Спеціальна версія журналу
ELLE Україна

«За границей не легче». Певица Shadu о вынужденной миграции, свекрови в Мариуполе и информационном фронте

История украинки, которую российская агрессия уже во второй раз хочет лишить дома

Крымчанку Ксению Шадурскую (сценическое имя Shadu) Россия второй раз за восемь лет пытается лишить самого дорогого. Сегодня певица, вынужденная выехать в Молдову для реабилитации своего мужа, организует там митинги в поддержку Украины, собирает средства для украинских бойцов, ежедневно рассказывает правду о войне в своих соцсетях и пишет песни о самой большой мечте — возвращении домой. О первых военных днях, свекрови, отказавшейся покидать Мариуполь, и о своей деятельности за границей Shadu рассказала в интервью ELLE.UA.

Чем вы занимались до войны и как изменилась ваша деятельность после 24 февраля?

До войны у меня была прекрасная жизнь, которую я создала себе трудолюбием и упорством. Я выпускала песни и вела fashion блог. Мои ролики о том, как девушкам немодельных параметров можно одеваться стильно и бюджетно, набирали сотни тысяч просмотров. С 24 февраля свои видео я посвящаю совсем другой теме, поскольку приоритеты во время войны изменились. Да, я осталась блоггером, но вместо модного направления, которое всегда меня интересовало, мои ролики стали касаться вопросов политики и взаимоотношений РФ с Украиной, отношения мира к войне в Украине.

Когда и при каких обстоятельствах вы приняли решение о выезде из Украины?

Мы с мужем планировали оставаться дома, в нашем родном Киеве. Но родители очень настаивали на том, чтобы мы переехали в менее опасный регион, поскольку столица всегда будет стратегическим объектом для врага. Мои родители, а также старенькие дедушки и бабушки живут в Черкасской области, поэтому мы решили, что, наверное, есть смысл в такое сложное время быть вместе со всеми родными. Помню те ощущения, когда мы уже покидали военный Киев, проезжали блокпосты, видели людей с оружием. Я была за рулем, и это было действительно страшно. Черкассы, к счастью, не обстреливали, но ракеты рашистов регулярно пролетали над областью и сирены раздавались по несколько раз в день, особенно ночью. Каждый раз мы собирали рюкзаки с документами, сажали собак в сумки и бежали в бомбоубежище. Через несколько дней мы поняли, что нужно спать одетыми, чтобы собираться максимально быстро. Мы решили сразу, что всегда будем реагировать на сигнал тревоги: ты можешь сто раз бегать и ничего не будет, а на сто первый раз, когда ты решишь не прятаться, ракета может попасть именно в твой дом. Но у нас была сложность: подвал торгового центра расположен в 5 мин от нашего дома, до него нужно было еще добежать, а мой муж, который сейчас восстанавливается после инсульта, еще не может быстро передвигаться. Ему нужна моя помощь, чтобы одеться, зашнуровать обувь и быть готовым к выходу (о беге вообще речь не идет). Соответственно, скорость, с которой мы собирались, была небольшая, поэтому мы каждый раз боялись, а вдруг именно сейчас мы не успеем. Муж всегда просил, чтобы я думала о себе и быстро бежала вперед. Но я бы никогда не бросила его, и если бы пришлось нам погибнуть, мы были бы точно в этот момент вместе. Так мы приняли решение уехать в более спокойный регион с меньшим количеством тревог в течение дня. Найти жилье на Западе Украины в эти месяцы было настоящим испытанием, но нам везло на хороших людей. Мы почувствовали, как нация сплотилась во время войны. Украинцы показали свои лучшие качества, и я чувствую гордость за то, что я украинка!

Какая ситуация сейчас с вашей свекровью в Мариуполе? Поддерживаете ли вы с ней связь?

Мы очень долго искали маму мужа. И слава Богу, благодаря людям, которые делились постом о поиске, мы наконец-то ее нашли. Мне написала женщина, живущая рядом с ней. Свекровь раз в неделю с чужого телефона передает нам сообщение, но на все наши просьбы выехать из Мариуполя она не соглашается. Мы уже несколько раз отправляли к ней волонтеров, которые могли бы ее вывезти. Она очень верит в ВСУ и говорит, что очень скоро наши украинские защитники («мальчики», как она их называет) освободят наш родной Мариуполь от орков. Она никуда не поедет, это ее город, и она хочет быть в Мариуполе, когда его наконец-то освободят от зла. Мы уважаем ее выбор, как бы нам ни было больно.

Что вас подвигло стать на защиту информационного фронта?

У меня как у певицы и fashion-блогера была небольшая часть российской аудитории (слава Богу, больше нет). И 24 февраля мне, как и многим моим коллегам по шоу-бизнесу, казалось, что нужно обращаться к этой аудитории,  они обязательно нас услышат, выйдут на улицы и будут делать все, чтобы остановить кровавый диктаторский режим Путина. Однако я ошиблась!

