Спеціальна версія журналу
ELLE Україна

Волонтерский фронт: история Алены Лукьянчук

Фотограф, которая приняла решение остаться в Киеве, чтобы помогать инсулинозависимым людям

Наша новая героиня Алена Лукьянчук — член харьковского Фонда св. Винцента де Поля. С начала войны она активно занимается поиском и отправкой медикаментов для диабетиков, закупает и развозит гуманитарную помощь по Киеву и его пригороду. Как начался волонтерский путь Алены и как ей удается оставаться на плаву, узнала Леся Пахарина. 

Алена Лукьянчук

Л. П.: Алена, расскажи, пожалуйста, чем ты занималась до войны? Где была в дни, когда началось полномасштабное вторжение россии в Украину?

А. Л.: До войны я полгода жила в Грузии. Делала съемки и занималась ретушью. Когда начались первые разговоры о полномасштабной войне (еще в декабре), я была уверена что этого не случится ни при каких обстоятельствах.

Так вышло, что в январе 2022 года я решила вернуться в Киев, так как всегда любила и люблю этот город всем сердцем.

Чем ближе было 24 февраля, тем больше на меня давил близкий круг общения. Многие говорили, что пора делать ноги ради безопасности. У меня было два билета на самолет и два билета на поезд, но я так и не смогла уехать. Каждый раз что-то внутри останавливало меня, и в итоге я приняла решение остаться в Киеве. 

Я не могла бросить своих родных людей, не могла даже представить себе, что я буду где-то там далеко, когда тут будет твориться ужас.

23 февраля вечером я шла мимо Золотых Ворот в полной гармонии с собой, заглянула в новое для меня заведение Juju на Пушкинской (кто бы мог подумать, что уже скоро я познакомлюсь с этими ребятами, так как они будут готовить еду для нуждающихся), а потом я хотела купить билет в театр, чтобы пойти туда 24 числа вечером :))

Л. П.: Как ты приняла решение стать волонтером?

А. Л.: Такой вопрос у меня даже не стоял. Просто на второй или третий день я начала поиски инсулина для брата и все закрутилось.

Моему брату Кирюхе 3 годика. Больше года назад ему поставили диагноз «сахарный диабет». Инсулин, который был ему жизненно необходим, я не могла найти в украинских аптеках, поэтому занялась его поисками за границей. Бросила клич в Instagram, много людей сделали репосты, откликнулась девочка из Парижа. Она купила инсулин, все оплатила и отправила в Украину. Логистика в военное время, сами понимание, — непростое дело. Но все получилось.

Алена Лукьянчук

После этого разные люди начали присылать мне инсулин, а я, в свою очередь, доставляла его детям, инвалидам, старикам, развозила по больницам.

Сотни людей ежедневно звонили/писали мне в поисках инсулина — стало понятно, что нужен сайт, чтобы работа шла более эффективно и нуждающиеся в препарате могли сами заполнять формы для поиска медикаментов, искать все нужные контакты, списки аптек.

Мне очень повезло, со мной на связь вышли две девочки, которые помогли реализовать задуманное. Одна занималась созданием сайта insulin-help.weblium.site, вторая — заполнением данных в таблицах, я искала, где достать инсулин, координировала поставки, закупала, сохраняла контакты людей, кому нужен инсулин и кто может им поделиться.

Так началась моя история в волонтерстве.

Алена Лукьянчук

Л. П.: Ты волонтеришь одна или есть команда?

А. Л.: Я участница харьковского Фонда Св. Винцента де Поля. В Киеве у нас команда из 11 человек. Я безумно рада быть ее частью.

Алена Лукьянчук

Наши волонтеры находятся в Харькове, Львове и Киеве. Все мы между собой коммуницируем, помогаем и поддерживаем друг друга.

Также я держу связь и с другими волонтерами по Киеву, с владельцами заведений, врачами.

Алена Лукьянчук

Л. П.: Расскажи, пожалуйста, подробнее о своей волонтерской деятельности

А. Л.: Основное — это помощь диабетикам. С приходом войны в мой дом я стала еще лучше разбираться в этой теме. Кроме того, занимаюсь закупкой и развозкой продуктов, средств гигиены и всего самого необходимого по городу и за городом.

Также я веду страницу нашего фонда @dopomoga_kozhnomu_ua, публикую отчеты, фото/видео, пишу посты. Регулярно пишу письма в другие фонды для получения гуманитарной помощи.

Периодически выезжаю на места разрушений (Киев, пригород), чтобы зафиксировать на фото и поделиться с миром ужасной трагедией, которую переживают наш народ.

Л. П.: Ты делала фоторепортаж домов, которым были нанесены серьезные разрушения. Поделись своими эмоциями как это было.

А. Л.: Сам процесс был не таким эмоциональным, а вот обработка фото и видео были тяжелыми.

