«Люди остались без крова»: истории жителей Ирпеня об оккупации и восстановлении разрушенного жилья

Жители ЖК «Пушкинский квартал» в Ирпене о жизни в оккупации, получении компенсации за разрушенное жилье и возможности восстановления дома

Недавно лидеры государств ЕС — президент Франции Эммануэль Макрон, канцлер Германии Олаф Шольц, премьер-министр Италии Марио Драги и президент Румынии Клаус Йоханнис — посетили город-герой Ирпень. Во время визита прозвучали заявления и о поддержке в восстановлении инфраструктуры Ирпеня, на которую жители города, несмотря ни на что, все же надеются.

Истории жителей Ирпеня

Нам удалось пообщаться с жителями одного из пострадавших от артиллерийских обстрелов ЖК. Говорили об отсутствии финансирования со стороны государства, его причинах и возможном выходе из ситуации, об огромной работе, которую совладельцы ОСМД проделали собственными силами, о сборе средств на восстановление родного дома и многое другое.

Во время этого эмоционального разговора мы узнали о том, как люди выживали во время боевых действий при отсутствии всех коммуникаций в 10-градусный мороз и как спасали дома, отчаянно пытаясь вызвать пожарную машину и потушить пламя своими силами. Пообщались с людьми, которые остались без крыши над головой, и выяснили, сколько стоит восстановление дома и получили ли жители хоть какую-то компенсацию от государства.

О жизни под постоянными обстрелами

Юрий К., житель ЖК

«Мы с супругой приняли решение, что, пока хотя бы один житель нашего ЖК будет здесь, мы никуда не поедем. Но если честно, мы не понимали, куда ехать. Мы должны оставаться рядом с мамой, которой 83 года».

Когда стали слышны первые взрывы из Гостомеля, жители нашего ЖК уже прятались на цокольных этажах, как в подвалах. Мы с женой в первую ночь — с 24 на 25 февраля — сидели вместе со всеми, а затем решили вернуться в квартиру, жили у соседа на первом этаже.

Немного погодя руководство учебно-воспитательного комплекса «Лимпопо», который находится в центре ЖК, отдало нам ключи от него, и люди частично перебрались в подвал этого комплекса.

Не бомбоубежище, но гораздо лучше, чем цокольные этажи.

Периодически были слышны обстрелы, но еще относительно далеко. Мы постоянно наведывались к соседям, успокаивали всех как могли. Держались. Часть людей впоследствии решила уехать из города.

5 марта пропал свет и вода. Связи почти не было, только в одном месте во дворе. Мы сидели как те слепые котята.

Обстрелы стали усиливаться. Мы с женой находились в доме, когда увидели, что российская бронетехника идет уже по нашим улицам.

На наших глазах в дом 62Л, в квартиру на пятом этаже залетел снаряд. От горячих осколков начался пожар. Кто с огнетушителем, кто с ведром воды, мы стремглав помчались туда, несмотря на то что рядом был бой.

К сожалению, мы не смогли быстро выломать замки, чтобы потушить пламя. Огонь слишком быстро распространялся, потому что перекрытия были из дерева.

От пятого этажа осталось сплошное пепелище. Крыша и все стоящие на парковке автомобили тоже полностью сгорели.

Но это было не последнее попадание в этот дом. За весь период боевых действий их было шесть. После очередного прилета были разрушены два перекрытия между четвертым и пятым этажами.

Но беда одна не приходит. На следующий день, 6 марта, что-то прилетело в первый этаж дома напротив горящего. Несмотря на то что мимо ехала российская бронетехника с направленным на нас оружием, мы вместе с соседями разбили окна горящей квартиры и потушили ее восемью огнетушителями.

Было ли нам страшно? Не уверен. Как говорится, когда человек занят делом — ему проще.

Ликвидировав пожар в квартире собственными силами, мы решили мобилизоваться на будущее и, как только слышали, что где-то что-то прилетает, сразу выбегали на проверку. И так до конца оккупации.

Весь двор был в обломках. Обстрелы были постоянно. Как мы все выжили, я до сих пор не представляю.

Во время оккупации никто продуктов со стороны не привозил. Но мы не голодали, у нас были запасы еды. Люди в нашем ЖК очень дружны, и каждый, кто уезжал из города, отдавал собственные запасы тем, кто оставался.

Мы делились с людьми, проживавшими в частных усадьбах, которые остались один на один с бедой. К нам приходили, мы носили тем, кто не мог прийти. У нас организовался своеобразный гуманитарный центр.

