Преимущество универсальных знаний: отрывок из книги Дэвида Эпштейна «Уметь все: почему универсальность побеждает специализацию»

Разрушаем стереотипы, годами навязываемые системой образования

Узкая специализация сейчас скорее исключение, чем правило, поэтому для успеха нужно иметь знания в разных отраслях, а не концентрироваться только на одной. Дэвид Эпштейн исследовал истории лучших спортсменов, художников, изобретателей и ученых мира в своей книге «Уметь все: почему универсальность побеждает специализацию» (издательство бестселлеров Vivat). Он пришел к выводу, что гибкость и разнообразный опыт являются ключом к реальным достижениям. Такие наблюдения подтверждаются многочисленными научными и статистическими данными.

Из этой книги вы узнаете, почему долгие упорные тренировки не всегда дают желаемый результат и как постоянные поражения помогут построить идеальную карьеру. Также избавитесь от стереотипов, годами навязываемых системой образования, и научитесь приобретать универсальные знания и применять их в любой сфере.

Глава 8

ПРЕИМУЩЕСТВО АУТСАЙДЕРА

Альф Бингем первым готов это подтвердить: он — гиперспециалист, по крайней мере в теории. — Моя докторская степень даже не по химии, а по органической химии! — выкрикнул он, рассказывая о себе.

— Если в чем-то нет углерода, я, технически, не имею квалификации, чтобы с ним работать, понимаешь?

Учась на бакалавра в 1970-х годах, Бингем и его сокурсники должны были придумывать способы создания конкретных молекул.

— У нас у всех были мозги, но мы что-то не очень хорошо справлялись с молекулами, — рассказывал он мне. — Но почему-то один из нас всегда был умнее остальных. Я присмотрелся и заметил, что лучшие результаты давало знание, которое не входило в нашу программу.

Instagram: @ariviere

И однажды самым умным стал именно Бингем.

Он придумал первоклассное решение для синтеза молекулы в четыре небольших хода, и ключевой кусочек знаний касался винного камня — составляющей для выпечки, о которой Бингем знал еще с детства.

— Прямо сейчас можете спросить у 20 химиков, что такое винный камень, и у большинства из них не будет ни малейшего представления, — сказал он. — Я подумал о процессе дифференциации растворов, а его не было ни в учебной программе, ни в одном резюме. Тогда я и понял, что всегда будет существовать какое-то инстинктивное внешнее мышление, которое будет делать решение задачи умнее, экономически выгоднее, эффективнее и прибыльнее, чем чье-либо другое. Так что я перешел от идеи «как решать задачи?» к «как построить организацию, решающую задачи таким способом?».

Много лет спустя, когда Бингем стал вице-президентом стратегии исследования и развития в Eli Lilly, он получил шанс попытаться создать свою разумную организацию.

Весной 2001 года Бингем собрал 21 вопрос, загнавший в тупик ученых Eli Lilly, и спросил главного руководителя, может ли он опубликовать их на вебсайте, чтобы все могли видеть. Руководитель был готов рассмотреть это предложение только при условии его одобрения консалтинговой фирмой McKinsey.

— В McKinsey, — вспоминал Бингем, — ответили так: «Почему бы вам не сделать это и не сказать, что получилось?»

Instagram: @mvb

Бингем так и сделал, но когда ученые, сформировавшие эти вопросы, увидели их онлайн, «все они написали старшему научному руководителю и сказали, что проблемы нельзя показывать миру, потому что они слишком конфиденциальны: «Какого черта вы решили, что кто-то другой, а не мы, может найти на них ответы?» Они были правы. Если наиболее образованные, высокопрофессиональные и обеспеченные ресурсами химики в мире застряли на технических проблемах, как может тогда решить их кто-то другой? Старший научный руководитель позаботился о том, чтобы все вопросы с сайта исчезли.

Бингем начал давить. Следует хотя бы попытаться найти решения на вопросы, которые точно не выдадут коммерческую тайну, а если это не сработает, ничего плохого не произойдет. Старший научный руководитель подвергся этому аргументу. Сайт перезапустили, и к осени стали поступать ответы. Все это пришлось на разгар паники в Соединенных Штатах из-за сибирской язвы, поэтому, как рассказал мне Бингем, он был тем редким получателем, который радовался, когда ему присылали белые порошки.

— Я засыпал их в спектрометр, — вспоминал он, — и такую субстанцию — уху-у-у! — есть еще одна!

Незнакомцы создавали субстанции, о которых химики Eli Lilly не знали, что и думать. Как догадался Бингем, ключ лежал во внешних знаниях.

— Это подкрепляло существующую гипотезу, но я все равно был удивлен, как эти мешки со знаниями скрывались под совсем другими дипломами. Я не ожидал, что свои предложения будут слать даже адвокаты.

Instagram: @filippahagg

Одно решение о молекулярном синтезе предложил юрист, получивший соответствующие знания по работе с химическими патентами. Мужчина написал, что он думал о слезоточивом газе, когда придумал это решение. Это была его версия винного камня Бингема.

— Слезоточивый газ не имел с этой задачей ничего общего, — рассказывал Бингем. — Но он заметил параллели с химической структурой молекулы, которую мы искали.

