Андре Тан об успехе своего бренда, семье и амбициозных планах на ближайший год

Бренд Andre Tan отмечает свой 15-летний юбилей. По такому случаю главный редактор ELLE Соня Забуга встретилась с дизайнером, чтобы подвести итоги.

Андре Таном нас связывают давние отношения. Я помню, как 15 лет назад он только приехал в Киев с большими планами на будущее. С тех пор мы регулярно общаемся, поскольку бурно развивающийся бизнес Андре дает для этого все больше поводов. Сегодня бренд Andre Tan впору сравнить с небольшой модной империей: 33 магазина по всей Украине, линии женской одежды Smart Couture и a.TaN, мужская линия AtanMan, декор для дома Provence #Andre Tan, лицензии на производство линии носков и колготок (200 тысяч пар в год).

В ближайших планах — лицензионный запуск коллекций обуви и оптики, детской одежды, лонч женского и мужского парфюмов (весна 2017). Словом, Тан — один из немногих дизайнеров в стране, кто сегодня плотно работает и ориентируется на украинского потребителя. Причем именно в демократичном сегменте. «Раньше я рассуждал по принципу: вот началась Неделя моды. Как могут идущие по улице люди не знать, что в стране проходит такое грандиозное событие? А затем понял, что модой в том формате, в котором ею живут и дышат инсайдеры индустрии, интересуется очень небольшой процент людей.

Но это не значит, что среднестатистический украинец не хочет выглядеть хорошо и модно одеваться. Я пересмотрел свои взгляды. У меня даже кумиры поменялись: раньше был Джон Гальяно — сегодня Майкл Корс». Такая перемена в сознании вполне объяснима: бизнес-модель американца Майкла Корса созвучна тем задачам, которые ставит перед собой и сам Тан: выпускать аксессуары и одежду, доступные среднестатистическим гражданам. Иными словами, быть «народным дизайнером», как он сам шутливо себя называет.

Пять лет назад при запуске линии a.TaN стояла задача добиться ценовой планки не дороже 100 евро за вещь. Сложно ли выдерживать такой сегмент в стране, где покупательская способность относительно невысока? Как обстоят дела сегодня? Тан настроен весьма оптимистично: «Цифры в 70—100 евро за вещь второй линии в пересчете на гривню удалось сохранить и сегодня.

Мы все время отслеживаем динамику рынка. Я очень горд, что вот уже третий сезон подряд мы не дорожаем ни на процент.

Даже когда был период дефолта, мы поднимали цены очень аккуратно». Подобный подход легко объясняется стратегией бренда: все делать в Украине, закупать за границей только ткани и фурнитуру (в основном из Италии). «Такая система дает возможность нам получитьхорошую себестоимость, которую сейчас не может себе позволить ни один бренд», — не без гордости резюмирует Андре.

Внушительное портфолио на сегодняшний момент выглядит весьма привлекательно в глазах не только почитателей, но и потенциальных инвесторов. Предложения о покупке бренда — еще один вопрос, который я задаю Тану. С одной стороны, это может обернуться выгодной сделкой, с другой — полной потерей контроля над собственной линией и путем в никуда. «Недавно мне поступило несколько предложений от американских фондов: первое касается покупки бренда, второе — инвестиций в него. Могу сказать одно: если раньше я принципиально не рассматривал такого рода предложений, то сегодня понял, что если все сделать правильно, это может стать хорошим прецедентом — первый украинский модный бренд в истории, который получил глобальный контракт. Но сейчас мы только на стадии переговоров. Причем даже речи не идет, чтобы мне полностью отойти от дел — главное, грамотно инвестировать. Мне только 33 года, я не собираюсь уходить на пенсию».

