УЗНАЙТЕ, КАКОЙ У ВАС ТИП КОЖИ

ЛЕОНІД МАРТИНЧИК: З ЧОГО СКЛАДАЄТЬСЯ ІДЕАЛЬНИЙ...

АНДРЕ ТАН СТАЛ ПРЕЗИДЕНТОМ UKRAINIAN FASHION...

ДЖАМАЛА ПОКАЗЫВАЕТ, КАК СОЧЕТАТЬ ТРИ ТРЕНДА В...

ЧТО НАДЕТЬ НА ВЕЧЕРИНКУ: 10 ЗВЕЗДНЫХ ИДЕЙ

«Нелепо быть настолько неосведомленной в вещах, которые захватили мир. Похоже, я не соответствую своему времени», — Мишель Уильямс

В эпоху информационного шума актриса Мишель Уильямс и креативный директор Louis Vuitton Николя Жескьер излучают спокойную уверенность — каждый на своем месте, они посвящают себя любимой работе, не злоупотребляют публичностью и строят карьеру исключительно на своих условиях

Фото: mariana maltoni

Рейтинг статьи / 0
5 5 1

Мишель Уильямс не пользуется инстаграмом. Не то чтобы она его не любила — в конце концов, ее лучшая подруга, актриса Бизи Филиппс, стала таким экспертом по части сториз, что набрала полтора миллиона подписчиков, написала книгу и теперь ведет вечернее ток-шоу. Просто Уильямс не очень сильна в соцсетях. «Я не понимаю, как ими пользоваться, чтобы найти что-то вдохновляющее или красивое», — пожимает плечами Мишель. Поэтому здесь она всецело полагается на подругу.

Осеннее утро в Нью-Йорке. Мы сидим вплотную друг к другу на угловой банкетке в полумраке служебного помещения отеля The Marlton в Гринвич-Виллидж. Уильямс пьет капучино. На ней простые черные брюки с высокой талией и полосатый джемпер с овальным вырезом. Короткая стрижка придает ей легкую схожесть с Марселем Марсо и Одри Хепберн. Мишель предложила встретиться здесь, потому что ей нравится история отеля: построенный в начале прошлого века, он был когда-то культовым местом городской богемы. Здесь останавливались поэтесса Эдна Сент-Винсент Миллей и писатель Джек Керуак. 

Мишель Уильямс Топ, Louis Vuitton; кольцо, собственность Мишель

«Я просто не очень интересуюсь технологиями, — продолжает актриса. — Я выросла на творчестве Ральфа Уолдо Эмерсона, Уолта Уитмена и Генри Дэвида Торо. Они очень много для меня значили». Мишель делает паузу, улыбается и морщит нос, понимая, что только что сравнила отсутствие аккаунта в твиттере с жизнью отшельника в стиле Генри Дэвида Торо. «Нелепо быть настолько неосведомленной в вещах, которые захватили мир, — вздыхает она. — Похоже, я не соответствую своему времени».

Это не так. Проведя с ней час в комнате с фисташковыми стенами, я готова была выкинуть все свои гаджеты в Гудзон. В мире, перенасыщенном информацией, Уильямс никуда не спешит. Возможно, это одна из последних актрис в Голливуде, сохранившая ауру таинственности.

Сейчас 38-летняя работающая мама тинейджера (Матильде, ее дочери от покойного Хита Леджера, 13 лет) впервые снимается в сериале «Фосс/Вердон» телеканала FX в роли бродвейской танцовщицы Гвен Вердон — жены выдающегося хореографа Боба Фосса, которого играет Сэм Рокуэлл. Сериал оказался тяжелой работой, требующей ежедневных многочасовых репетиций в Джульярдской школе искусств. После нашей встречи Уильямс собирается забрать «огромную сумку» из машины и идти в студию Midtown, где наденет трико и будет танцевать под ритмы мамбы, держа при этом локти строго под прямым углом. 

Мишель почувствовала страсть к перевоплощению в других людей лет в десять, когда однажды на Хэллоуин «оделась, как пожилая леди». Ее семья переехала с горных склонов Монтаны на тихоокеанское побережье Калифорнии, в Сан-Диего, и она привыкала к новой обстановке. Игры в переодевание помогли ей почувствовать себя сильной и адаптироваться к изменениям. После ролей в местных театральных постановках девушка убедила родителей отвезти ее в Лос-Анджелес на более серьезные прослушивания.

Она получила свою первую роль в тринадцать лет в одном из эпизодов «Спасателей Малибу» — ей нужно было бежать вдоль берега в цветном купальнике, чего она с тех пор не делает перед камерой.

К пятнадцати годам Мишель переехала в Лос-Анджелес, закончив школу заочно, а в семнадцать прошла кастинг в новый молодежный сериал «Бухта Доусона». Тогда она представить не могла, что сериал станет популярным во всем мире, сделав ее звездой, а постеры с ее изображением появятся в спальнях миллионов тинейджеров. Актеры, которые обретают славу в столь раннем возрасте, пытаются всеми силами удержать ее, однако у Мишель была другая реакция. Постоянный источник дохода дал ей свободу, но при этом она поняла, какие ограничения влечет за собой такая популярность.

