Сила украинской женщины: Анастасия Федорова о том, каково это — быть женой министра цифровой трансформации Украины, когда идет война

Эксклюзивное интервью для ELLE.UA

Украинская женщина сегодня — это символ несгибаемости. Полномасштабное вторжение проявило это как никогда четко. Украинки мужественно защищают родную страну на передовой, помогают в тылу, волонтерят, заботятся о детях, семье и собственной безопасности и благополучии. Все мы разные, но объединены одной болью.

Свою стойкость и силу демонстрируют и супруги влиятельных мужчин нашего государства. В рубрике «Сила украинской женщины» мы рассказываем, как им удается держаться, быть сильными и продолжать бороться. Наша сегодняшняя героиня — жена министра цифровой трансформации Украины Михаила Федорова Анастасия Федорова.

Анастасия Федорова — пример современной прогрессивной украинки. С Михаилом Федоровым они познакомились в студенческие годы. За 10 лет отношений супруги прошли вместе много испытаний, но, несмотря на трудности, всегда были верными партнерами и опорой друг для друга. Анастасия начала свою карьеру, преподавая английский для IT-специалистов в родном Запорожье. Переехав в Киев вместе с Михаилом, она осуществила давнюю мечту и основала бренд женской одежды COVER. Параллельно с развитием собственного бизнеса Анастасия вместе с мужем воспитывает их общую дочь Марусю.

С начала полномасштабного вторжения Анастасия проявила только лучшие качества. Несмотря на предложение уехать из страны в первые месяцы вторжения, она осталась в Украине, возобновила работу собственного бренда, помогает армии, поддерживает мужа и заботится о семье.

Lifestyle-редактор сайта ELLE.UA Иванна Петрович пообщалась с Анастасией и расспросила о том, как изменилась ее жизнь с 24 февраля, о работе в условиях войны, собственных трансформациях и о том, каково это — быть женой министра цифровой трансформации Украины.

О жизни во время войны

Какими были ваши первые мысли и действия утром 24 февраля?

Если говорить честно, мы еще до 24 февраля осознавали, что надвигается что-то ужасное. 23 февраля вечером я ехала по центру города после рабочей встречи и видела в глазах людей обеспокоенность. Когда 24-го мы проснулись от взрывов, то сразу поняли, что самые плохие предчувствия оправдались. Было страшно, однако от паники меня спасло то, что я рациональный и эмоционально устойчивый человек и принимала все решения взвешенно. Мне нужно было найти ответы на множество вопросов: «Что делать дальше?»,«Какие планы у мужа?», «Как мне быть?», «Что делать с ребенком?», «Что будет с моими работниками?»... Поэтому у меня не было времени для слез и эмоций. Я собиралась и продумывала план действий.

Как изменилась ваша жизнь после 24 февраля?

Жизнь изменилась у каждого, но мне грех жаловаться. Сейчас особенно сложно нашим защитникам и их семьям. Мы должны ценить их преданность, потому что мы в относительной безопасности только благодаря им.

После 24 февраля мы осознали, что нужно быть более социально ответственными. Наш бизнес был официальным, платил налоги и раньше. Мы помогали, но не в тех масштабах, в которых это требовалось. Теперь мы поняли, что если в Украине каждый человек не будет поддерживать армию и если все не объединятся в единый организм, то будет очень сложно противостоять тому ужасу, который пришел к нам. С первого дня, как только мы возобновили работу в COVER, мы были благодарны нашим воинам за возможность работать в относительной безопасности, потому что после 24 февраля эта перспектива казалась невозможной.

Надеюсь, что в нынешних условиях каждый человек в Украине понял, что заботиться нужно еще о ком-то, кроме себя.

Как выглядят ваши будни сегодня?

С войной пришло осознание, что жизнь очень быстротечна и может остановиться в любой момент. Мы многое пережили и не знаем, какой будет реальность завтра, поэтому нужно менять жизнь, если вы ею не удовлетворены. Я поняла, что людей, с которыми ты поддерживал контакт ради контакта, без желания общаться, занятия, от которых ты не получал ни удовольствия, ни пользы, нужно вычеркнуть из своей жизни.