Воду и дрова брали у родителей нашей соседки, живших в частном доме рядом. Бывало, идешь за пополнением запасов, и снова начинается обстрел. Не бежали назад. Шли до конца.

Так и жили: готовили на дровах, пили воду из колодца. Стирали в дождевой или собирали и топили снег.

На параллельной улице стояли серьезные блок-посты оккупантов. Рядом с нами, через несколько домов, возле салона красоты родителей нашей соседки, базировалась российская бронетехника, там ночевали военные.

Когда мы носили пищу и лекарства людям, оккупанты предупреждали, чтобы мы здесь не ходили. Мимо нас проносилась их техника так, что нас сдувало ветром. Но мы не обращали внимания: у нас была важная миссия.

Самое ужасное — то, что в результате артиллерийских обстрелов пострадало много простых людей. Их тела, изуродованные осколками, лежали прямо под открытым небом почти месяц. Кого-то накрыли покрывалом, а сверху положили документы, чтобы впоследствии легче было опознать, кого-то забрасывало обломками от последующих бомбардировок, а некоторые тела были настолько травмированы, что не хочется и вспоминать. Ужасное зрелище!

По нам не стреляли. Пожалуй, «родились в рубашках».

Не обошлось и без мародеров

Местные мародеры активизировались еще до прихода оккупантов на наши улицы. С ними нам помогали бороться две собаки — немецкая овчарка и пинчер, прибившиеся к нам и жившие с нами во время оккупации. Мы их кормили, они охраняли наш дом.

Были случаи, что ночью подъезжали автомобили без света, подставляли стремянки, чтобы перелезть забор. Выбегали собаки, а за ними и мы.

Истории жителей Ирпеня

Наш Ирпень был сильно изуродован.

После окончания оккупации на помощь с уборкой в город приехало много волонтеров. Идешь по улице — и такое ощущение, будто какое-то паломничество: кто с лопатой, кто с метлой. Все отчаянно пытались навести порядок в нашем Ирпене.

Целых 12 МАЗов разного лома вывезли только из одного нашего дома после окончания оккупации.

В пыли, в гари, но с большим энтузиазмом наши жители собственными силами расчистили пятый этаж, точнее, то, что от него осталось. Теперь очередь за специалистами и средствами, а их на восстановление нужно очень много. Как получить компенсацию от государства, пока неясно.

О потерянном жилье и эвакуации

Юрий Ф., владелец квартиры, которая сгорела дотла в результате вражеских обстрелов

«Мгновенно наша семья потеряла жилье и все, на что так тяжело зарабатывали много лет. В прямом смысле мы и наши соседи остались без крова».

История жизни моей семьи в Ирпене началась шесть лет назад. Это была любовь с первого взгляда.

Я родом из Киева. В поисках идеального места для жизни мы объехали не один жилой комплекс в Киеве и пригороде. У моей жены Елены проблемы с легкими, поэтому нам хотелось найти жилье рядом с природой, по возможности, чтобы это был сосновый лес.

Жилой комплекс закрытого типа «Пушкинский квартал» в Ирпене был идеальной находкой. Месторасположение, инфраструктура, уютная территория, ландшафтный дизайн, лес в пешей доступности, небольшие красивые дома, невероятный вид из окна — все было как в сказке. Выбор был очевиден.

Сначала в жилом комплексе было немного семей, но со временем начался настоящий бэби-бум. Нас тоже не обошло это счастье. К сожалению, были определенные трудности при рождении дочери, но, несмотря на диагнозы, мы боролись и только-только смогли поставить Эмилию на ноги.

И после всех этих страданий нас снова настигла беда. Как говорится, беда не ходит одна. 24 февраля в пять утра звуком двух высокоточных российских ракет началась война.

Конечно, как отец и муж я не мог долго ждать. В первую очередь моей обязанностью было вывезти семью в безопасное место, что я и пытался сделать.

«Моя жена и доченька, которые и так настрадались, не должны видеть все эти ужасы», — сказал я себе.

5 марта, быстро собравшись, мы поехали на местный железнодорожный вокзал, но из-за мощного взрыва на путях сесть на поезд не удалось. Надо было что-то решать, не теряя времени. Мой автомобиль находился в не очень хорошем техническом состоянии, мягко говоря. Но несмотря на это, на свой страх и риск я принял решение уезжать!

Обстрелы приближались, опасность усиливалась. Даже минуты на раздумья не было!

Взяв только самое необходимое, мы пытались спасти свою жизнь, и благодаря Богу нам это удалось! Прихватив по дороге табличку «Дети», мы просто чудом эвакуировались через Стоянку. К сожалению, многим не повезло так, как нам, но мы наконец-то оказались в относительной безопасности, направляясь к дальним родственникам в поисках убежища.

