Женщины на фронте: 10 вопросов снайперу Евгении Эмеральд

«ELLE Украина» запустил рубрику «Женщины на фронте», где мы публикуем истории об украинских женщинах-военных, которые защищают нашу страну и спасают жизни на передовой

Количество женщин в украинской армии ежедневно увеличивается. Как сообщила Анна Маляр, заместитель министра обороны Украины, в настоящее время их численность составляет более 40 тысяч. Среди них и военные, и гражданские.

Евгения Эмеральд с позывным Жанна д`Арк — снайпер полка специального назначения НПУ «Сафари» и единственная женщина в мужском коллективе.

До 24 февраля Евгения была успешной предпринимательницей, занималась ювелирным делом. После полномасштабного российского вторжения она ни секунды не сомневалась в своем выборе, ведь еще когда училась на военной кафедре, уверенно заявляла, что будет защищать свое государство в случае войны. 10-летняя дочь Евгении гордится мамой, считает ее супергероем.

Леся Пахарина пообщалась с Евгенией и выяснила, сталкивалась ли она с проявлениями гендерной дискриминации, расспросила о трудностях, которые пришлось ей преодолеть, а также о том, что не дает упасть и сломаться.

Наша героиня — снайпер Евгения Эмеральд

Возраст — 31 год

Звание — офицер, младший лейтенант

Опыт — 4,5 месяца на войне

Какими были ваши первые мысли и действия утром 24 февраля?

Короткая предыстория. Мои бабушка и дедушка принимали участие во Второй мировой войне. Мой покойный папа постоянно готовился к войне. Он всю жизнь считал, что будет война с Россией, все время скупал продукты, которые долго не портятся, имел большой запас оружия и патронов.

Вместо кукол он дарил мне форму и оружие. Готовил бойца с детства. (Смеется.) Будучи ребенком, я не очень его понимала.

За месяц до войны я приобрела ящик патронов для всех видов своего оружия. А накануне полномасштабного вторжения российской армии все средства, которые у меня были, потратила на закупку продуктов питания, бензина и всего необходимого, чтобы можно было прожить полгода в расчете на 30 человек. Таким образом, 23 февраля я обустроила своеобразный бункер в своем доме.

Я предпринимательница. И моим основным кругом общения тоже были предприниматели. Многие считали, что я просто сошла с ума. Когда я говорила своим друзьям из Харькова, чтобы ехали ко мне, потому что считала, что их город в первоочередной опасности, все просто смеялись.

Когда началась война, у меня не было страха. Я очень быстро мобилизовалась. В пять утра 24 февраля меня набрал мой бывший муж, спросил: «Что делать?» Я ответила, чтобы он срочно забирал дочь и вез на запад Украины.

Я поехала забирать семью и друзей из центра города, чтобы собрать всех на одной локации — в моем «бункере», который располагался в частном секторе. Я считала, что это будет самым безопасным местом для них и стратегически неинтересным для бомбардировок.

Как вы приняли решение пойти на войну?

Я решила так еще 10 лет назад, когда пошла на военную кафедру. Мои сокурсники спрашивали меня: «Женя, зачем ты это делаешь?». Я уверенно отвечала: «Если будет война, я хочу участвовать в ней, я хочу помогать своему государству».

Когда в 2014 году началась война, я пошла в военкомат, но мне отказали, обосновывая это тем, что у меня малолетний ребенок (дочери тогда еще не было двух лет) и, согласно законодательству, я не могу участвовать в военных действиях.

Мой бывший муж поддержал мое решение, но тогда я не смогла пойти защищать свою страну. Когда 24 февраля началась полномасштабная война, он позвонил мне по телефону и сказал: «8 лет прошло, ты все-таки дождалась».

Чем вы занимаетесь на службе и как проходит ваш день?

Все дни разные. Когда боевые выезды, то понятно, чем я занимаюсь, не могу подробнее об этом рассказывать. В другое время хожу в наряды, каждый день тренируюсь, чтобы постоянно повышать свою квалификацию и быть выдержанной.

Сегодня я заступила в наряд на день. Мы с ребятами охраняем территорию, следим, чтобы не было лишних людей, и в случае чего немедленно докладываем личному составу о ситуации. Это тоже очень важная работа.

Были ли проявления гендерной дискриминации в вашем подразделении?

Сложный для меня вопрос. Быть единственной женщиной в мужском коллективе очень непросто. Если кому-то кажется, что я в раю и у меня очень много мужского внимания, то это не так.

В первую очередь очень хочу поблагодарить командование за отношение ко мне. Они гордятся тем, что в их спецподразделении женщина, считают, что это закаляет и поддерживает боевой дух.

Мужчины в моем подразделении очень уважают то, что я нахожусь с ними на всех точках, в тяжелых условиях. Ведь иногда даже элементарные процедуры личной гигиены выполнить очень сложно.

Первый месяц было нелегко. В коллективе не было понимания, зачем женщина воюет, она должна сидеть в безопасном месте, воспитывать детей. Ежедневным трудом я доказывала мужчинам, что почти ничем от них не отличаюсь. Как и все, хожу в наряды, выполняю боевые задания, ношу амуницию. Если нужно что-нибудь перенести или выкопать окоп, я тоже это делаю. И даже когда мне предлагают помощь, я всегда отказываюсь, потому что считаю, что армия есть армия и мы должны быть на равных.

Какие сложности вам пришлось преодолеть?

До войны у меня были отношения. Но когда началась война, любимый человек уехал за границу, оставил меня одну.

