Спеціальна версія журналу
ELLE Україна

Как дебютанту попасть на Каннский кинофестиваль. Большое интервью с продюсером фильма «Памфир» Александрой Костиной

Александра Костина об овациях на Каннском кинофестивале, плюсах и минусах международной ко-продукции и украинском кинематографе в условиях войны

21 мая в программе «Двухнедельник режиссеров» 75-го Каннского кинофестиваля состоялась мировая премьера фильма «Памфир» украинского режиссера Дмитрия Сухолиткого-Собчука. В центре сюжета — мужчина по кличке Памфир (в прошлом контрабандист), который из-за неосторожного поступка сына оказывается перед необходимостью снова нарушить закон.

Лента, которую зрители приветствовали рекордными шестиминутными овациями, стала претендентом на «Золотую камеру» — премию Каннского кинофестиваля, присуждаемую за лучший полнометражный дебютный фильм. Дебютным «Памфир» стал не только для режиссера, но и для продюсера Александры Костиной, которая поддерживала фильм на всех этапах: от девелопмента и поиска международных партнеров до постпродакшна и триумфа в Каннах. О главных месседжах «Памфира», борьбе украинцев на культурном фронте и вызовах, которые стоят сегодня перед отечественным киносообществом, Александра рассказала в эксклюзивном интервью ELLE.UA.

Александра Костина

ELLE.UA Фильм был снят задолго до полномасштабного вторжения России в Украину. Как вы думаете, имел бы он такой же успех в Каннах при других политических обстоятельствах в мире?

Александра Костина «Памфир» действительно очень тепло приняли в Каннах. В рамках фестиваля было запланировано пять показов, и получить билеты на них было почти невозможно. Я была лично на двух первых показах и видела, как зрители очень эмоционально реагировали на каждую сцену фильма и встречали команду громкими аплодисментами.

С одной стороны, активная работа над фильмом длилась четыре года, к созданию была привлечена талантливая и профессиональная международная команда, сценарий разрабатывался в резиденции Каннского кинофестиваля, проект получил поддержку от фондов и партнеров из девяти стран мира и регулярно попадал в список наиболее ожидаемых фильмов в разных профессиональных изданиях. С другой стороны, мы подавали заявку на фестиваль в начале марта 2022 года, и с первых дней войны чувствовали невероятную волну поддержки от мирового сообщества на официальном и персональном уровнях. В рамках Каннского кинофестиваля присутствие Украины было очень заметным: работа украинского павильона, официальной делегации, представление проектов фильмов на разных стадиях производства, дискуссии, панели, сборы средств, фильмы в программах фестиваля и просто участники из разных стран, которые носили украинскую символику в знак поддержки. Так что, безусловно, все это также повлияло на интерес к «Памфиру».

Съемочная группа в Каннах

Раньше, когда я слышала в публичном поле, что украинский фильм был отобран на фестиваль или он получил награду только из-за военной тематики, я воспринимала это как обесценивание работы автора и команды фильма. Знаю, сколько усилий и таланта большого количества людей должно быть задействовано, чтобы фильм заметили и отметили на международных площадках. Сейчас мое отношение к этому изменилось. Я благодарна за ту поддержку, которую мир оказывает Украине и за интерес ко всему, что связано с нашей культурой. И если фильм отобран на фестиваль, приобретенный к показу в другой стране или зритель пришел его посмотреть потому, что хочет поддержать Украину, мы можем только радоваться этому. Ведь мы получаем платформы, с которых можем обращаться к миру, доносить важные для нас месседжи и привлекать внимание к Украине всеми возможными способами, в том числе привлекать новую аудиторию, которой раньше мы не были интересны. Одна зрительница «Памфира» сказала нам: «Никогда не видела украинских фильмов и очень поражена красотой страны и ее традиций».

Продюсеры фильма «Памфир» с премьер-министром Люксембурга

ELLE.UA Чьи отзывы и комментарии в Каннах поразили вашу команду больше всего?