Мишель Уильямс

Пиджак, водолазка, брюки и ремень, Louis Vuitton

Уильямс решила заниматься тем, что бросает ей вызов: в девятнадцать лет переехала в Нью-Йорк, чтобы сыграть главную роль в новаторском спектакле «Киллер Джо». С тех пор она никогда не стремилась жить в Лос-Анджелесе. «Там мои друзья, и на этом всё. Даже без его вечного солнца я могу обойтись». 

В течение последних двадцати лет актриса последовательна в выборе ролей, открывающих перед ней новые горизонты. В 2005 году сыграла жену скрытого гомосексуала в «Горбатой горе» в паре с Хитом Леджером, с которым начала встречаться во время съемок, и была номинирована на «Оскар» за эту роль. Затем были актерские работы у Чарли Кауфмана в фильме «Нью-Йорк, Нью-Йорк», у Келли Райхардт и у Мартина Скорсезе в «Острове проклятых», пронзительная роль в «Валентинке» с Райаном Гослингом и перевоплощение в Мэрилин Монро в «7 дней и ночей с Мэрилин». 

Но трепетнее всего Уильямс относится к роли Салли Боулз в новой версии мюзикла «Кабаре». У камина своего дома в Бруклине Мишель до сих пор хранит туфли, в которых выступала на протяжении года, по восемь спектаклей в неделю.

«Очень ценная для меня вещь. Если случится пожар и я успею взять только что-то одно, возьму эти стоптанные туфли».

Именно в театре она по-настоящему научилась концентрироваться в работе. «Там ты сразу понимаешь, справилась или нет. И можешь повторить это в следующем спектакле, немного поэкспериментировать. Начинаешь непрерывно оттачивать мастерство, чувствуешь отдачу от зрителя, и эта энергетическая связь между актером и зрителем доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие. Собственно, это мне и нравится в родительстве, да и всем людям важно это в отношениях друг с другом». 

Такой подход к работе роднит Мишель с Николя Жескьером, креативным директором Louis Vuitton. У нее давние отношения с модным Домом, и это идеальный союз — интеллектуальная загадочность творений Жескьера перекликается с ее личностью.

Мишель Уильямс и Николя ЖескьерНа Мишель: пиджак и водолазка, Louis Vuitton

Кажется, Уильямс понимает: чтобы выложиться перед камерой, необходимо сохранять дистанцию с окружающим миром. В прошлом году она вышла замуж за солиста группы Mount Eerie Фила Элверума, переехала в новый дом (в ее любимом Бруклине) и стала еще больше работать. Она даже появляется в блокбастерах: снялась в фантастическом экшене «Веном», основанном на комиксах Marvel, и впервые сыграла комедийную роль высокомерной редактрисы журнала в «Красотке на всю голову».

Во времена #MeToo Уильямс выступает как влиятельная представительница Голливуда, чьи действия могут служить примером для других. В 2017 после обвинений в сексуальных домогательствах в адрес Кевина Спейси были удалены сцены с его участием из фильма «Все деньги мира», после чего киностудия попросила Уильямс и ее партнера по фильму Марка Уолберга переснять некоторые сцены. Мишель взяла за работу тысячу долларов, полагая, что Уолберг получил такой же гонорар. Когда актриса узнала, что киностудия заплатила ему колоссальную сумму в полтора миллиона долларов за аналогичную работу, она открыто заявила о несоответствии.

«Я рада слышать от других женщин, что стала примером того, как попросить компенсацию и суметь применить эту модель в других сценариях. Это действительно одна из самых приятных вещей не только в моей карьере, но во всей жизни. И ситуация кардинально меняется. Если раньше я чувствовала себя абсолютно беспомощной, то сейчас я сама готова помочь».

Тем не менее она до сих пор не считает себя влиятельной персоной. «Влиятельность — такое забавное слово, никогда не ассоциировала себя с ней. Думаю, потому что часто видела, как ею злоупотребляли. Поэтому я переосмыслила это понятие. Под влиятельностью я понимаю способность поддержать свою семью. Способность гарантировать, что на работе безопасно и честно, способность делать выбор не с позиции страха».

Недавно Уильямс приняла предложение сыграть Дженис Джоплин в байопике о певице — такую роль она «ужасно» хотела сыграть очень давно. «Дженис была такой молодой, и то, что она пела, настолько опережало время. Она стирала различия между полами. Людей привлекают женственные черты в мужчинах, но они не проявляют такого уважения и влечения к женщинам, в которых заметна маскулинность. Я бы хотела разобраться в этом».

