ТЕСТ: ЧТО ВЫ ЗНАЕТЕ О СТАРЕНИИ КОЖИ?

ЛЕРА ГУЗЕМА: «НА ФИЗИЧЕСКОМ УРОВНЕ МЫ ДРУГ ДРУГА...

SAVE THE DATE: ELLE ACCTIVE FORUM ПРОЙДЕТ В...

МИ ВЖЕ ЗБИЛИСЯ З РАХУНКУ: БРУКЛІН БЕКХЕМ ВИВІВ У...

МАССИВНЫЕ ЦЕПИ, ЛАТЕКС И КОРСЕТЫ В НОВОЙ...

«Мы все еще покупаемся на фейк: записываем режиссера в гении после одного удачного действия и раздуваем шум вокруг постановок еще до премьеры», — Стас Жирков

Лена Скачкова расспросила нового худрука Театра на левом берегу о том, кто такие домашние гении, как вести диалог со зрителем и причем здесь космос

Фото: Вова Клевер

Рейтинг статьи / 0
3 5 7

ELLE Как вам кажется — что в театре больше привлекает зрителя: содержание пьесы или имена на афише?

Стас Жирков То, что театр всегда «уделает» кино: здесь ты вживую видишь, как человек злится, плачет, смеется, — все происходит в реальном времени. От спектакля мы ожидаем либо переосмысления, либо катарсиса (хорошо, если есть и то, и другое). В итоге или голова будет переформатирована, или сердце препарировано. Важно, чего вы хотите больше, от этого зависит выбор режиссера.

ELLE Режиссер думает заранее, кому понравится постановка? Рисует себе портрет идеального зрителя?

С. Ж. Репертуар делится на условные категории для разной аудитории. Например, в нашей афише есть и «Романтика» для подготовленной публики, и «ГолохвастOFF», который понравится также тем, кто в театре впервые, потому что это небанально и весело.

ELLE Что важнее: классика или современный материал?

С. Ж. Важнее честность: можно круто поставить и классиков, и современников, если понимать, зачем это делается. Спектакль должен нести мысль, для меня он в первую очередь — социальный инструмент изменений.

Именно это и делает украинский театр последние пять лет: не ставит дешевые комедии ради прибыли, а говорит о простых, понятных и важных вещах. «Погані дороги», «Сталкери», «Романтика» — все это попытки осмыслить действительность, стать социально активными. Спектакль «Клас» раскрывает тему буллинга, которая так или иначе касалась каждого.

ELLE В октябре вы выпускаете премьеру «Альбатросы» по пьесе «Из жизни ископаемых» Фредерика Строппеля с золотым составом Театра на Левом берегу. Можно ли считать это попыткой загладить конфликт поколений в театре?

С. Ж. Открою секрет: у меня нет конфликта со старшим поколением Театра на Левом берегу. Эдуард Маркович Митницкий собрал невероятно вежливую и талантливую труппу. «Альбатросы» — это желание поработать с мастерами. Я решил, что после спектакля «Клас» с самыми молодыми мы сделаем премьеру с самыми опытными. Для зрителей это возможность увидеть всю палитру театра.

ELLE Какие ближайшие премьерные планы?

С. Ж. В сентябре мы представили работу Тамары Труновой «Гарантія два роки», в октябре в репертуаре появляются мои «Альбатросы». Дальше будет постановка от Алексея Лисовца, затем к нам приезжает итальянский режиссер Маттео Спьяцци — его премьера состоится в декабре. После Нового года ждем белорусского режиссера Евгения Корняка, он будет ставить
на большой сцене. Планируются гастроли по Украине: Одесса, Северодонецк, Полтава и Днепр. Затем, вероятно, поедем в Беларусь.

Лозунг сезона: «Космічні кораблі стартують з Лівого берега». Раньше на месте театра был кинотеатр «Космос». Нам понравилась идея, что каждый спектакль — это некое путешествие. Зрители прибывают в зал как на ракету, которая отправляется на планету спектакля.

ELLE Почему украинским театрам важно ездить на зарубежные фестивали?

С. Ж. Во-первых, это культурная дипломатия, во-вторых — опыт, возможность получить огромный заряд знаний.

ELLE Есть ли в связи с социальной и дипломатической функцией спрос на определенные темы?

С. Ж. Конечно, иностранцам интересны революция, политическая ситуация, история Донбасса, борьба с коррупцией. Я понимаю, что из-за этого может складываться негативный образ страны, но это наши реалии. Чем скорее мы честно посмотрим на себя со стороны, тем скорее из этого выберемся.

