«Моя сила — в моей земле». Анна Николаева о бюро NADESIGN и о том, каким должен быть идеальный интерьер помещения

Как архитектор продолжает работать, несмотря на все сложности

«Когда человек видит новый интерьер помещения, он должен чувствовать себя как дома», — убеждена основательница интерьерного бюро NADESIGN Анна Николаева. Архитектор пытается показать индивидуальность своего клиента, учитывает особенности его образа жизни и продолжает консультировать даже тогда, когда работа над проектом завершилась. В этом и преимущества ее интерьерного бюро.

В начале полномасштабной войны Анна Николаева вынужденно покинула родной Харьков, однако вскоре поняла: свою силу она чувствует именно в Украине. Она совершенствует навыки и продолжает создавать для клиентов комфортные интерьеры помещений. Об изменениях в жизни и особенностях бюро NADESIGN архитектор рассказала в интервью.

Какие задачи выполняет ваше интерьерное бюро?

Мы предоставляем полный комплекс услуг проектирования и комплектации интерьеров, выполняем проекты в разных стилях и любого целевого назначения: от частных жилых домов и квартир до общественных интерьеров. Обязательно ведем полный технический надзор за проектом и отвечаем за логистику и поставку материалов.

Вот, например, к Новому году мы закончили проект современного медицинского центра репродуктивной медицины в Харькове. Это было очень сложно, ведь мы должны учесть все технические вопросы по комплектации специального оборудования. А параллельно мы создали несколько жилых проектов для своих клиентов.

Мне действительно интересно делать любые проекты. Даже проект квартиры, предназначенной для аренды, нужно делать интересным — таким образом жилье будет более коммерчески выгодным.

Как вы адаптировали свою работу к условиям войны? С какими сложностями пришлось столкнуться и как вы их преодолели?

Я поняла, что препятствия, которые были раньше в моей работе, — это ничто по сравнению с ситуацией, которая сложилась сегодня. Поэтому мы с сотрудниками решили работать дальше в Украине, однако расширить услуги на другие рынки. В частности, мы делаем больше проектов в Киеве и на западе Украины, планируем выйти на международные рынки.

Как найти силы, чтобы, несмотря на войну, продолжать работать и профессионально действовать?

В начале полномасштабной войны я, как и большая часть моих коллег и друзей, уехала из Украины в Европу. Однако мне было очень тяжело что-то делать — не потому, что не знала, где работать, просто не было сил. Через два месяца я вернулась в Украину, а через месяц снова появилось и желание работать, и вдохновение, и стремление идти дальше. Моя сила — в моей земле.

Что изменилось в ваших приоритетах после полномасштабного вторжения?

Я с семьей вынужденно покинула все, что имела в Харькове: дом, работу, привычную жизнь. Поэтому долго чувствовала опустошенность. В столь сложное время меня поддерживали дочь, родители и близкие люди. Помню, как вместе с дочерью согласовывали самые важные решения в жизни. Но чем дольше мы находились в чужой стране, тем больше нам хотелось домой, в Украину. Вот тогда я поняла, что лучше дома нет ничего! Что, вернувшись, я смогу быть маленькой частицей большого возрождения своей страны.

Может быть, вы несколько иначе начали воспринимать свою работу, обращать внимание на другие вещи?

Я поняла, насколько мой труд важен для меня и для моих клиентов. А еще вспомнила те далекие, забытые за «гонкой жизни» ощущения — когда завершаю проект, так приятно видеть радость своих клиентов от нового дома.

Как бюро, которое есть у вас сейчас, отличается от бюро, с которого вы начинали, насколько оно изменилось, улучшилось, модернизировалось? Какие вещи вы переосмыслили для себя и какие изменения вносили, пока ваше бюро функционировало?