Расширение бизнес-империи — далеко не все, с чем дизайнер пришел к 15-летию своего бренда. В жизни Андре произошло важное событие: год назад у них с супругой Алиной родилась дочь София, которую молодые родители тщательно оберегают от многочисленных предложений сделать эксклюзивную семейную фотосессию для светских изданий. В ответ на вопрос, как появление Сони изменило его жизнь, Андре отвечает: «Кардинально. Сегодня это самый важный человек в моей жизни, без которого я не могу начать свой день». Стало другим и отношение к рабочему графику: «В свое время мне нравилось приезжать в офис первым, а уезжать последним. Теперь мои приоритеты поменялись: я дал себе обещание проводить больше времени с семьей. Мне важно видеть, как растет моя дочь, менять ей памперсы и вместе кормить кошку. Такие вот у нас семейные традиции. Когда Соня просыпается и начинает меня звать «папа- папа» — я в раю», — улыбается Андре. На вопрос, строгий ли он отец, отвечает с юмором: «Из меня в этом смысле можно вить веревки. Дочка уже успела понять: если мама запрещает смотреть мультики, то от папы я этого обязательно добьюсь».

Это я раньше любил приходить в офис первым и уходить последним. А сегодня хочу видеть, как растет моя дочь.

О переменах в жизненных ценностях Тана свидетельствуют и его нынешние телевизионные проекты. Это уже не те развлекательные форматы вроде «Жертвы моды», где он запомнился в роли стилиста, подбирающего наряд для очередной вечеринки очередной it girl, а все больше проекты с социальным подтекстом. Сегодня Андре может позволить себе выбирать. «Когда мне предложили присоединиться к шоу «Поверніть мені красу» (украинский аналог американского реалити-шоу Face to Face. — Прим. ред.), я сказал, что сначала хочу увидеть продукт американских коллег. Пересмотрел примерно дюжину их программ и понял, что хочу участвовать». Те, кто видел Тана в новом качестве, поймут, о чем речь. Эмоции и жизненные истории участниц — непростое психологическое испытание для зрителя. «Мне важно, что своим примером я показываю, как с помощью стиля можно изменить свою жизнь. Люди, которым повезло не так сильно, как нам, тоже имеют право на счастье. Наши героини испытали тяжелые потрясения: социальные, физические и психологические проблемы поставили их на грань выживания. Я понял, что благодаря психологам и нашей команде спасателей мы научили участниц проекта по-другому смотреть на жизнь. Половина этих женщин даже никогда не ходили на каблуках. Из нашего дома, в котором они проводят четыре месяца, они выходят другими людьми».

Конечно, говорить с Таном о настоящем и не заглядывать в будущее невозможно. Ловлю себя на мысли, что он один из немногих людей в моем окружении, чьи мечты сбываются. Специально пересмотрела интервью, которое брала у него пять лет назад... Все, о чем мы тогда говорили в будущем времени, сегодня осуществилось. О чем же сейчас мечтает дизайнер? О расширении и выходе на другие рынки, о запуске еще одной линии.

«У меня есть замысел выпускать мужское белье. Я думаю, реализую этот проект через год».

Слушая уверенные нотки в голосе, даже не сомневаюсь — так оно и будет. Причем делая подобные заявления, Тан четко отдает себе отчет, как пошагово реализовать свою цель: «Многие думают: да разве это проблема — что-то запустить? Но чтобы запустить линию белья, нужно купить минимальную партию в 200 тонн хлопка, которую потом необходимо покрасить и отшить изделия. Причем ты не можешь уйти в масс-маркет, поскольку требуется выдержать планку качества, а 400 тысяч единиц, которые ты произведешь из закупленной партии сырья в 200 тонн, нужно где-то продать. В общем, все упирается в бизнес-план».

Фраза про бизнес-план мне тоже запомнилась из нашего прошлого интервью — Тан и здесь верен себе. Не так много его коллег мыслят категориями бизнеса. Для своих лет он удивительно много знает и умеет, а по части опыта даст фору кому угодно. И хотя в последнее время все чаще слышу от него идеи отойти от административной суеты и сосредоточиться исключительно на творчестве, не представляю Андре просто сидящим в кресле и рисующим эскизы. Привычка начинать рабочий день в 5.30 утра и заканчивать поздней ночью неразрывно связана с имиджем Андре Тана. Своего рода perpetuum mobile, всегда ориентированный на движение вперед. Так держать!

Предыдущая статья
Агент 007: САМЫЕ БОГАТЫЕ И БЕДНЫЕ БОНДЫ В ИСТОРИИ
Комментировать
Следующая статья
5 эффективных упражнений, которые можно делать дома
Последние новости