25 ВАРИАНТОВ ПРИЧЕСОК НА ПОСЛЕДНИЙ ЗВОНОК И...

«МЫ НЕ ЗНАЛИ, ЧЕГО ЕЩЕ НАМ ОЖИДАТЬ», ‒ КАМИЛЛА О...

ФІЛЬМ ТИЖНЯ: ХАВ'ЄР БАРДЕМ ТА ПЕНЕЛОПА КРУС У...

СТАЛО ИЗВЕСТНО, ЧТО ЕЩЁ ПРИНЦ ГАРРИ ПОДАРИЛ...

ЗНАЙ НАШИХ: УКРАИНСКИЙ БАЛЕТНЫЙ ПРОЕКТ...

Архитектурная бьеннале в Венеции

Маша Хализева делится впечатлениями от посещения архитектурной выставки бьеннале в Венеции.

Говорить о дне сегодняшнем в Венеции - все равно что рассказывать о том, как космические корабли бороздят просторы Вселенной в декорациях пьесы Карло Гольдони. Современная архитектура также далека от застывшего в своем величии города как контемпоральное искусство. Но если многотонную инсталляцию модного азиатского артиста можно завезти в город-музей Тициана, Тинторетто и Тьеполо хотя бы на время, то капитальное строительство не допускают дальше автобусной станции на пьяццале Рома.

Так, в 2008-м эту площадь соединил с городом мост Конституции авангардиста Сантьяго Калатравы. По поводу вопиющей современности строения общественность шумела, шумит и будет шуметь еще пару веков. Как и все другие постройки знаменитого испанца, мост похож на скелет древнего ящера, сложившего голову на длинной шее к изножью здания вокзала Санта-Лючия, построенного во времена правления Муссолини: в Венеции даже фашизм не прошел дальше порога. В городе, который все собирается уйти под воду из-за поднятия уровня Мирового океана и исполинских круизных лайнеров, волны от которых расшатывают трухлявые сваи под местными палаццо, страшно не то что строить, а даже просто делать резкие движения.

Долгое время архитектурная биеннале, проходящая в четные года, оставалась в тени арт-биеннале, от которой, собственно, и отпочковалась почти три десятилетия назад. Считается, что это событие более интеллектуальное и снобское – оно для тех, кому претит базарная шумиха «олимпиады по современному искусству». Так считают даже представители мира моды, которая во многом и повинна в том, что высоколобое мероприятие для культурной элиты превратилось в повод выгулять новинки гардероба и нащелкать selfi в интерьерах вековых палаццо, отданных на растерзание гостям вернисажей.

Вот и первое, что бросается в глаза на архитектурном смотре – количество и качество публики на трехдневном превью, куда зовут только прессу и профильных специалистов. Год назад во время открытия выставки современного искусства вапоретто только чудом не тонули под тяжестью культ-туристов, и забираться в них приходилось расталкивая локтями арт-дилеров в Tom Ford и галеристок в Balenciaga. Интересующихся современным зодчеством гораздо меньше, и дресс-код у них куда скромнее: всем громким брендам здесь предпочитают архитектурный минимализм бюджетной марки COS.

Впрочем, элитарности архитектурной биеннале, похоже, приходит конец. Тревожным звонком в этом смысле стала новость о назначении куратором нынешнего, 14-го по счету смотра голландца Рема Колхаса. Связи с миром моды у этого титулованного архитектора самые тесные: например, он является партнером Миуччи Прада, для которой готовит к открытию музей современного искусства в Милане. Приняв пост, Колхас постановил: архитектура так же интересна, как и современное искусство, и потому нечестно ущемлять ее в правах. Проходить она должна в том же формате, что и артистическая, и не три месяца как раньше, а все шесть, занимая положенные ей по статусу территории в садах Джардини и старых верфях Арсенала.