А.К. Меня поразило то, как зал реагировал на фильм во время просмотра: насколько эмоционален и вовлечен он был. Было ощущение, что в начале фильма все затаили дыхание и получили возможность дышать только после финального титра. К нам подходили и рассказывали, что на время потеряли возможность говорить, а от самого фильма у них остались мурашки на коже. Это была невероятная энергетика.

Послепремьерное мероприятие в Каннах

Хотя наш фильм и не рассказывает о войне, зрители смогли прочитать то, что было заложено между строк: историю отчаяния, историю границ, которые мы смеем переступить (в прямом и переносном смысле), чтобы защитить свои собственные, и понять, почему именно украинцы способны оказывать сейчас такое сопротивление. Дух свободного, идейного человека, попадающего в ловушку прошлого, восстает против старой коррумпированной системы. Настоящего бойца, который не останавливается и ищет выход из безнадежной ситуации и способен на все, даже пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы следующее поколение могло жить в цветущей и свободной от призраков прошлого стране. Большое впечатление произвели на зрителей слова главного героя, что он хочет иметь силу, чтобы уничтожить любого, кто придет на его землю. Это стремление каждого из нас к обеспечению права на независимость, демократию и важность сохранения основных человеческих ценностей. Было важно услышать, что после просмотра фильма зрителям захотелось узнать больше об Украине, которая долгое время была за пределами их поля зрения, о нашей культуре и людях. Что они увидели особую Украину: аутентичную и с невероятными людьми. Увидели настоящего украинского героя, без клише и заимствований, именно такого, которого долго ждали от украинского кино, и такого, на которого хочется походить или хотя бы иметь его среди своих друзей.

Благодаря участию в 75-м Каннском кинофестивале мы привлекли финансовую и организационную поддержку от Люксембурга и Германии, представители MEDIA пообещали помощь во время дистрибуции в Европе, а Украинский Институт в сотрудничестве с German Films предоставил грант для международного продвижения фильма. 

Продюсеры фильма «Памфир»

Для поддержки всей украинской киноиндустрии во время фестиваля был объявлен ряд инициатив. Göteborg Fund создал резиденцию для украинских кинематографистов и работает над дополнительными возможностями для финансирования проектов. Польский киноинститут открыл программу по девелопменту и завершению украинских фильмов в ко-продукции с Польшей. Состоялась встреча с Европейским комиссаром Тьерри Бретоном по поводу возможных путей развития украинского кинематографа. В интервью международной прессе и в общении с чиновниками из разных стран мы с коллегами также обращались с просьбой о защите и поддержке украинского кино. Важно, чтобы кинофонды Европы разрешили создание наших фильмов в международной ко-продукции без финансирования от Украины. Такая возможность привлечь европейских партнеров и получить средства от их фондов — единственный путь для финансирования кино в условиях войны. Ведь Украина не может сейчас позволить себе тратить бюджет на производство фильмов.

ELLE.UA Что лично вас заставило поверить в «Памфир»? Как началась ваша работа над фильмом?

А.К. Делать «Памфир» с Дмитрием Сухолитко-Собчуком мы решили в 2018 году накануне Каннского кинофестиваля: он как режиссер, я как продюсер. Через год мы уже представляли его на питчинге как участники резиденции Канн Cinefondation, еще три года понадобилось для поиска финансирования, проведения съемки и презентации готового фильма в программе фестиваля «Двухнедельник режиссеров».

«Памфир» стал моим продюсерским дебютом, а значит, большим личным риском и ответственностью.

Поверить в проект заставило то, что режиссер обладал четким авторским видением и достоверно знал, что именно он ищет. Было понимание, что мы работаем на конкретный результат.

Однако снимать фильм означает искать компромиссы, новые решения и привлекать гораздо больше ресурсов, чем ожидалось на старте. И если сначала мы планировали снять фильм очень ограниченным количеством людей, чтобы на площадке не было толпы и атмосфера была максимально интимной, словно мы пришли в гости к нашим героям, то на практике только съемочная группа составляла примерно 75 человек, а в отдельные дни на площадке находилось до 400 человек одновременно. Все потому, что в нашем фильме нет проходных сцен, персонажей или событий, все важно и каждой детали уделялось много внимания, усилий и времени.