Кроме того, стало больше работы. Она помогает отвлекаться от ужасных мыслей, дает понимание, что ты поддерживаешь экономику страны и ВСУ. 

Ждать момента, когда станет легче сделать то, что я хочу, — не мой вариант. Не нужно ничего ждать, нужно делать, понимать, от чего ты получаешь заряд энергии и мотивацию двигаться дальше, и использовать это.

Как вы отвлекаетесь?

От страшных мыслей действительно отвлекает работа. В свою очередь, семья отвлекает от работы, а еще есть хобби исключительно для себя, чтобы отвлечься вообще от всего. Для меня это спорт, чтение или занятия по английскому. Я считаю, что баланс не может быть идеальным, но моя гармония в жизни стоит на трех китах: работа, которую ты любишь, семья (любовь, родственники, дети), самодостаточность и самосовершенствование, то есть расширение своих знаний и забота о себе как ментально, так и физически. И когда у вас есть все эти составляющие, то они поддерживают вас и не дают упасть духом.

Как ваша дочь реагирует на войну? Как вам удается ее успокаивать?

Когда у нас с мужем родилась Маруся, мы решили, что никогда не будем ей врать. Мы можем адаптировать правду, потому что для ребенка ее возраста сложно понять некоторые вещи. В семье мы все скорее рациональны, чем эмоциональны, поэтому и Маруся растет такой. Мы рассказывали ей о том, что может случиться, что Россия — это страна-агрессор, которая на нас напала. Мы не показывали смерти людей в том масштабе, в котором это было на самом деле, потому что это может травмировать ребенка. Для меня было важно, чтобы Маруся знала, что происходит в Украине, и пережила эти эмоции. Но я не хотела бы, чтобы она жила в ненависти. Мы рассказывали дочери, каким нужно быть, чтобы это больше не повторилось и мы не стали подобны им, но не из-за злобы и ненависти. Когда мы водим ее на кружки и включается сирена, Маруся знает, что нужно делать. Удивительно, но она феноменально спокойна и технична.

О повседневных обязанностях в мирное время

Вы преподавали английский для IT-специалистов, затем занимались созданием бренда одежды COVER. Какой была ваша жизнь в мирное время после замужества?

Английский язык я преподавала более 4 лет назад. Это была совсем другая жизнь. Я получала удовольствие от коммуникации с людьми. Мне нравилось делать этот процесс обучения креативным и не банальным. Однако я всегда понимала, чего хочу. В Запорожье, откуда я и Михаил родом, было сложно реализовать свои цели. Когда мы переехали в Киев, я попыталась создать бренд одежды. Сначала я прощупывала почву, тестировала рынок. Я подошла к созданию бренда взвешенно и грамотно, потому что для меня бренд одежды был не просто салоном ради салона — это бизнес и душа, хотя, конечно, бренд должен быть в том числе и прибыльным, как и любой бизнес.

В первый месяц костюмы нашего бренда были так популярны, что я начала более подробно разбираться в этой сфере и рынке. Я изучала аудиторию, правила развития бизнеса и определила план действий. Вместе с агентством в период ковида мы создали бренд COVER. Мы развивали марку и готовили летнюю коллекцию. Она как раз была готова, когда началось полномасштабное вторжение, и в первый месяц я даже не думала, что вернусь к ней. Когда произошла деоккупация Киевской области, мои сотрудники и я возобновили работу.

Мы не знали, понравится ли эта коллекция покупателю, потому что казалось, сейчас не до моды. Однако мы попробовали, и коллекция стала очень популярна. Мы были удивлены. Возможно, это произошло из-за того, что сейчас большой интерес ко всему украинскому. Мир стал интересоваться нами, осознав, что у нас много сильных, креативных и творческих людей. Сейчас мы продолжаем работать в новых реалиях. 50% дохода от этой коллекции мы отправляем подразделениям ВСУ на Запорожском направлении. Мои родители жили на оккупированных территориях, поэтому для меня это очень личное. Также мы проводим благотворительные лотереи, донаты от которой уходят в помощь армии.