В настоящее время крыша, пятый этаж, система водоотвода полностью разрушены. Другие коммуникации также уничтожены или повреждены. Жильцы, независимо от этажа, не могут жить в своих квартирах. Это невозможно и опасно.

Мы уже получили заключение от комиссии на 96 страниц. Наше правление ОСМД обращалось к местным властям, но пока обратной связи по помощи нет, так как еще не вышел закон о механизме компенсации и никто не знает, какая это может быть сумма и когда она будет, а восстанавливать дом нужно уже сейчас.

Какие события происходили после 5 марта, не расскажу, так как были с семьей уже в относительно безопасном месте, но, со слов соседей, это был жуткий ужас, словно в каком-то ужастике, однако это было не кино, а реальность!

Жизнь продолжается, и сейчас нужно сосредоточиться на сегодняшних проблемах. Хочется смотреть вперед и верить в светлое, мирное и счастливое будущее, где все живы и здоровы, всем всего хватает, где у моей дочери, которая за свою такую короткую жизнь столько натерпелась, есть родительский дом, в котором ей тепло и уютно.

Потеряв крышу над головой, я в полной мере осознал, что для человека нашей с вами национальности дом — это не просто стены и потолок! Твой дом — как часть тебя самого, это твои корни, которые сейчас повреждены, разрушены и растерзаны!

О восстановлении жилого дома

Богдан Я., член правления ОСМД

Время уходит. Законодательство о компенсации пока не действует. А суммы на восстановление, к сожалению, слишком большие, чтобы справиться самостоятельно. Если до октября не выполнить восстановительные работы, дом может быть признан не подлежащим восстановлению. Люди останутся на улице.

В период с 5 по 30 марта 2022 года во время боевых действий в Ирпене в наш дом, расположенный по адресу ул. Пушкинская, 62 Л, было несколько попаданий снарядов. В результате были полностью уничтожены кровля, верхний этаж, водо-, электро- и газокоммуникации.

Владельцы восьми квартир полностью потеряли жилье, еще тридцати — не могут проживать в доме из-за полного отсутствия коммуникаций.

Жители ЖК своими силами расчистили и вывезли то, что осталось после пожара. Была проведена экспертиза Государственным научно-исследовательским институтом строительных конструкций, подтвердившим возможность восстановления дома с указанием срока до октября 2022 года.

Если не выполнить работы до октября этого года — объемы восстановительных работ значительно возрастут или дом могут вообще признать не подлежащим восстановлению.

На сегодняшний день законодательство Украины, которое должно регулировать выплату компенсации за поврежденное и уничтоженное имущество, пока не действует.

Закон от 24.03.2022 г. N 7198 «О компенсации за повреждение и уничтожение отдельных категорий объектов недвижимого имущества в результате боевых действий, террористических актов, диверсий, вызванных военной агрессией Российской Федерации» не принято Верховной Радой Украины, поэтому жильцы пытаются спасти свой дом собственными силами.

Но суммы слишком большие, чтобы справиться с восстановлением самостоятельно. Из-за отсутствия средств, техники и строительных материалов жильцы не могут приступить к восстановлению дома.

Мы стараемся наладить сотрудничество с волонтерами, благотворительными организациями, застройщиками, просим помощи через социальные сети. Стараемся привлечь компании по производству и продаже строительных материалов.

В настоящее время жителями собрано около 200 000 грн, однако сумма, необходимая на восстановление дома, составляет 8 200 000 грн.

Она включает в себя следующие статьи расходов:

Стоимость работ по демонтажу поврежденных конструкций и вывозу строительного мусора — 500 000 грн.

Стоимость работ по восстановлению и укреплению несущих конструкций — 3 000 000 грн.

Восстановление кровли — 2 500 000 грн.

Восстановление фасада дома — 1 500 000 грн.

Восстановление коммуникаций и окон — 700 000 грн.

Для сбора финансовой помощи открыт счет. Мы будем очень благодарны за любую помощь.

ПАО КБ «ПриватБанк»

IBAN: UA623052990000026004040112526

Получатель:

ОСМД «Жилой комплекс "Пушкинский квартал"»

ЕГРПОУ 41358213


Реклама

Популярные материалы

Похудеть за 7 дней: эффективная и простая тренировка


Почему йод важен для женщин и в каких продуктах его искать


С чем носить самые стильные шорты этого лета


Читайте также
Популярные материалы