Кадр из фильма «Памфир»

ELLE.UA Как кинодебютанту-продюсеру (и режиссеру) попасть на Каннский кинофестиваль? Расскажите на своем примере. Что было до «Памфира»?

А.К. Это был очень длинный, сложный и увлекательный путь длиной в четыре года. Первый год был полностью посвящен девелопменту и поиску международных партнеров. Это наиболее рискованный период, ведь нужно потратить много времени и средств, а результат можно так никогда и не получить. За свой счет я посещала кинорынки, чтобы презентовать проект, делала перевод сценария и сопутствующих документов, организовывала предварительный локейшн-скаут в самые отдаленные уголки Черновицкой и Ивано-Франковской областей, чтобы сделать фотографии для визуализации режиссерского видения. На этом этапе очень важной стала поддержка Украинского культурного фонда, от которого мы получили финансирование на проведение полноценного кастинга, поиск локаций, создание тизера-аниматика, завершение работы над сценарием, съемку и монтаж читки сценария с профессиональными актерами. Эти материалы и наработки Дмитрий забрал в резиденцию Каннского кинофестиваля, куда наш проект отобрали в конце 2018 года. Следующие полгода он работал в Париже над версией сценария, с которой мы были бы готовы начинать поиск финансирования. Пока режиссер был занят в резиденции, я аппликировала наш проект в разные международные ивенты и искала потенциальных партнеров. Так за первый год «Памфир» был отобран и представлен на Sofia Meetings, меня избрали в менторскую программу EWA, я посетила кинорынки во Франции, Польше, Канаде, Италии, Швейцарии, Болгарии, Румынии, Германии, приезжала к Дмитрию на неделю в Париж, чтобы встретиться с потенциальными французскими партнерами. В конце концов за год работы у нас был готовый сценарий, переведенный на два языка (английский и французский), разработанный презентационный пакет с фото и видеоматериалами, к проекту присоединились два продюсера из Польши и Франции, и мы были готовы подать заявку в первый кинофонд. За второй год работы «Памфир» стал победителем одиннадцатого питчинга Госкино, получил поддержку Польского киноинститута, Швейцарского фонда Vision Sud Est и Hubert Bals Fund из Нидерландов, к нам присоединился ко-продюсер из Чили, мы выиграли со второй попытки финансирование от Французского кинофонда, который из 800-1000 заявок в год поддерживает всего 16 проектов со всего мира. Все это позволило нам начать подготовку к съемкам, которые длились семь месяцев с перерывом на COVID, и провести три съемочных месяца в очень сложных погодных условиях в шестнадцати отдаленных населенных пунктах Черновицкой и Ивано-Франковской областей. Еще больше года ушло на постпродакшен фильма. Из-за COVID и изменений, которые происходили во время подготовительного и съемочного периода, бюджет фильма значительно вырос, поэтому мы продолжали искать партнеров, работать с фондами и инвесторами, привлекли партнеров из Украины, Швеции, Люксембурга и Германии. При этом у режиссера было достаточно времени, чтобы произвести монтаж, поработать над звуком и специальными эффектами. Первая заявка на участие в кинофестивале была отправлена ​​в Канны, и мы сразу получили приглашение от двух программ.

Кадр из фильма «Памфир»

Резюмируя, могу сказать: чтобы с дебютным проектом попасть в Канны, нужно приложить много усилий на этапе девелопмента, чтобы иметь лучший вариант сценария и найти партнеров, которые будут рядом и будут поддерживать на всем пути, верить в себя и свои силы, рисковать и помнить о финальном результате.

Для меня этот дебют стал возможен потому, что у меня уже был опыт работы в качестве исполнительного продюсера с талантливыми авторами и я понимала, какие приоритеты должны быть определены для создания хорошего фильма. Мне повезло работать с Мирославом Слабошпицким и Валентином Васяновичем над фильмом «Племя», с Ярославом Лодыгиным над экранизацией романа Сергея Жадана «Ворошиловград», с Михаилом Ильенко над фильмом «Толока», с Мантасом Кведаравичусом, погибшим в Мариуполе, — над его игровым дебютом «Парфенон».

