«Отношения на расстоянии возможны, но только если не на постоянной основе», — Елизавета Юрушева о семье, бизнесе и благотворительности

Эксклюзивное интервью ELLE.UA

Елизавета Юрушева шутит, что по жизни ее постоянно сопровождают клише: долгое время она была «богатой дочкой богатого отца», а после свадьбы с Александром Скичко стала еще и «супругой чиновника». И хотя каждым этим «титулом» она искренне гордится, саму Елизавету вряд ли можно назвать женщиной, которая остается в тени. Так, в 22 года она стала управляющей бутик-отелем Riviera House, позже взяла под руководство один из лучших отелей столицы Fairmont Grand Hotel Kyiv, открыла модный интернет-портал 23.59.сom.ua, благотворительный фонд «Обираємо майбутнє разом», комплекс для отдыха Cuba Camp и запустила десятки социальных проектов. «Моя работа – мой образ жизни», — признается Юрушева, но быстро делает ремарку, что семья для нее все равно в приоритете.

О советах отца, отельном бизнесе в условиях пандемии, браке на расстоянии и главных страхах в воспитании детей — обо всем этом Елизавета Юрушева рассказала в интервью Светлане Кравченко.

ELLE.UA Когда мы с вами встречались год назад, вы говорили о существенном кризисе в отельном бизнесе, вызванном пандемией. Тогда вам даже пришлось уволить половину штата Fairmont Grand Hotel Kyiv. Как изменилась ситуация в этой сфере за год?

Елизавета Юрушева Ситуация намного улучшилась, и мы снова набираем штат. Вы видели, сколько арабов в стране? Многие открыли рынок Украины. На весну-лето планируется в два-три раза больше посетителей, поэтому мы в полном восторге. В нашем отеле было очень много съемок, и несмотря на последствия локдаунов, я ни на что не жалуюсь.

Весь этот год я также была занята расширением Riviera House – скоро откроется полноценная пятерка на 150 номеров. Я всем говорила, что ухожу от luxury, но быстро к ней вернулась (Смеется). Собиралась открыть загородный комплекс, а расширяю Riviera House. Часто это все происходит спонтанно. Но такая у меня жизнь!

ELLE.UA Прошлым летом ваш клуб отдыха на Трухановом острове Cuba Camp пережил много изменений и улучшений. Чего посетителям ждать в новом сезоне?

Е. Ю. У меня ощущение, что до открытия Сuba еще целая вечность! Я знаю, что она будет другой, что будет классной, но какой именно – понятия не имею. Обычно мы начинаем планирование с декоратором ближе к лету, чтобы учесть все тренды, которые так быстро меняются. В прошлом году действительно было много изменений. Из соображений безопасности мы сделали платный вход по вечерам, усилили охрану до 22 человек (у меня в гостинице даже меньше), увеличили количество туалетов, обеспечили бесплатный трансфер. Многие жаловались на цены в Cuba, но здесь простая математика бизнеса: если я увеличила свой расход в бюджете на 30-40%, то, конечно, и цены выросли на 5-6%. А очереди – это побочный эффект популярного места. И хотя мне многие советуют не заморачиваться с Сuba, меньше вкладывать, ведь проект и так успешный, я все равно постоянно пытаюсь сделать это место еще лучше.

ELLE.UA Расскажите немного о проекте «Бизнес без барьеров», в котором вы участвовали. Какие трансформации были проделаны в Fairmont Grand Hotel Kyiv для людей с ограниченными возможностями?

Е. Ю. В нашем отеле это все делалось сразу, не к какому-нибудь проекту, ведь мы работаем по международным стандартам. Просто раньше этот вопрос не был на слуху. У нас номера специально оборудованные, без острых углов, с пандусами на входах, чтобы в каждом коридоре можно было развернуться на инвалидном кресле, есть специальные души, кнопки тревоги. Наш персонал обучен, знает, как создавать комфорт для человека с инвалидностью. У нас в штате тоже есть такие люди: работница архива и повар. Когда мы обсуждали эту тему на круглом столе, я говорила, что в Украине нет учреждений, которые готовят к работе таких людей. Я бы с радостью их трудоустроила, но я не знаю, как компетентно подготовить их к работе в большом коллективе. Набрать я всегда смогу, главное – не навредить. Да и где искать? Нам нужен человек, который может жестовым языком объясняться с клиентами. Но я же не выйду на улицу и не начну об этом кричать. В нашей стране эти люди достаточно закрыты, они боятся ходить в пятизвездочные отели. В этом плане меня очень вдохновляет пример «Ашана», там как-то по-другому все воспринимается.