ELLE Насколько важны в нашем театре внешние атрибуты: декорации, интерьер, костюмы?

С. Ж. Есть публика, для которой антураж важен, он позволяет сбежать от неприглядной повседневности в красоту. Есть зрители, которые приходят за смыслом и идеями. Мне они ближе по духу. Можно добиться в постановке одновременно и эффектной картинки, и глубоких смыслов, но для этого нужен бюджет, а украинский театр беден. У нас абсолютно нерационально распределяются средства: финансирование национальных и академических театров отличается в 8—10 раз.  Я вижу такой выход из ситуации: сделать некую «уравниловку» выделенных бюджетов, а остальные деньги распределять по грантовой системе. Написал пять-шесть классных проектов, показал, что можешь их осуществить, — получил под них средства. Потому что отсутствие конкуренции заставляет театры деградировать. Огромные суммы уходят в никуда.

ELLE Что такое социальный театр?

С. Ж. Я бы даже сказал, социально активный: он не стоит в стороне, пытается разобраться в острых вопросах и травмах, говорит о том, что происходит здесь и сейчас.

Социально активный театр может быть и буржуазным, но в нем всегда есть подвох, полезный дискомфорт. Это похоже на момент, когда тебя постригли, выбрили виски и потом парфюмом побрызгали, а ты сидишь напротив зеркала и думаешь: «Красиво, но жжет». Такой театр делает немецкий режиссер Томас Остермайер. Кшиштоф Варликовский, в принципе, тоже.

ELLE Что вы делаете для поддержания диалога со зрителями?

С. Ж. Пытаемся ввести должность драматурга в немецком понимании профессии. Драматург — больше чем автор пьесы. Он находится рядом с режиссером и формирует смыслы вокруг спектакля. В Театре на Левом берегу есть шеф-драматург Павел Арье, который сейчас берет на себя такую роль. В этом сезоне у нас появились предисловие и послесловие. Перед некоторыми постановками Павел будет выходить к публике и говорить, что это за спектакль, почему он важен в этом промежутке времени. Затем зрителей ждет послесловие — возможность обсудить увиденное с режиссером и командой.

ELLE Какова тенденция развития украинского театра?

С. Ж. Я вижу две стороны медали. Если мы говорим о диалоге со зрителем, ответ будет следующий: за последние шесть лет мы сделали невероятный скачок и сейчас переживаем ренессанс. Пришло много молодых худруков, режиссеров, украинское кино обращает внимание на наших актеров, которые становятся звездами. Во всех отраслях происходит самоидентификация: мы как страна пытаемся переосмыслить, кто мы, каково наше место в мире. Если говорить о внутренних процессах — к сожалению, после долгого анализа я пришел к выводу: мы очень поддаемся тенденциям, заданным политикой. Мы все еще покупаемся на фейк: записываем режиссера в гении после одного удачного действия, раздуваем шум вокруг постановок еще до премьеры, проявляем невежество по отношению друг к другу. Если рассмотреть мировые европейские тенденции, станет понятно, что украинский театр сильно отстает от польского, немецкого и других. Наша задача — осознать, что мы пока мало умеем, и учиться. Нужно признаться, что сейчас мы выращиваем домашних гениев, и это похоже на приезд внука к бабушке: она говорит, что ребенок самый лучший, хотя он троечник. Только разобравшись с собой, мы будем еще стремительнее двигаться вперед.

ELLE Для этого нужно расставить некие точки отсчета.

С. Ж. Многие не хотят этого делать, потому что тогда нужно назвать какие-то работы плохими. Очень мало режиссеров, готовых глубоко нырять, исследовать тему, а не просто ставить текст. В этой битве я окружен в основном женщинами: это режиссерки Тамара Трунова, Роза Саркисян, Лена Апчел. Они делают спектакли не в киевской или украинской тенденции, а в европейской, пытаются выйти за рамки местечкового мышления. Себя я тоже к ним причисляю, даже если это нескромно. Говоря о старших коллегах, я могу отметить невероятный опыт и советы Андрея Билоуса, Богдана Струтинского, Виталия Малахова. Кстати, перед конкурсом на должность худрука Театра на Левом берегу я пришел к Виталию Малахову за советом, и он поддержал мое желание участвовать.

Тест: Что вы знаете о старении кожи?

Лера Гузема: «На физическом уровне мы друг друга воспринимаем по запаху»

Все победители «Оскар — 2020»