ELLE.UA «Памфир» был создан совместным кинопроизводством Украины, Франции, Польши и Чили, а также в партнерстве с Германией и Люксембургом. Усложняло ли это рабочий процесс?

А.К. Создание фильма в ко-продукции и привлечение такого количества партнеров — это одновременно большое счастье и тяжелый труд. Для меня положительные моменты такого партнерства весят гораздо больше, чем отрицательные, поэтому все свои проекты, даже короткометражные фильмы, я создаю исключительно в международной копродукции. Первое — это опыт и экспертиза продюсеров и привлечение лучших специалистов по индустрии их стран.

Когда иностранный партнер читает сценарий, смотрит отобранный кастинг или предварительный монтаж фильма, он выступает первым зрителем и имеет возможность дать обоснованный комментарий, какие моменты не работают или непонятны для граждан других стран.

Следующий момент — это финансовая поддержка сразу нескольких стран. В Украине на дебютный полнометражный фильм государство может выделить от 12 до 15 миллионов гривен. Бюджет нашей картины благодаря привлечению международных партнеров составил около 40 миллионов гривен. Третье — это международная дистрибуция, информационная и организационная поддержка. Каждая страна-партнер кроме финансирования гарантировала прокат ленты в своей стране. Поэтому еще до премьеры мы уже имели подтвержденные девять стран для международного проката, и их количество сейчас будет только увеличиваться благодаря нашему сэйлз-агенту. Постер «Памфира» украшал стенд каждого национального павильона стран-партнеров, присутствовал в их рассылках и презентациях, что помогло привлечь внимание. Впереди нас ждет еще фестивальный релиз по всему миру. И, например, благодаря партнерству с Чили для нас открылась возможность показать фильм всем странам Южной Америки, потому что у них уже есть ощущение причастности к продукту и, соответственно, есть интерес.

Бывают и сложности в таком формате сотрудничества. Так как у каждого из партнеров одновременно в производстве находится несколько фильмов, а некоторые проживают в других часовых поясах, на ответ или информацию по одному вопросу нужно минимум неделю. Это значительно замедляет процесс.

Съемочная площадка фильма «Памфир»

ELLE.UA Как вы бы описали современный украинский кинематограф?

А.К. Мы, безусловно, сейчас являемся свидетелями новой волны независимого, яркого и талантливого украинского кинематографа. Довженко-Центр в прошлом году провел опрос среди киноведов и создал рейтинг 100 лучших фильмов в истории украинского кино. Все попавшие в него фильмы достойны просмотра. И я счастлива, что могла приобщиться к созданию некоторых из них. С каждым годом этот список только увеличивается. Надеюсь, что фильмы, которые были успешно представлены на мировых фестивалях, но по разным причинам еще не вышли в прокат, также смогут увидеть украинские зрители в этом году. Среди тех, которые я жду лично, — «Этот дождь никогда не кончится» Алины Горловой, «Клондайк» Марины Горбач, «Видение бабочки» Максима Наконечного и, безусловно, наш «Памфир». Также важно, что за последнее десятилетие было создано много украинских фильмов в разных жанрах, интересных разной аудитории, и зрители делали выбор в кинотеатрах именно в пользу украинского кино. Дети смотрели фэнтези «Сторожевая застава» и мультфильм «Похищенная принцесса», молодежь выбирала «Мои мысли тихие» и «Стоп-Земля», ценителям авторского кино были интересны «Племя» и «Атлантида», безумным успехом пользовались комедии «Бешеная свадьба» и «DZIDZIO», драмы «Поводырь» и «Киборги», документальные фильмы «Поет Ивано-Франковсктеплокоммунэнерго» и «Земля голубая, как апельсин». Отдельно хочется поблагодарить команду фестиваля Docudays за популяризацию украинских документальных фильмов. А также команду Одесского кинофестиваля, благодаря которой зрители со всей Украины собираются в Одессе и стоят в огромных очередях, чтобы первыми увидеть новые украинские фильмы. Все это было возможно благодаря поддержке государства, работе Госкино, Украинского Института и Украинского культурного фонда. Надеюсь, что нас ожидает еще много громких и успешных премьер.