Мы тоже все время хотим расти. Сейчас у нас в приоритете два направления: инклюзивность и экология. Мы планируем сделать звуковую систему для незрячих людей, разработать меню в ресторане шрифтом Брайля. Также мы отказываемся от пластика в ресторане, предоставляем в номерах шампунь в дозаторах. Это, кстати, недешевое удовольствие. Но всем нам нужно думать об экологии уже сейчас, потом может быть поздно.

ELLE.UA Как вы считаете, должен ли публичный человек заниматься благотворительностью публично?

Е. Ю. У меня отношение к благотворительности следующее: это не я такая крутая, что занимаюсь благотворительностью, это у меня есть возможность такая. Плюс мне нравится этим заниматься. Вот мы установили фильтры в Охматдете, это не моя идея, просто у меня была такая возможность. У меня огромная команда, есть люди, которые разрабатывают проекты, а вместе мы их воплощаем в жизнь. Вот Леша (Алексей Прищепа, PR-агент Елизаветы – Ред.) организовал мероприятие для животных, Виктория Волошина сделала проект «Коли картини заговорять», а я захотела поднять тему Чернобыля. Я радуюсь, когда люди рядом со мной развиваются. А я развиваюсь с ними.

ELLE.UA Раньше ваш благотворительный фонд «Обираємо майбутнє разом» сотрудничал с интернатами, но они переформатировались в дома семейного типа. Как вы помогаете детям сейчас?

Е. Ю. В связи с этим мы решили переформатировать наш фонд и поддерживать молодых ученых. У детей есть неимоверное качество, которого не хватает взрослым: они думают без границ. Я если что-то придумаю, у меня больше против, чем за, хотя я себя считаю очень легким на подъем человеком. У детей нет этих блоков. Их изобретения нереальны, и мне так хочется их поддержать. Наш фонд молодых ученых именно об этом.

ELLE.UA Как именно вы их поддерживаете?

Е. Ю. Во-первых, их идеи мы планируем показать всем, а для этого каждый год будем набирать новых участников. Мы будем помогать им с обучением: как идею положить на бумагу, сделать бизнес-план, понять, есть ли на это спрос, упаковать и оцифровать. Потому что все в этом мире – бизнес. Поможем обезопасить их проект, возьмем на себя работу с документами по поводу патентов. А потом эти все проекты мы представим бизнесу, и, может быть, кто-то захочет проинвестировать их. Очень много украинских детей выигрывают призовые места на специальных конкурсах Европы и Америки. Обидно, что об этих гениальных открытиях никто не знает в Украине. А это диагностика рака, очищение Днепра, разработка робота для уничтожения мусора в Космосе. Я в шоке от того, сколько я сама всего не знала!

ELLE.UA Каждый ребенок может обратиться к вам за поддержкой?

Е. Ю. Да. Сначала нам, конечно, нужно масштабироваться, запустить все. Нас ждет огромная работа. Ребята, которые отвечают за диджитал, сейчас снимают видео-интервью с детками по всей Украине. Мы пытаемся уделить время каждому, чтобы они донесли свои идеи. Есть девушки из Фонда, которые общаются с участниками, другая команда готовит презентации – это целый механизм. Мы поможем одаренным детям в обучении заграницей, если только они этого захотят. Всем мы пообещать светлое будущее не сможем, но мы можем попытаться.

ELLE.UA Советуетесь ли вы со своим отцом на тему бизнеса?

Е. Ю. Конечно, мы очень много общаемся. И я часто хочу получить его совет, но это напрасно. Отец понимает, что совет – это перекладывание ответственности. Поэтому я могу спросить о чем угодно и услышать ответ: «Делай, как ты считаешь нужным». Да, мы обсуждаем с ним стройку отеля, утверждаем расширение, но в операционной деятельности он участия не принимает. Часто он слушает мои идеи и не понимает, зачем мне так много работы. Но я от этого кайфую!

