня как танцора и хореографа. Я очень рад, что сделал этот шаг.

Сергей Полунин когда-то сказал: «Я вообще не знал, что такое мир, пока не ушел из Лондонского Королевского театра». Вы до сих пор сотрудничаете с Датским Королевским театром. Он не ограничивает вас в творческих поисках?

Важно, чтобы человек в любой сфере сполна интересовался окружающим миром. Я думаю, опасность работы в большой компании состоит в том, что легче обвинить систему в своих неудачах, чем сохранять эту здоровую любознательность. Никто не мешает вам получать новые знания, работая на большие бренды. Вы повысите уровень профессионализма и культуры. С 2016 года я стал фрилансером, но мои отношения с моей материнской компанией остались неизменными. Мне очень повезло, что я до сих пор работаю с Датским Королевским театром теперь уже в режиме свободного ангажемента. 

В неоклассическом и современном балете вы преуспели не менее, чем в классическом, подтвердив статус универсального танцовщика. Что помогло вам достигнуть таких успехов?

Я считаю, что танцевать классический балет и использовать балет как технику — две совершенно разные вещи. На мою работу сильно повлияло мое образование, исторические балеты в моем портфолио и навык пантомимы. Чем больше разных стилей танцор испытает на собственном теле, тем более универсальным артистом он станет. Теперь я могу воплощать идеи из современного стиля, когда танцую традиционный балетный спектакль, и наоборот, тем самым открывая для себя новые горизонты.

И все-таки: 3 правила успеха, которыми вы могли бы поделиться с читателями ELLE?

Оставайтесь любознательными. Никогда не отказывайтесь от идеи, захватившей вас. Не требуйте уважения от других ранее, чем сами выкажите его.

Текст: Роксана Рублевская

На фото танцор и хореограф Себастьян Клоборг со своей партнершей Марией Кочетковой

Реклама

Популярные материалы

Все, що потрібно знати про суд Джонні Деппа та Ембер Герд


Поліція затримала жінку, яка ввімкнула сирену повітряної тривоги...


Княгиня Шарлін публічно прокоментувала чутки про розлучення із...


Читайте також
Популярні матеріали