Бэкстейдж съемок фильма «Памфир»

ELLE.UA Как киноиндустрия помогает Украине в условиях войны?

А.К. Пожалуй, большинству людей, работающих в киноидустрии, присущи такие качества, как стрессоустойчивость, быстрота принятия решений, умение находить информацию и вещи за минимальный отрезок времени и в условиях ограниченных ресурсов. Поэтому с первых дней войны многие коллеги начали заниматься волонтерской деятельностью, вывозить людей из зон боевых действий, обеспечивать военных и гражданских необходимыми медикаментами, оборудованием, гуманитарной помощью, сотрудничать с организациями и фондами. Я сама стала свидетелем попадания ракеты в детскую больницу. И поскольку я знакома с врачами, начала вместе с коллегами организовывать помощь отделениям интенсивной терапии новорожденных из разных регионов и городов Украины. Компании, занимающиеся арендой съемочного оборудования, раздали свои средства связи, генераторы и дроны военным и представителям территориальной обороны. Starwagen, которая предоставляет специальный грузовой транспорт для съемок, переоборудовала свои гримерные, костюмерные и транспорт для техники под грузовики для гуманитарной помощи и в режиме нон-стоп обеспечивала их доставку от границы страны в Киев. Многие кинематографисты начали документировать события, снимать репортажи и фильмы самостоятельно или сотрудничать с иностранными журналистами, съемочными группами и международными организациями. Актеры и режиссеры устраивали театральные кружки и классы по арт-терапии для детей-переселенцев. В соцсетях я вижу, как коллеги пекут хлеб, готовят еду, плетут маскировочные сетки, спасают животных, ищут новое жильк для тех, кто потерял дом, помогают пожилым людям. Многие ребята вступили в ряды ВСУ, Нацгвардию, добровольческие батальоны, терробороны. К сожалению, среди них уже много раненых и погибших, и от этого мне очень больно.

Главный вызов перед киносообществом сегодня — защитить нашу национальную идентичность на культурном фронте, представлять Украину на международных площадках, сохранить все достижения за последние десять лет бурного развития индустрии, не допустить потери новой волны талантливых авторов и актеров из Украины, всех невероятных кинопрофессионалов.

Ведь фактически киноиндустрия остановилась в феврале, сопутствующие отрасли рекламного и телепроизводства также почти не работают, финансирование фильмов в пределах Украины найти невозможно, а значит, все вовлеченные в эту сферу люди будут искать другие возможности для заработка или будут вынуждены эмигрировать, чтобы остаться в профессии. Оптимизм вселяет то, что, несмотря на войну, документальное кинопроизводство продолжается и даже набирает обороты, получает международную поддержку и присутствует на всех крупных мировых площадках. Игровое кино, которое было на финальных этапах производства, также получило много новых возможностей от европейских партнеров для завершения и представления на фестивалях в ближайшее время.

Бэкстейдж съемок фильма «Памфир»

Интерес к Украине и ее культуре сейчас невероятен, поэтому надеюсь, что благодаря этому молодые авторы смогут получить международное признание, которое они заслуживают, и продолжат говорить на киноязыке со всем миром.

Мировое сообщество сейчас работает над длительной программой поддержки украинского кинематографа, создает отдельные направления, специальные фонды, возможности, резиденции и гранты. Но все равно понятно, что наше будущее зависит только от нас. Зная, как много невероятных, талантливых и профессиональных людей работает в нашей индустрии, я уверена, что мы выстоим.


Реклама

Популярные материалы

Закуска из шампиньонов и белых грибов


Украинский фильм «Как там Катя?» получил две награды на...


Стало известно, сколько заплатят Леди Гаге за роль Харли Квинн...


Читайте также
Популярные материалы