Мы немного адаптировали бизнес, развиваем его и верим, что будущее будет лучше, однако этот болевой порог никто из нас не забудет.

По каким вещам из довоенной жизни вы скучаете больше всего?

Мне не хватает безмятежности. Тех моментов, когда ты можешь пофантазировать о будущем, о путешествиях или банально строить планы. У тебя есть возможность планировать и понимать, что только от тебя зависит, осуществится это или нет.

О том, каково это — быть женой министра цифровой трансформации Украины

Каково это — быть женой министра цифровой трансформации Украины во время войны?

Я не очень люблю быть публичной, а вот мой муж, если мы говорим о его профессии, делает максимум от того, что от него требуется. До вторжения мы любили посещать мероприятия вдвоем и проводить время дома. Этого было достаточно.

Раньше меня даже обижало, когда все обращались ко мне как к жене министра, потому что я себя такой не чувствую. Да, я жена, но Миши Федорова, а не министра. И это одна из важных моих ролей, но не единственная. В постсоветском обществе существовали определенные стереотипы как политиков, так и их жен, которых воспринимали в качестве дополнения к их мужьям. Современные тенденции совсем другие, эти стеретотипы уходят, и наша семья тому подтверждение.

Миша — один из тех, кто показывает обществу, как должен выглядеть политик 21-го века в самом сердце Европы. А я могу показывать, какой может быть жена современного политика.

Я вышла замуж почти 10 лет назад, и прежде всего чувствую себя женой Миши Федорова, а не политика или министра цифровой трансформации. Со временем изменились только мы. Мы познакомились, когда жили в общежитии, завершая обучение. Он стартовал с агентством, я начала работу с IT-сегментом, преподавая английский язык. Мы все строили вместе. Были как взлеты, так и падения.

Конечно, сейчас все приобрело новый масштаб, но я все еще просто жена своего мужа, Миши Федорова.

Если говорить о войне, то, конечно, сейчас всем очень тяжело. В том числе и Михаилу, потому что объем работы намного увеличился. Но я с ним, я всегда рядом и считаю, что это и есть ключ к крепким отношениям — просто быть рядом и проходить все испытания вместе.

Обсуждаете ли вы со своим мужем военные действия?

Мы скорее делимся эмоциями по поводу той или иной новости. Это боль, страх, сменяющиеся верой, позитивом, особенно когда случается что-то хорошее, например прогресс наших ребят на передовой. Это очень тонкая грань. Хоть мы и европейцы, свободны в мыслях и толерантны в своих взглядах, однако очень трудно не ненавидеть тех, кто принес войну в твой дом. Ты начинаешь ненавидеть все. Ты полностью дестабилизируешься. Поэтому мы стараемся держаться другой стороны — верить в лучшее, понимать, что мы можем сделать для победы, как мы можем помочь нашей армии.

Несмотря на то что вы одна из немногих, кто знает своего мужа лучше, чем кто-либо в его окружении, открыли ли вы за время войны для себя какие-то качества вашего мужа, которые стали неожиданными даже для вас?

За 10 лет наших отношений в нашей жизни происходило много поворотных событий, которые испытывали нас: переезды, смена места работы и т.д. Поэтому мы хорошо изучили друг друга. Я не могу сказать, что была чем-то удивлена с начала полномасштабного вторжения. Я знаю отлично, что, чем бы ни занимался мой муж, он делает это не просто лучше всех, а задает новую планку. И это касается не только политики. Раньше он занимался маркетингом и СММ-агентством и я видела, как он работает и каких успехов может достичь. Но я горжусь тем, что в кризисной ситуации он не паникует, а понимает, что нужно делать, и это мне очень помогает. Ибо когда ты переживаешь, эмоции могут брать верх над рацио, и очень важно, когда рядом с тобой рациональный человек, умеющий успокаивать.

Также была одна показательная ситуация. В первый месяц войны моему мужу предложили вывезти меня и дочь. На что мой муж ответил: «Моя жена не согласится, и она тоже решает». И я горжусь тем, что мы равны в принятии решений. Я это очень уважаю в нем, потому что в таких сложных условиях не каждый мужчина согласится разделить эту ответственность.