Но я решила не останавливаться и рассказывать правду как можно большему числу людей: о том, что сейчас происходит в моей стране, о мифах времен Советского Союза, а теперь мифах путинской России. Психологически это было непросто, потому что комментарии на мои посты были очень грязными и оскорбительными, с постоянными пожеланиями смерти мне и моей стране. Но я даже с этим смирилась. Я и дальше буду каждый день рассказывать всему миру о том, как цинично, с ножом в спину Россия напала на своего соседа. О том, как русские солдаты совершают военные преступления, убивают и насилуют наших женщин, детей, как мародеры вывозят из моей страны все, что видят, от золотых украшений до унитазов. Я уверена, что это зло скоро будет наказано.

Какую конкретно помощь вы сейчас оказываете другим?

Сейчас я в Молдове, где продолжаю делать то, что делала и в Украине — создавать и записывать песни, вести свой блог и страницы в соцсетях. Свои площадки я использую для выражения гражданской позиции. С первых дней войны я и моя семья помогаем ВСУ и нуждающимся людям, отправляем средства в благотворительные фонды и волонтерим (папа ремонтирует авто для военных, мама готовит еду, а брат плетет маскировочные сетки и работает в информационных войсках Украины). Сегодня нельзя без волонтерства: кто-то вывозит под обстрелами гражданских людей с горячих точек, кто-то привозит лекарства, помогает старикам, а кто-то спасает животных. Лично я помогаю собирать средства на гуманитарные нужды только через волонтеров, которых знаю лично: делаю это регулярно в своем блоге и очень благодарна своим подписчикам, которые присоединяются. Кроме того, как певица и автор песен, я не могла не выразить своих переживаний в музыке и стихах. Поэтому в первые дни войны в бомбоубежище родился текст моей песни «Возвращайся живым».

В Кишиневе я помогаю в организации митингов в поддержку Украины и очень радуюсь, что с каждым днем ​​на них приходит все больше людей. Недавно мне выпала честь исполнять гимн Украины на одном из таких митингов. Многие узнают о таких акциях из моего блога.

Как сейчас поддерживают украинцев в Молдове?

У меня создалось впечатление, что большинство граждан Молдовы адекватно воспринимают ситуацию и понимают, кто является реальным агрессором, бомбящим мирные города. Все люди, с которыми мы здесь общались, всегда выражали желание помочь украинцам и чем могли действительно помогали. Молдова встретила нас очень приветливо, за что мы будем благодарны всю жизнь. Сейчас в Кишиневе мы снимаем небольшой домик. Хозяева очень душевные люди и тоже очень болеют за Украину.

Как выглядит ваш обычный военный день?

Мой день начинается с того, что я звоню своим родным в Украину и спрашиваю, как прошла ночь, как у них дела. Затем читаю новости во всех пабликах. Готовлю еду. Контактирую с волонтерами, спрашиваю, что нужно сейчас, как я могу помочь? Собираю средства на нужды наших бойцов и гражданских. Каждый день вожу своего мужа в реабилитационный центр, где он занимается восстановлением руки и ноги после инсульта. Делаю контент для соцсетей, где рассказываю правду о преступлениях РФ. Стараюсь больше сидеть за клавишами и создавать музыку.

Что вам помогает не падать духом?

Скажу честно, иногда кажется, что нет сил вообще. Многие думают, что если ты не в Украине, тебе легко. Нет, не легко. Я сижу на антидепрессантах, не могу нормально спать, как каждый украинец, круглосуточно читаю новости и переживаю за каждую ракету, за каждый взрыв, за каждую потерянную жизнь. Единственное, что меня успокаивает – это музыка. Владелец дома, который мы арендуем в Кишиневе, привез мне синтезатор, чтобы я могла писать. Недавно из Киева передали мою аппаратуру, которую я приобрела как раз за месяц до войны, это была моя огромная мечта. Теперь я каждый день сижу за клавишами и пою, пишу музыку и стихи. Это мое единственное спасение, чтобы не сойти с ума.

Планируете ли вы возвращаться в Украину?

Недавно я написала четыре строчки для своего Instagram, из которых потом родилась новая песня:

Когда я вернусь в свой дом,
Я буду жить не как раньше,
Я буду любить все вокруг
И еще сильнее

Каждый раз, когда перечитываю их, выступают слезы. Моя самая большая мечта – вернуться в мой родной Киев, в свой дом. Я очень надеюсь, что мне будет куда вернуться, что мой дом устоит. Мечтаю увидеть своих родных. Это все, что я хочу. С этими мыслями я засыпаю, с этими мыслями я просыпаюсь. Верю, что очень скоро вернусь в Украину, которая доказала всему миру, насколько она мужественная. Мы самый сильный народ, и мы обязательно победим!


Реклама

Популярные материалы

Закуска из шампиньонов и белых грибов


Украинский фильм «Как там Катя?» получил две награды на...


Стало известно, сколько заплатят Леди Гаге за роль Харли Квинн...


Читайте также
Популярные материалы