Многие из тех, кого я считала своими друзьями, отвернулись от меня. Это были очень богатые люди, которые вместо того, чтобы поддержать свою страну, просто сбежали. Я не имею в виду женщин и детей, потому что это святое. Но считаю, что взрослые, сильные мужчины должны оставаться. Необязательно идти на передовую, можно помогать другими путями — быть волонтером, заниматься логистикой. Наши взгляды с этими людьми разошлись, они принялись меня осуждать. Война показала, кто на самом деле твой друг.

Еще одна вещь, которая меня очень выбивала из колеи, — это случаи мародерства. В первый месяц войны мой товарищ оплатил оружие. Но продавцы оказались аферистами, которые просто взяли деньги и скрылись. Также до нас не доехали бронежилеты, которые мы заказали с командиром. Не понимаю, как такое может происходить, тем более когда в стране война.

Но больше всего я боялась потерь. Когда прошло два месяца войны, я начала терять собратьев. Для меня это было очень тяжело. Особенно когда погиб мой наставник — снайпер, который передавал мне все знания военного снайпинга. Он был очень хорошим человеком. Когда его не стало, я где-то на месяц замкнулась в себе.

Но человек — это такое создание, которое привыкает ко всему, и я это приняла. Хотя на войне это для меня болезненно.

Что вас больше всего поразило во время полномасштабной войны?

Жестокость людей. Трусость. Впечатлило то, что помощь и поддержка пришла от тех людей, от которых я никогда не ожидала. А те, которых я считала друзьями, повернулись спиной.

Меня поразил наш украинский народ. Война очень сплотила нашу нацию, показала, кто настоящий патриот.

Ребята, вместе с которыми я воюю, — это добровольцы, люди, которые пошли по зову сердца. В нашем подразделении есть даже те, кто приехал из Франции, — это украинцы, которые были во французском легионе. Они вернулись, чтобы защищать свою землю. Также есть парень, который три года жил в Лондоне, он все бросил, приехал домой. И такие вещи действительно впечатляют. Ибо кто-то уезжает из страны, а кто-то, наоборот, возвращается.

Что сейчас не дает вам упасть духом и сломаться?

Мое моральное состояние было очень циклично: то у меня все хорошо, то все плохо. Я считаю, что третий месяц войны был переломным для всех. Пришло определенное понимание происходящего, адреналина немного поуменьшилось, и у многих, с кем я общалась, это начало перерастать в депрессию.

Я потеряла друзей, не понимала, есть ли у меня будущее, и тоже это почувствовала.

Но я справилась с этим, на сегодняшний день мое состояние выровнялось. Я поняла, что, несмотря на то что я нахожусь в горячей точке, нужно пытаться делать то, что делала и до войны. И сейчас, хоть у меня и военная жизнь, я начинаю возвращаться к нормальной. Я начала читать книги, которые любила, не только военную литературу. (Смеется.) Решила возобновить изучение английского языка. Такие простые обыденные вещи очень поддерживают меня.

Очень важно даже на войне обрести смысл жизни. Сейчас у меня есть понимание, чем я хочу заниматься, когда война закончится. Я начала строить планы на будущее.

Какие перспективы развития Украины вы видите?

У Украины очень большие перспективы, и я верю в будущее нашего государства. Это и есть одна из причин, почему я на войне. Я понимаю, что, когда закончится война, сразу все хорошо не будет. Будет экономический кризис, проблемы с работой, но все это временно. Спустя время, когда мы пройдем все этапы восстановления, начнется расцвет совершенно нового государства, новой Украины, которая будет очень сильной.

Что вы навсегда измените в своей жизни после войны?

Очень интересный вопрос. Мне кажется, что я уже навсегда изменилась.

Я стала более жесткой. Раньше люди на мне «ездили», я никогда никому не отказывала. Теперь я другая. Я принимаю решения жестко и очень четко. Мои друзья говорят, что у меня даже взгляд изменился. Я стала гораздо более серьезной, научилась контролировать свои эмоции.

Я начала принимать реальность такой, какой она есть. И даже когда мне очень тяжело, я напоминаю себе, что это был мой выбор. Если я выбрала этот путь, значит, я смогу его преодолеть. У меня есть эта сила.

Человек может все, когда захочет. Эта мысль пришла ко мне, когда я семь часов лежала с оружием на позиции — в пыли и мусоре, — чтобы враг меня не нашел. (Смеется.)

А еще изменились мои ценности. Знаете, когда-то, когда у меня еще не было денег, мне казалось, что если у меня будет дорогая сумка, то люди будут меня уважать. (Смеется.) Они будут понимать, что я чего-то добилась в этой жизни. Но сейчас мне очень смешно от этих мыслей, потому что эти сумки ничего не стоят.

Неважно, какая у тебя машина, сколько у тебя денег, потому что, когда пришла война, мы все стали равными. Самое важное — это мир и жизнь.

Что вы хотите сказать сегодня украинцам и миру?

Украинцам я хочу сказать огромное спасибо за их поддержку для нас, военных, — это очень важно. Это нас ободряет, не дает падать духом. Очень благодарна всем, кто верит в нас. Я очень хочу, чтобы как можно скорее закончилась эта война, и желаю всем выдержки и терпения. Уверена, мы выиграем эту войну.

Мир также хочу поблагодарить за помощь, за информационную поддержку. Не дай бог, чтобы происходящее сейчас в нашей стране происходило где-то еще. Мир — это очень важно. А еще хочу, чтобы мир знал: у нас в Украине не только мужчины смелые, но и женщины. (Улыбается.)

Читайте также:

Женщины на фронте: 10 вопросов военной парамеду Маргарите Ривчаченко

Женщины на фронте: 10 вопросов офицеру ВСУ Виктории Кравченко


Реклама

Популярные материалы
Читайте также
Стиль жизни / Блог стиль жизни

5 фильмов о сильных женщинах

Популярные материалы