Я начинала свой путь 17 лет назад и, конечно, тогда многое делала иначе. Бывало, приезжала на объект и было очень страшно: вдруг что-то не то сделаю или не учту — наверное, каждый молодой специалист через это проходил. Но я всегда старалась делать красивые, изысканные интерьеры и говорила себе: «Как я не смогу? Я хочу работать, поэтому у меня все получится! Потом собиралась и начинала выполнять свою работу. Из года в год я делала более интересные и сложные проекты, училась делегировать и организовывать не только себя, но и своих сотрудников. Также посещала различные учебные мероприятия, чтобы работать слаженно, браться за большие по объему проекты, успевать своевременно все закомплектовать и соблюдать сроки сдачи проекта. Репутация — это сверхважная вещь.

Сегодня все по-другому. За эти годы мы прошли многие этапы формирования бюро. Сегодня я знаю, как решить любой вопрос, и меня уже не пугают ошибки.

Рассмотрим отдельный сегмент клиентов. Если к вам обращается семья с детьми, то на какие основные аспекты следует обратить внимание, чтобы создать для них комфортное жилье?

Я всегда спрашиваю у клиентов: «Чего бы вам хотелось от нового жилья?» И уже в процессе разговора узнаю о семье, ее привычках, о том, что нравится, а что нет, как жили раньше, что хочется взять с собой в новое жилье. Только после этого я понимаю, что должна рекомендовать и какие аспекты подходят.

С какими клиентами кроме семей вы также работаете?

Я действительно в основном работаю с семьями. Потом — уже со взрослыми детьми своих клиентов или старшими людьми, у которых дети выросли и «разлетелись» по отдельным домам. Этим двум категориям требуется более компактное, более функциональное жилье. Но у меня также много клиентов из среднего и крупного бизнеса. Для этой категории бюро выполняет проекты не только жилья, но и общественных учреждений, офисных помещений, клиник, гостиниц, заведений общепита и т.д.

Интерьер офиса для бизнеса или обычного жилья — чем они отличаются, какие приоритеты и особенности характерны для каждого интерьера?

Сейчас красиво оформленное офисное пространство — это визитная карточка компании. Поэтому для такого помещения есть несколько правил проектирования. Первое — это информация о сфере деятельности компании. Второе — нужно понимать, каков коллектив. Третье — кто является клиентом компании, как мы встречаем клиента, где разговариваем. В проекте офиса мы работаем больше над техническими схемами оборудования и тем, как все правильно подключить, чем над декором. Нам нужно учесть нормы безопасности труда и многие другие детали, о которых мы не говорим при проектировании жилого интерьера.

Обращаются ли к вам клиенты за помощью, если испытывают трудности с эксплуатацией помещения? Что в таких случаях вы делаете?

Я всегда помогаю своим клиентам. Например, когда что-то случилось с их плиткой и надо где-то взять точно такую же, я бесплатно все ищу. Или когда что-то сломалось, я даю совет, где можно починить, или присоединяюсь к переговорам с поставщиками, чтобы получить замену. Я такой же потребитель, поэтому хочу получать качественный продукт и знать, что в случае чего мне все либо починят, либо заменят. Если мои клиенты собираются покупать новое помещение, я тоже их консультирую.

Какой свой проект вы считаете самым лучшим?

Я к каждому проекту отношусь по-особому и делаю все с любовью. Поэтому я не могу выбирать, какой мне нравится больше всего.

Бывает, что смотрю на фото проектов, сделанных пять или десять лет назад, и помню, что там было, с чем мы боролись, как преодолели сложности. Это очень приятные воспоминания.

Какие нововведения в бюро вы планируете ввести? На что намерены обращать больше внимания?

Мы это уже делаем. С началом полномасштабной войны перевели бюро в другой город, начали выходить на новые рынки. Сейчас мы разрабатываем новые продукты в других направлениях дизайн-услуг. К примеру, уже запустили линию доступного дизайна, так называемого smart-design, который подходит для помещений с небольшой площадью. И взяли также совершенно противоположное направление в luxury-сегменте — проектирование интерьеров для яхт. Это новый для нас вид деятельности, но я стараюсь его освоить.

Реклама

Популярные материалы

5 этапов отношений, через которые проходят только крепкие пары...


Что делать с выпадением волос, если нет возможности пойти к...


Как меньше тратить тепло дома и что делать, если отключат отопление...


Читайте также
Популярные материалы