Спеціальна версія журналу
ELLE Україна

Трагическая судьба «Слова»: как жители харьковского дома стали заложниками советского террора

Центр представителей Расстрелянного возрождения

В Харькове в результате обстрела российскими оккупантами был поврежден дом «Слово». Об этом сообщил украинский писатель Сергей Жадан.

«Снарядом был поврежден легендарный дом «Слово». Совершенно закономерно для россиян: они всегда уничтожали нашу культуру. Правда, в этот раз у них ничего не получится», — написал Сергей Жадан на своей странице в Facebook.

Дом «Слово» построил в конце 1920-х годов кооператив литераторов. Его жители стали символом Украинского возрождения — правда, почти полностью уничтоженного массовыми расстрелами и приговорами Советского Союза. О судьбе «Слова» более подробно рассказывает проект PROSLOVO.

1920-е как обманчивый период «украинизации»

В 1920-х годах в Харькове бурлила культурная жизнь Украины. Коммунистическая власть придерживалась курса украинизации, чтобы завоевать расположение народа, поэтому такое решение способствовало подъему творческой интеллигенции. Однако не все могли позволить себе комфортное жилье в Харькове. В середине 1920-х годов украинские писатели обратились к советской власти с просьбой построить дом. Идея принадлежала представителям литературного объединения «Плуг», а их  кооператив возглавил Остап Вишня.

В 1927 году Митрофан Дашкевич начал проектировать здание. Деньги предоставляло государство, однако писатели должны были внести собственный пай: в течение 15 лет выплачивать полную стоимость своего дома. Архитектор планировал создать роскошный дом для литераторов: пять подъездов, пять этажей, трех- и четырехкомнатные квартиры с высокими потолками и большими окнами, лифт, солярий и детский сад. Дом по проекту Дашкевича имел форму буквы С.

В конце 1929 года украинские писатели активно заселялись в «Слово».

«Їхня українізація — це спосіб виявити всіх нас, українців. А тоді знищити разом, щоб і духу не було», — упоминается в пьесе Николая Кулиша «Мина Мазайло».

Николай Кулиш не ошибся: уже со следующего года начались первые доносы на жильцов дома. В частности, Остапа Вишню, Павла Тычину и Валерьяна Полищука обвиняли в создании нового антисоветского центра в Запорожье. В 1933 году во дворе постоянно дежурили работники НКВД.

В шпионской деятельности обвинили Михаила Ялового. Его приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, позже их заменили на расстрел. На следующий день Микола Хвылевой совершил самоубийство.

Фальшивые обвинения и жестокие приговоры

Волна репрессий продолжилась.

Режиссера Леся Курбаса обвинили в «мрачности» и искажении оптимистической советской действительности.

Валерьяна Полищука арестовали вместе с девятью другими писателями по обвинению в принадлежности к так называемому «Центру антисоветской борьбистской организации».

Лесь Курбас

Николая Кулиша назвали художником, склонным к «проявлениям национализма» в драматургии, и художником, «большинство пьес которого откровенно националистические и враждебные».

Валерьян Пидмогильный, по советской версии, «принадлежал к группе писателей-националистов с террористическими настроениями в отношении вождей партии».

Валерьян Пидмогильный

Михайля Семенко обвинили в участии в фашистской националистической террористической организации, которой на самом деле никогда не существовало, а также в планировании покушения на секретаря ЦК КП(б)У С. В. Косиора.

Жителей «Слова» приговаривали к исправительным работам или расстреливали. Волна репрессий коснулась 40 из 66 квартир дома.

Дальнейшая судьба дома

Во время Второй мировой войны большинство помещений занимали немецкие солдаты, потеснив немногочисленных хозяев, которые не успели эвакуироваться. Позже в Харькове снова начала разворачиваться культурная жизнь страны. Украинские писатели заселялись в почти пустое здание и печатались в восстановленных изданиях.

Сейчас большинство жителей «Слова» не имеют никакого отношения к репрессированным литераторам. Это обычный жилой дом.

Многих репрессированных деятелей советские власти реабилитировали в 1950-х годах. Тогда следствие вызывало на допрос тех людей, которые еще 20 лет назад оклеветали репрессированных. Новые показания были совсем другими: осужденных не обвиняли в антисоветских настроениях и даже называли честными коммунистами.


Реклама

Популярные материалы

Портрет нации: украшения, которые носили украинки


Как Вторая мировая война изменила beauty-индустрию


Благотворительные инициативы для помощи украинцам


Читайте также
Популярные материалы