Бингем заметил, что авторитетные компании имели тенденцию решать задачи так называемым локальным поиском, то есть пользуясь знаниями специалистов из одной области и испытывая решения, которые до сих пор давали результаты. В то же время призыв Бингема к аутсайдерам был так удачен, что из него неожиданно возникла отдельная компания. Названная InnoCentive, она помогает структурам из любой сферы выступить «искателями», которые готовы заплатить за публикацию «сложных вопросов» и вознаграждений внешним «решателям». Полностью смогли решить чуть более трети задач — значительная доля, учитывая, что подобранные InnoCentive проблемы загнали специалистов, которые их подали, в тупик. За время своей деятельности InnoCentive поняли, что могут помогать соискателям подстраивать их публикации, чтобы увеличивать шансы найти решения. Хитрость состоит в формировании задачи так, чтобы она привлекала «решателей» из разных сфер. Чем больше вопрос мог заинтересовать не только ученых, но и адвокатов, стоматологов и механиков, тем больше была вероятность найти к нему решение.

Бингем называет это мышлением «снаружи внутрь»: поиск решений в опыте, который далек от тематики самой задачи. История кишмя кишит подобными примерами, которые даже смогли изменить этот мир.

Instagram: @clairerose

Как-то Наполеон не находил покоя из-за того, что запасов, которые могли нести его войска, хватало всего на несколько дней. «Голод более жесток, чем меч», — писал римский военный летописец четвертого века. Французский император ревностно поддерживал развитие науки и техники, так что в 1795 году он предложил вознаграждение за исследование о сохранении продуктов питания. Целый ряд величайших условий в мире более века работал над этой задачей, в том числе и ирландский ученый Роберт Бойль — отец современной химии. И там, где великие мастера науки потерпели поражение, парижский гурман и кондитер Николя Апперт одержал победу.

По информации Института производителей банок (Can Manufacturers Institute), Апперт был мастером на все штуки. Он путешествовал по вселенной вкусов как кондитер, винодел, повар, винокурня, заготовитель консервации и не только. Его кулинарные блуждания дали Апперту преимущество над учеными, которые сосредоточились на науке сохранения. «Проведя всю свою жизнь в амбарах, пивоварнях, хранилищах и подвалах с шампанским, а также магазинах, мануфактурах и складах со сладостями, дистилляторами и бакалеей, — написал он в книге с метким названием «Искусство сохранения всех видов субстанций животного и растительного лет», — я мог воспользоваться в процессе рядом преимуществ, которыми не обладала большинство тех людей, которые полностью отдались искусству сохранения продовольственных запасов». Апперт складывал еду в толстые бутылки от шампанского, которые для герметичности запечатывали, а затем ставили их на много часов в кипящую воду. Инновация Апперта стала началом консервации в жестянках. Он законсервировал в глиняном горшке целую овцу, просто чтобы этим похвастаться. Его решение задачи настолько хорошо способствовало сохранению полезных веществ, что авитаминоз — недостаток витамина С, известный как «ночной ужас моряков», из смертельного проклятия превратился в неприятность, которой можно избежать. Главное научное откровение — что жар убивает микробы — еще ждало своего открытия Луи Пастером через 60 лет. Метод Апперта радикально повлиял на состояние здоровья населения, и, к большому сожалению Наполеона, пересек Ла-Манш. В 1815 году он кормил английские войска под Ватерлоо.

Instagram: @undervoodoo

Критики Альфа Бингема знали, что умные аутсайдеры и дилетанты делали технические открытия в прошлом, но предполагали, что на этом и конец — это был артефакт прошлых времен, которому нет места в эпоху гиперспециализации. Помоги нам, международному фармацевтическому великану, разработать и создать такую молекулу, которую мы используем как основу для синтеза другой молекулы, такой непонятной, что мы не прочь публично поделиться этой информацией, потому что мы застряли на одном месте, и все равно никто за нашими стенами не будет знать, зачем мы это используем. Для Бингема ожидания были слишком скромны, когда дошло до предложений от внешних «решателей» по поводу задач, которые вывели из игры специалистов.

— Даже когда решение проблемы, над которым NASA билось тридцать лет, — сказал мне Бингем, — я все равно удивляюсь.

А точнее, в NASA не могли спрогнозировать время возникновения солнечно-протонных бурь — когда Солнце выбрасывает радиоактивные материалы, которые могут нанести серьезный ущерб астронавтам и оборудованию, от которого зависит их жизнь и исправность. Гелиофизики предсказуемо скептически относились к тому, что аутсайдеры могут помочь, но за тридцать лет топтания на месте им уже нечего было терять; В 2009 году NASA дали объявление через InnoCentive. За шесть месяцев Брюс Крэйгин — инженер Sprint Nextel на пенсии, живший в сельской местности в Нью-Гемпшире, — нашел решение с использованием радиоволн, которые улавливают телескопы. Пока не умер, Крейгин работал с учеными и обнаружил, что группы их специалистов часто застревают на разработке мелких деталей, чем вредят практическим решениям.

— Думаю, мне помогло избежать этого тоже, — рассказывал он, — что я пошел дальше.

Чиновник NASA дипломатично отмечал, что решение Крейгина сначала «встретили с определенным сопротивлением, поскольку оно использовало совсем другой метод».

И в этом вся сущность. Впрочем, Апперт и Крейгин таки имели определенный отдаленно-соответствующий рабочий опыт. Другие внешние «решатели» преуспевают потому, что именно его и не имеют.

Instagram: @zinafashionvibe

Реклама

Популярные материалы

5 правил, которые помогут не сойти с ума от происходящего


Возрождение Украины: как будет развиваться украинская культура...


Самые важные продукты на завтрак, если обед и ужин не предвидится...


Читайте также
Популярные материалы