Об отношениях во время войны

Как вы поддерживаете своего мужа сейчас в столь сложное время?

Все очень банально. Иногда достаточно просто выслушать и обнять. Мне кажется, когда ты рядом с человеком и эмоционально разделяешь его чувства — это лучшая поддержка.

Есть традиции, которых вы до сих пор придерживаетесь?

Сейчас их стало меньше. Раньше вдвоем с мужем мы ходили в кино на вечерние сеансы, однако, к сожалению, сейчас это опасно, поэтому мы проводим время вместе за ужинами, делимся своими переживаниями, новостями из жизни. Это очень сближает. Это классно, когда твоя вторая половинка — твой лучший друг, которому ты можешь излить душу и с которым можешь хорошо провести время. Как и лучший друг, он может указать на ошибку, поддержать в трудную минуту, похвалить или показать выход из ситуации, когда это нужно. И вот этого человека, который с тобой честен, искренен и желает тебе только лучшего, ты ценишь и уважаешь.

Есть ли сейчас место для романтики в ваших отношениях? Можно ли попросить вас рассказать об одном из таких моментов?

Очень сложно назвать один момент, потому что в нашей жизни романтика происходит чуть ли не каждый день. Муж всегда приносит нам с дочерью два букета цветов. Он приглашает меня на свидания. С начала войны у нас не было чего-то экстраромантического, но, когда романтика присутствует в твоей жизни постоянно, ты воспринимаешь ее как норму. Что, вероятно, тоже не совсем хорошо, ведь ее надо ценить больше.

О работе во время войны

Сейчас вы занимаетесь собственным брендом. Насколько тяжело развивать модный бренд в условиях войны? Что планируете делать дальше в профессиональном плане?

Многие, кто выехал из Киева за границу или в относительно безопасные места в Украине, имеют ложное видение происходящего. Менеджеры, предприниматели, с которыми я привыкла работать, боятся даже выходить на связь или открывать склады и магазины. Мне пришлось учиться работать в новых условиях, понимая, что у всех разные ощущения и это нормально.

Я боялась, что моя команда решит не возвращаться к работе, но я была удивлена, когда они сказали, что ничего эти «соседи» не получат и мы будем работать как раньше и даже лучше. Вот в таком новом ритме жизни мы и трудимся. Это сложно, но возможно. Сложности возникают еще и потому, что в модной индустрии ты все планируешь заранее, в том числе и коллекции, которые разрабатываются за полгода. Сейчас сложно найти и приобрести нужные ткани, фурнитуру. Поставщики работают нестабильно. К тому же ты не понимаешь, каким будет спрос на твой товар, до конца. Когда мы стартовали с новой коллекцией во время войны, мы даже не ожидали, что продажи будут больше, чем были до войны. 

Планируете представлять свой бренд за границей?

Наш бренд достаточно крафтовый, поэтому для меня очень важно сохранить качество, которое часто теряется, когда бренд выходит в масс-маркет. Я хочу, чтобы клиент, покупая вещи COVER, понимал, что он покупает что-то уникальное. Для меня важно это сберечь. Конечно, мы сейчас ведем переговоры с шоурумами в США и Европе, но не спешим. Разместиться для галочки можно, но мы несем ответственность за своих работников. У них есть семьи, нуждающиеся в средствах, и мы делаем медленные шаги, чтобы сделать все правильно.

Есть ли у вас планы в профессиональном контексте?

Мы очень благодарны миру за то, что с его поддержкой мы можем больше.

И мы ценим то внимание, которое нам уделяют из-за границы. Мы планируем развивать бизнес. Я верю, что украинскому бизнесу быть, и верю в огромный рост экономики. Верю в то, что, когда мы победим, все будет развиваться так, что все захотят к нам приобщиться. Я в это верю, поэтому мы не занижаем планку, а даже завышаем, чтобы было к чему стремиться. Конечно, без планов очень трудно и команду вести, и самому выбирать траекторию развития. Как и у каждого бизнеса, у нас есть бизнес-план, в котором мы прописываем, где мы должны быть через полгода, год. Как это произойдет, мы не знаем. Однако будем адаптироваться.