Рем Колхас

Колхас сказал – Колхас сделал. Помимо сроков проведения и роста масштабов, у архитектурной биеннале впервые появились общие темы - "Fundamentals" для главной выставки и "Absorbing Modernity: 1914-2014" для национальных павильонов. Сам куратор взялся препарировать основы архитектуры, развинтив ее на детали в исследовательском проекте для центрального павильона Джардини, а представители стран-участниц продемонстрировали свое видение эволюции архитектуры на протяжении последних ста лет. Число стран-участниц тоже значительно увеличилось – на 11 новоприбывших, и достигло уже 65 (хозяйке на заметку сообщим, что в прошлогодней арт-биеннале участвовали 88 стран).

В результате получилась мегаэкспозиция, которая, может быть, и не слишком зрелищная, но информационно насыщенная сверх всякой меры. При этом ни на какие эмоции и прозрения, спасающие порой при осмотре арт-выставок, в случае с архитектурой уповать не приходится. Чтобы хоть что-то понять, нужно прочесть объемные аннотации, а к кураторской выставке и вовсе прилагается двенадцать брошюр, каждая из которых посвящена отдельному элементу – от окна и коридора до балкона и туалета. Причем «невоцерковленный» зритель не сразу заметит разницу между артовой и архитектурной биеннале – и там, и там преобладают видео и инсталляция. Разве что архитектурные макеты выдают, но они встречаются не так уж и часто: как и современное искусство, современная архитектура все больше про глобальные и абстрактные идеи, а не про физические объекты. И уж тем более не про то, как украсить мир.

После прошлогодней арт-биеннале, где куратор Массимилано Джони представил колоссальную энциклопедию всякой всячины, в моду явно вошел формат документального исследования. Большая часть проектов этого года представляет собою результат такого себе глубокого бурения. Причем иногда это истории без привычной морали в конце: как если бы археолог вытащил на свет божий все, что удалось отнять у земли, выложил добычу на стол, пронумеровал находки и предоставил зрителю гадать о том, что бы это значило. Самый смелый проект в этом смысле представили португальцы: свой ресёрч о состоянии национального градостроительства они оформили в виде газеты, которую раздавали посетителям Джардини и Арсенала, а в отведенном под павильон пространстве поставили только пару автоматических киосков все с той же прессой.

Центральный павильон

Архитектура -- искусство прикладное и социальное, а потому разговоров вокруг нее куда больше, чем вокруг совриска. Во время биеннального превью круглые столы, панельные дискуссии и прочие говорильни проходили в режиме нон-стоп. Приличную толпу собрал ораторский марафон в павильоне Швейцарии: здесь говорил и давал поговорить другим суперкуратор, второй номер списка самых влиятельных людей арт-мира Ханс Ульрих Обрист. Сам Рэм Колхас в течение двух дней собирал аншлаги в конференц-зале под открытым небом, обсуждая с теоретиками и практиками архитектуры урбанизацию, строительные технологии будущего и консервацию памятников прошлого.

По регламенту обеих биеннале награждение особо отличившихся происходит по окончании пресс-дней в первый день открытия выставки для широкой публики. На архитектурном смотре спортивный азарт ощущается не так остро как на артовом, но все же имена призеров интересуют всех. Так, в этом году высшая награда – «Золотой лев» - досталась огромному авторскому коллективу совместного проекта Северной и Южной Кореи, «серебро» уплыло в Чили, а специального упоминания в наградном листе жюри удостоились павильоны Канады, Франции и России.

После трехдневного вернисажа поток визитеров резко схлынул, оставив после себя недочитанные пресс-релизы, и город опустел. Даже китайских туристов поубавилось: понедельник – наверное, день тяжелый везде, кроме Венеции.

Читайте также:

Жизнь в Венеции

Карнавал, биеннале, кинофестиваль... В сказочном городе на воде всегда найдется что-то интересное для 15 миллионов туристов, которые ежегодно посещают Венецию. Чем в это время заняты местные жители, рассказывает Ольга Клингенберг.

«Мы не знали, чего еще нам ожидать», ‒ Камилла о скандалах перед свадьбой Меган и Гарри

25 вариантов причесок на последний звонок и выпускной

Фільм тижня: Хав'єр Бардем та Пенелопа Крус у біографічній стрічці «Ескобар»

Загрузка...