ELLE.UA Как вы думаете, вы многое взяли от своих родителей в воспитании детей?

Е. Ю. Да, но часто я делаю все по-другому, как будто вопреки. Когда-то я хотела переехать в Нью-Йорк, но мне родители не дали. А когда мой сын Даня сказал мне: «Я мечтаю жить в Америке», я ответила: «Езжай, сынок». Я не из тех людей, которые сдаются на фразе «а вдруг?». Я понимаю: в США может получиться только у одного из миллиона. А вдруг мой сын – тот один из миллиона, а я своими же руками разрушу его мечту? Лучше это будет его опыт: ведь мы учимся на своих ошибках, не на чужих.

ELLE.UA Был ли у вас синдром плохой матеры из-за загруженности?

Е. Ю. Когда мне было 15 лет, моя мама, которая сидела с нами и занималась домом, сказала: «Я устала. Пожалуйста, я тоже хочу пойти на работу». И я, еще подросток, ответила ей: «Я же тебя не заставляла со мной сидеть». Каждый раз, когда я это вспоминаю, понимаю, что дети воспринимают такие жертвы как должное.

Конечно, когда дочь просит побыть с ней, а я ни могу из-за графика, сердце разрывается. Да, я много работаю, но семья у меня в приоритете. При этом мои дети вовлечены в мою работу. Татуся постоянно просится в Fairmont Hotel, а Даня обожает Cuba Camp. Это не так, как я в детстве на вопрос: «Чем папа занимается?», отвечала: «Бизнесом». А что такое бизнес – понятия не имела.

ELLE.UA Какие главные ценности вы пытаетесь привить своим детям?

Е. Ю. Нет ничего страшнее, чем невоспитанные дети. Дети должны знать слово «надо», понимать, что такое красиво, а что такое некрасиво. Все дети непослушные, и это нормально. Но они ни в коем случае не должны обижать или унижать. Главное для меня: не воспитать мажоров.

ELLE.UA Как вам дается жизнь на два города – Киев и Черкассы (Александр Скичко, муж Елизаветы, — глава Черкасской ОГА – Ред.)?

Е. Ю. Мне вообще с мужчинами не везет, раньше папа всегда был в разъездах, теперь муж и сын (Смеется). По поводу Дани – это его мечта. Кто я такая, чтобы запретить ему? Но мне приятно, когда сын по мне скучает, звонит по три раза в день. Как дается? Тяжело. Я совру, если скажу, что никогда не срываюсь, не могу мужу высказать все чисто по-женски. Живем мы, по сути, с дочкой вместе. Раньше я не понимала отношений на расстоянии. Но сейчас осознаю, что это возможно, но только на год-два, не на постоянной основе. Потому что потом ты начинаешь терять связь, жить своей жизнью. Я этого боюсь.

ELLE.UA В этом году на некоторое время вы брали паузу в работе. Это накопилась усталость и сработало желание от всего отдохнуть?

Е. Ю.  Нет, я уходила не по собственному желанию, меня заставили обстоятельства. Скоро вы все поймете (Улыбается). Сначала я была в шоке, скажу вам откровенно. Но за этот период я поняла, что ничего не остановилось. Сейчас я намного меньше работаю, могу позволить себе не прийти на встречу, стала более спокойной, и это ощущение мне нравится. Раньше я боялась выпасть и стать никому не нужной. А сейчас, наверное, мне это нужно. Хотя не думаю, что этот период затянется.

ELLE.UA Как вы расслабляетесь после тяжелого дня?

Е. Ю.  Я себя любимую не обижаю. У меня есть много занятий: два года назад я пошла на растяжку, к остеопату, на танцы, массаж. За последние месяцы я пересмотрела практически весь Netflix. Себе надо уделять внимание. После 30 я пожалела, что не делала этого раньше. Ведь точно так же, как мы делаем хорошее обществу, нужно относиться и к себе. Тогда и дела идут легче, и мозг работает по-другому, и все становится на свои места.


Реклама

Популярные материалы

Все, що потрібно знати про суд Джонні Деппа та Ембер Герд


Поліція затримала жінку, яка ввімкнула сирену повітряної тривоги...


Княгиня Шарлін публічно прокоментувала чутки про розлучення із...


Читайте також
Популярні матеріали