Когда едешь снимать сразу идет выброс адреналина, во-первых, потому что часто нужно разговаривать с полицией или военными, а это занятие не из самых простых — нужно убедительно рассказать почему и для чего я снимаю. А во-вторых, часто места еще не разминированы и просто небезопасно там находится. Из-за этого сам вид разрушений не воспринимается в полной мере.

Максимальный откат получаю ночью, когда сижу в ноутбуке и отбираю фото. Разглядывая в деталях весь этот ужас, в голове представляются картинки людей, которые когда-то мирно жили в этих домах, дети весело игрались на детских площадках, а сейчас ты смотришь на свои фото и понимаешь, что всего этого нет, все стерто с лица земли.

Л. П.: Что сложнее всего в твоем волонтерском деле?

 А. Л.: Не хватает часов в сутках. Часто дел столько, что даже непонятно с какой стороны подступиться. Иногда на сон остается всего 3 часа. 

Л. П.: Бывало ли так, что руки опускались и не было сил?

А. Л.: В целом я достаточно спокойный человек. В день, когда всё началось, у меня не было истерики. Держалась.

Впервые поплакать по поводу происходящего смогла всего пару дней назад, просто не могла остановить слёзы. Думаю, это было вызвано тем, что накопилось много всего. Недосып, усталость, поездки в города и села около Киева, чтобы сделать фото и завезти гуманитарную помощь, прослушивание интервью с психологом, которая рассказывала истории своих пациентов после насилия, — вот и слёзы.

Сидела на бровке посреди города и просто рыдала.

Л. П.: Что помогает морально держаться на плаву? В чем ты находишь свой внутренний ресурс?

А. Л.: Мне помогает рутина. Спустя месяц после 24 февраля я начала готовить разные блюда, включать музыку, читать книги и рисовать, писать свои мысли каждый день. Начала принимать горячий душ или ванную, чтобы снять напряжение.

Я зажигаю свечи каждый день и покупаю домой свежие потрясающие цветы, которые минимум 10 раз в день вызывают у меня улыбку на лице. 

Безусловно, если тебе самому нужна помощь, ты никак не сможешь помочь другим, поэтому нужно держать себя всегда наполненным.

Л. П.: За все время с 24 февраля какой день был для тебя самым страшным?

А. Л.: Я хорошо помню этот вечер. Мне писали мои друзья из Харькова и буквально прощались. Это было самое страшное.

На втором месте — когда я после начала комендантского времени шла пешком по городу. Мне было очень страшно быть дома одной. Это было после 8 вечера и при виде каждой проезжающей мимо меня машины внутри становилось так пусто и страшно, я на полном серьезе молилась, чтобы дойти целой.

На третьем — ночь, когда в 5 утра я подлетела с кровати от того, что в пяти минутах ходьбы от меня снаряд попал в дом.

Киев

Л. П.: Что изменилось в тебе за время войны?

А. Л.: Поменялось восприятие многих ситуаций.

То, что раньше могло вывести из состояния равновесия, сейчас не имеет на меня влияния.

Л. П.: Что самое страшное для тебя в войне?

А. Л.: Страха нет. Есть боль, боль от осознания происходящего.

Л. П.: Кто из людей больше всего поддерживает тебя во время войны?

А. Л.: Наверное, непосредственно те, с кем коммуницирую каждый день. Этих людей немало и каждый вносит свой вклад.

И, конечно же, есть самые близкие люди. Я очень их люблю и в любой момент могу им позвонить. Знаю, что они меня всегда поддержат.

Л. П.: Недавно ты опубликовала свой стих в Instagram. Расскажи о нем. Ты давно пишешь?

А. Л.: Да, у меня приключились интереснейшая история. Вечером 29 марта я решила сделать пост в инстаграм, поделиться историей — в результате все вылилось в стих. Вот он:

Вас любит Бог

Повстречала старика я, по дороге.

Он был как надо: с усами, бородой, с такими светлыми глазами и деревянной тростью под рукой. 

«Чего вы грустная такая?» — получила я вопрос. 

Идя по улице, укутавшись в свои бегущие строки, утонула, как камень, брошенный в море, 

замечая лишь шум деревьев и пороги. 

Дома, пустые улицы, одно произведение, 

всё на повторе.

«Та вот, вся в мыслях потерялась, ловлю конец, ища начало, а хочется наоборот».

Услышала в ответ: «Вас любит Бог».

И стало всё понятно лишь по взгляду, мне послан был ответ на мой вопрос. 

Всё есть и будет так, как знают свыше, 

И те, кому суждено, будут всегда рядом, а не наоборот.

Текст: Леся Пахарина


Реклама

Популярные материалы

Закуска из шампиньонов и белых грибов


Украинский фильм «Как там Катя?» получил две награды на...


Стало известно, сколько заплатят Леди Гаге за роль Харли Квинн...


Читайте также
Популярные материалы