Эксклюзивное интервью: Иван Путров о балете, Киеве, Лондоне и новом режиссерском проекте

Звезда мирового балета Иван Путров выкроил время между постоянными репетициями, встречами и ежедневными классами, чтобы поделиться с нами новостями своей творческой и личной жизни.

15.02.2017
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1

Фото: Денис Маноха

Статуса премьера Королевского балета Великобритании Ивану было недостаточно, и он взялся за продюсерскую работу. Татьяна Голубева разузнала о всех подробностях.  

Мы встретились с Иваном в Большом театре Лодзи, на сольном вечере примы-балерины Сильви Гийом. Ее прощальный тур, как и проект Men in Motion Путрова, был частью программы Международного фестиваля балета. «Пойдем поздравим Сильви», — предложила я. «Давай за завтраком в отеле, иначе придется долго ждать», — ответил Путров. «Почему?» — «Сначала у нее двухчасовой массаж, затем ледяная ванна. А как, ты думаешь, она в пятьдесят поддерживает такую отличную форму?»

За завтраком я так и не увидела Гийом — балерина уехала на рассвете, — зато познакомилась с коллегой Ивана, Даниэлем Пройетто. Улыбчивый, экспансивный аргентинский танцовщик, на фоне которого сдержанный Иван похож на английского лорда, — солист Норвежского национального балета и «старожил» Men in Motion, участвовал еще в первом представлении, в 2012 году. Я спросила, чем его привлек проект Путрова. «Это настоящий праздник, чествование танцовщика, — Даня звучал пафосно, но искренне. — И у меня есть возможность не только исполнять новое, но и самому ставить». Концепция Men in Motion: на протяжении спектакля перед зрителями проходит история развития мужского танца за последнее столетие. Чтобы подчеркнуть эту идею, для выступления в лондонском Колизее Иван даже придумал подзаголовок «100 лет танца за 100 минут».

Путров оставил нас с Даниэлем в лобби-баре обсуждать балетные сплетни, а сам переключился на менеджерскую деятельность. Я наблюдала, как он изменился за последние несколько лет: в 2010-м уроженец Киева, один из самых заметных артистов мирового балета, покинул Королевский театр Ковент-Гарден, где был премьером, чтобы воплощать собственные проекты. Среди них, например, балет «Самое невероятное», который специально для Ивана написал дуэт Pet Shop Boys. И конечно, Men in Motion, собравший звезд мирового уровня и успешно гастролирующий по миру уже пятый год. В Лодзи я заметила, что Иван даже внешне изменился: его движения стали жестче, в голосе появились железные нотки.

Позднее он поделился возникшей проблемой: «Из-за травм исполнителей не всегда удается сохранить заявленную программу… Но у медали две стороны. Завтра к нам присоединится Джанни Лукаш из Флоренции. Номер настолько сложный, что Джанни приезжает со своим репетитором». На следующий день прилетели другие танцовщики и технические специалисты. Началась двухдневная репетиция — с утра и допоздна. Если у артистов и было время на отдых, то у Ивана — ни секунды. Вечером, после репетиции, он садился в лобби, чтобы поминутно распланировать следующий день. Лишь далеко за полночь мы могли поговорить о проекте. До сих пор не понимаю, где он брал силы: помимо продюсерских хлопот Путрову предстояло трижды выходить на сцену, причем два номера были для него премьерными. Польская публика устроила артистам продолжительную овацию — так не аплодировали ни Сильви Гийом, ни знаменитому балету Монте-Карло, ни солистам Ла Скала. А спустя год мы снова встретились с Иваном, чтобы обсудить премьеру Men in Motion в Киеве.

ELLE Как возникла идея Men in Motion (далее — MIM. — Т. Г.)?

Иван Путров Скорее, не возникла, а оформилась. Меня всегда вдохновляли Нижинский, Барышников, Нуреев… Мужчина-танцовщик кардинально изменил свое место на балетной сцене именно благодаря этим артистам. MIM — ретроспектива развития мужского танца в балетном театре от начала ХХ века до наших дней. Это развитие не я придумал, я его курирую в моей программе, как в художественной галерее курируют выставку картин.

ELLE Как тебе удается совмещать роли продюсера и исполнителя, худрука и промоутера?

И. П. Гленн Гульд говорил, что каждый настоящий пианист должен быть чуть-чуть композитором. Наверное, так и у меня: хочу знать, что и как происходит, а когда понимаю, то уже могу сделать сам.

ELLE Почему для рекламы MIM ты всегда выбираешь новых фотографов?