Также у нее запланированы съемки в фильме, в котором она сыграет активистку, отстаивающую право на аборт в 60-х годах в Чикаго. «Кажется, я не согласилась бы на такое лет пять или десять назад. Не смогла бы справиться с таким давлением». Еще в этом году Уильямс появится на экранах с Джулианной Мур в фильме «После свадьбы» о женщине, которая руководит приютом для сирот в Индии. Во время съемок в этой стране она увлеклась Упанишадами — древними текстами на санскрите. «Меня это очень заинтересовало.

«Смени гнев на милость и наслаждайся» — вот что говорил Ганди. Стоп, нет! Он говорил: «Отпусти и наслаждайся». 

Что, по ее мнению, она должна отпустить? Уильямс на секунду замирает, делает глоток кофе и отвечает: «Привязанность». Такова ее жизнь. Она привязывается к роли, позволяя ей поглотить всю себя. И потом просто отпускает ее. 

«Речь идет о мире, в котором воображение не имеет границ», — поясняет Николя Жескьер, когда мы встречаемся с ним спустя несколько месяцев в нью-йоркской Milk Studio, где он фотографируется со своей подругой и музой Мишель Уильямс для ELLE. По словам Жескьера, его коллекции так заметно вдохновлены научной фантастикой, потому что он видит таким «ближайшее будущее»: эстетика мира, который уже практически наступил.

«Меня всегда увлекало ощущение предчувствия во всем — в фильмах, комиксах, разных явлениях». 

Уже пять лет дизайнер сотрудничает с Домом Louis Vuitton, умело используя образы и фрагменты поп-культуры времен своей юности (в его инстаграме атрибутика «Звездных войн» соседствует с рокерскими футболками и двумя черными лабрадорами).

Одна из главных причин успеха Жескьера — его одержимость, в хорошем смысле. Он хватается за образы, идеи или формы и не отпускает их. В своем детстве на западе Франции он обклеивал стены спальни постерами героев, среди которых была Чудо-женщина — его любимая героиня комиксов Marvel. «Кажется, будто эта комната никогда не исчезала из моей головы», — смеется Николя.

Николя Жескьер

Как стены спальни тинейджера похожи на коллаж из его желаний, так и коллекции Жескьера представляют собой идеально собранный мудборд. «Каждый раз новое блюдо, но из абсолютно одинаковых ингредиентов», — говорит он. 
В менее умелых руках его фантастические образы могли бы стать китчем, но Жескьер превращает одежду в «рыцарские доспехи». Его последний показ был данью уважения женской смелости. Он  хочет, чтобы женщины чувствовали себя уверенно в его нарядах:

«Я смотрю на них как на героинь — в моем детстве, юности и сейчас. Отсюда и это стремление наделить их силой. Суперсилой». 

В первых рядах на показе Louis Vuitton сидят умные, успешные женщины разных поколений: Дженнифер Коннелли, Катрин Денев, Алисия Викандер и, конечно, Мишель Уильямс. Жескьер считает Уильямс, которая более пяти лет была лицом рекламной кампании Vuitton, современным воплощением супергероинь с постеров из его детской. «Когда я начал работать в Louis Vuitton, очень обрадовался, что встречусь с ней и буду вместе работать». Его одежда выделяет, наполняет уверенностью, но никогда не затмевает ту, что ее носит.

«Вначале я создаю дизайн интуитивно. Я рисую и в какой-то момент спрашиваю себя: понравится ли Мишель этот образ?» 

Жан-Поль Готье, с которым Жескьер работал в 90-х, научил его «не бояться разрушать старое, чтобы построить что-то новое». Когда в 2013 году Жескьер появился в Louis Vuitton, многие задавались вопросом: что он сделает с брендом, часть ДНК которого составляют путешествия и приключения? Прислушавшись к этой подсказке, мастер интерпретировал ее по-своему. Он сохранил респектабельный дух Дома и в то же время позволил своему воображению путешествовать по новым вселенным, как в случае с показом весна — лето 2019.

«Это не повседневный стиль, — говорит он об эстетике бренда. — Но идея в том, чтобы одежда не слишком сковывала. Нужно понимать, как люди смогут двигаться в ней и носить ее».

Сегодня дизайнер задумывается о собственном будущем. Не исключено — близок тот час, когда Николя Жескьер запустит свой бренд, но сейчас он рад быть там, где есть. Он моногамен в вопросах моды. «Я не принимаю поспешных решений. Мне требуется время, чтобы все обдумать. Я хочу создавать то, что любят люди». 

Фото Mariana Maltoni
Стиль Anne-Marie Curtis
Прическа Christian Wood для Wella Professionals
Макияж Ana Marie Rizzieri/The Wall Group
Маникюр ELLE/Tracey Mattingly
Портная Lisa Sanders/Lars Nord Studio
Проп-стилист Veronique Zanettin
Ассистент стилиста Michael Beshara
Продюсирование на локации Urban NYC
Арт Lisa Rahman
 

Узнайте, какой у вас тип кожи

Леонід Мартинчик: з чого складається ідеальний гардероб

От Сен Лорана до Вирджила Абло: как модные дизайнеры превращают свои коллекции в произведения искусства