О ежедневных подвигах украинцев и будущем Украины

Что вы навсегда измените в своей жизни после войны?

С началом войны я поняла, что не хочу тратить время на токсичных людей или на занятия, к которым у меня не лежит душа. Я поняла, что нужно каждую минуту жизни тратить на то, чтобы она запомнилась.

Какие эпизоды и моменты внушают вам оптимизм и веру в будущее?

Когда мы слышим хорошие новости с передовой, когда видим поддержку из-за границы, когда наше молодое поколение растет с национальным сознанием. Например, моя дочь мелом рисует герб Украины рядом с цветами на асфальте, а девочки на игровой площадке поют гимн Украины или «Стефанию».

Растет новое поколение, которое будет любить и ценить Украину. Это вселяет надежду, что нас ждет лучшее будущее. Что если кто-то остановился в своей эволюции и начал всех ненавидеть, то мы эволюционируем через любовь и уважение. И это отличает нас как нацию.

Какие перспективы развития Украины вы видите?

Сейчас для экономики и бизнеса в Украине очень сложное время. Многие предприятия могут закрыться навсегда, не выдержав давления. Однако будущее за смелыми людьми, не пасующими перед трудностями, теми, кто не боится творить, работать, действовать. Я знаю, что у нас в Украине очень много таких предпринимателей. Я считаю, что ими движет не страсть к обогащению и не эгоцентризм, а желание сделать Украину лучшим местом для жизни. Поэтому я уверена, что у наших предпринимателей огромный потенциал.

Когда мы только вернулись домой в Киев, почти все предприятия на территории нашего жилого комплекса были закрыты, но потихоньку они начали возобновлять свою деятельность. И вот уже 90% предпринимателей открыли свои двери для посетителей. Общаясь с ними, я поняла, что эти люди верят в будущее Украины и не хотят подводить своих сотрудников. И мы работаем и верим, что после победы мы сможем отстроить Украину, и она будет еще лучше.

Что, по вашему мнению, нужно делать сегодня каждому из нас, чтобы создать лучшее завтра?

Первое — позволить людям быть теми, кем они есть. Сконцентрироваться на себе. Прекратить обвинять и осуждать друг друга, понять, что каждый из нас ответственен за свои решения. Второе — каждый должен быть социально ответственным. Но не через призму «нужно», а через понимание того, почему это важно. Если человек может учиться, работать и быть полезным, он уже помогает стране. 

О мотивации

В Instagram вы часто поднимаете темы ментального здоровья и озвучиваете свое мнение. Поделитесь с читателями ELLE жизнеутверждающей мыслью, которая помогла бы им поверить в себя.

Идет новое поколение интеллектуальной женственности. Женщина в 21-м веке в цивилизованной стране должна выглядеть совсем по-другому. Женщина должна быть наполнена изнутри, иметь собственные границы, мечты. Она должна быть самодостаточной личностью. Я действительно считаю это самым важным для современной женщины. Именно тогда она будет интересна своему мужу и людям вокруг. Когда у женщины блестят глаза — это самое лучшее, что может быть. Поэтому я хочу показать, что женщины могут быть другими и делать упор на совсем других качествах.

Что для вас лично является мотивацией в повседневной жизни?

Возможно, это банально, но для меня это моя дочь. Когда у тебя есть ребенок, он — твоя мотивация. Ты создала новую, уникальную жизнь, и то, какой пример ты подаешь, каким человеком ты являешься, влияет на характер, развитие и поведение твоего ребенка. Моя дочь — лучшее, что может меня мотивировать. К тому же жизнь в целом мотивирует своей быстротечностью и тем, насколько она интересна. Не убивайте в себе этого ребенка, который удивляется и мечтает. Пусть это остается навсегда.


Реклама

Популярные материалы

Портрет нации: украшения, которые носили украинки


5 правил, которые помогут не сойти с ума от происходящего


Почему йод важен для женщин и в каких продуктах его искать


Читайте также
Популярные материалы