И. П. Каждый раз концепция пересматривается и заново рождается. Очень важно первое знакомство со зрителем. Я не хочу использовать стандартные балетные позы. Я заметил, что многих людей, незнакомых с балетом, классические формы могут отталкивать, а яхочу привлечь разную публику. Над рекламной кампанией в разные годы работали Скотт Триндл, Бретт Ллойд, Сэм Тейлор-Джонсон, Алистер Макки, а специально для Киева снимала швейцарский фотограф Кристин Крейзельмайер.

ELLE Сэм Тейлор-Джонсон (режиссер, снявшая «50 оттенков серого», сценарист, художница, фотограф. — Прим. ELLE) была автором работ для первого проекта. Как вы познакомились?

И. П. Ковент-Гарден периодически приглашает звезд фото- и видеоискусства к сотрудничеству. Однажды они предложили Сэм Тейлор-Вуд (тогда она еще не была женой Аарона Джонсона) снять рекламную кампанию балетного сезона. Ей позволили работать в театре в любое время и в любом месте. Меня предупредили, что на примерку костюма к «Лебединому озеру» придет фотограф. Когда она пришла, работа застопорилась, все стали крутиться вокруг нее. Пришлось мягко выпроводить Сэм: «Для меня в данный момент в приоритете примерка. Если хотите сделать фото, давайте договоримся на другое время». Позднее мы встретились и подружились. У нас были и другие проекты, не касающиеся театра. Например, видеоинсталляция для Украинского павильона на Венецианской биеннале. Мы готовили ее в «Олд Вик» — художественный руководитель театра Кевин Спейси, приятель Сэм, отдал его в наше распоряжение на целый день как локацию для съемок.

ELLE Каждый раз в MIM ты привлекаешь новых исполнителей. Кто дебютирует в Киеве?

И. П. Восходящая звезда Королевского балета Мафью Бол. Очень харизматичный, ему безоговорочно веришь, когда видишь на театральной сцене.

ELLE Как думаешь, почему звездам интересен MIM?

И. П. Многих привлекает возможность созидания. К примеру, в MIM состоялась премьера композиции Berlin Людовика Ондивьелы в исполнении солиста Staatsballett Berlin Мариана Вальтера. Очень часто работы, созданные для MIM, становятся хитами во всем мире. Так случилось, например, с композицией хореографа Алена Люсьена Ойена «Грешник» на музыку Нины Симон в исполнении Даниэля Пройетто.

ELLE По твоему мнению, что станет кульминацией киевской премьеры?

И. П. Для каждого зрителя это могут быть разные работы. Для многих — уже ставшие классикой «Послеполуденный отдых фавна» Нижинского и «Видение розы» Фокина. Для других — современные работы, например Two by Two Рассела Малифанта, с удивительнымсветовым решением. Некоторые зрители в восторге от миниатюры Volver, Volver Артура Питы.

ELLE Что тебя вдохновляет помимо балета?

И. П. Интересуюсь современным искусством.

В Лондоне всегда посещаю ярмарку современного искусства Frieze, у истоков которой стоял мой друг Джей Джоплинг, галерист White Cube. А дома, в Киеве, стараюсь заходить в PinchukArtCentre.

Люблю и понимаю оперу. Настоящим откровением стал для меня «Эдип» Джордже Энеску. Поразили своим мастерством баритон Кристиан Герхайер в «Тангейзере» и сопрано Соня Йончева в «Норме».

Очень рад, когда совпадают наши гастрольные графики с Людмилой Монастырской. В последний раз это случилось в нью-йоркской Метрополитен-опера. В конце прошлого сезона я водил Нила Теннанта (солиста Pet Shop Boys. — Прим. ELLE) на ультрасовременную оперу Pleasure Марка Симпсона. Мы много лет дружим с Нилом. Надеюсь, они скоро приедут на гастроли в Украину, вроде планы такие есть.

ELLE Балет часто связывают с модой.

И. П. Они действительно близки. Один из самых необычных проектов был создан при участии Александра Маккуина. Рассел Малифант поставил спектакль «Эоннагата», в котором заняты он, Сильви Гийом и режиссер Робер Лепаж. Четвертым участником был Маккуин, разработавший невероятные костюмы. «Эоннагата» посвящен дворянину, тайному агенту и дипломату, который одну часть жизнь провел как мужчина, а другую — как женщина. Кем на самом деле был этот человек, остается тайной.

ELLE Кто твоя поддержка в этом мире?

И. П. Моя девушка и мама с папой. Родители очень много в меня вложили. Они танцевали в Национальной опере Украины. Мама, Наталья Березина, была солисткой. Именно она стала моим первым педагогом и до сих пор помогает мне советами. Она частый гость на моих выступлениях и один из главных моих критиков.

Предыдущая статья
Нагрудный платок: история и правила применения
Комментировать
Следующая статья
Дождались: вышел первый трейлер сериала «Вражда»
Последние новости