ДЖОН СНОУ ОБРУЧИЛСЯ С КОЛЛЕГОЙ ПО СЕРИАЛУ «ИГРЫ...

НАЗВАН САМЫЙ ВЛИЯТЕЛЬНЫЙ МОДНЫЙ БРЕНД 2017 ГОДА...

РИАННА ЗАДУМАЛА НОВЫЙ СТАРТАП, И ВЫ НИКОГДА НЕ...

ОБРАЗ ДНЯ: БРИДЖИТ МАКРОН В ПЛАТЬЕ ELIE SAAB...

«Я РОБЛЮ ПОМИЛКИ, І МЕЛАНІЯ ЇХ ТЕЖ РОБИТЬ», - ЕРВЕ...

Со скоростью «Звука»: Оля Бекенштейн

Оля Бекенштейн, соосновательница OK Projects, рассказала, почему ее музыкальные проекты привлекают тысячи киевлян, о "Звуке после войны" и об эйфории, которая подкрадывается к ней с завидной регулярностью.

Почти каждый вечер арт-центр Closer превращается в площадку для лекций о музыке, кино, искусстве или джазовую сцену. Затемненный зал всегда переполнен желающими услышать «Звук», лектор, сидя в винтажном кресле, неспешно потягивает виски, в то время как Оля Бекенштейн, сооснователь OK Projects, следит за тем, чтобы и те и другие чувствовали себя в нужном месте.

Дело личное

Первое мероприятие от Ок Projects мы с Ксенией Малых провели за пару месяцев до официального открытия Closer на уже тогда работавшем «Лесном причале». Сейчас Ксюша занимается арт-галереей и лекциями об искусстве «Образ», а я устраиваю лектории о музыке «Звук», о кино «Свет» и джазовые вечера. Проекты эти ужасно эгоистичны: выбор программы преимущественно основан на личной симпатии. Часто задаю себе вопрос: я делаю это для себя или для людей? Наверное, в равной степени.

Проекты в Closer – дело максимально личное. Практически никогда не получается включать холодный профессионализм. Каждая мелочь способна задеть или воодушевить. Пусть это звучит пафосно, но для меня все, что происходит последние полтора года,– это воплощение мечты, которую прежде я даже не решалась сформулировать.

Первопроходцы

Я редкий счастливец, потому что занимаюсь своим делом и знаю об этом. Иногда это понимание счастья приходит в самый неожиданный момент. Например, во время столь ненавистной рассылки. Мне кажется, каждый лектор хоть раз сказал, как он рад возможности говорить о любимом музыканте. Часто замечаю, что люди безумно вдохновлены, они пританцовывают, закрывают глаза. В такие моменты я понимаю, что «Звук» уже существует отдельно от меня, он влияет на меня сильнее, чем я на него, и его не остановить.

Этот проект я не считаю образовательным. Правильнее сказать, что это популяризация. Или интеллектуальный способ развлечения. Недавно «Звуку» исполнился год. После того как мы его запустили, в Киеве появились и другие лектории о музыке. Важно не то, что мы были первыми, а то, что мы дали толчок развитию этой сферы, и да, я этим горжусь.

Наши люди

Главный источник вдохновения, конечно, люди, которые к нам ходят. Помню, на первой лекции «Звука», посвященной Игорю Стравинскому, поразило не только их количество, но и то, какие красивые люди пришли. Это сразу бросилось в глаза.

Далеко не все они связаны с культурной индустрией. Но определенно, если мы говорим о «Звуке», эти люди любят музыку. Здорово, что они открыты новому и доверяют нашим лекторам, которые показывают им безграничный мир звучания.

Где еще есть бар?

Почему к нам приходит столько людей? Думаю, дело в атмосфере. По городу проходит много лекционных проектов, но, скажите, у кого есть бар? Сейчас мне кажется, что наш шарм как раз в этом и состоит – в непринужденности. Это чувствуют и слушатели, и лекторы. И да, лекторам мы тоженаливаем виски.

Звук после войны

Нынешний, третий цикл я назвала «Звук после войны». Связи с сегодняшними событиями в Украине нет, я противник подобной спекуляции. Собственно, потому и долго переживала по поводу этой темы и названия. Не хотелось, чтобы так воспринимали, плюс не могла себе представить, что на протяжении 16 лекций слово «война» будет перед глазами на большом экране. Но Вячек Криштофович – младший, один из лекторов «Звука», лишил меня сомнений насчет названия, аргументировав это тем, что искусство обладает силой материализации, и, может быть, мы всеобщей мыслью ускорим процесс установления мира. Пусть будет так.

О вкусах

В общем-то мой вкус в большей степени можно проследить по первому циклу «Звука». Пожалуй, среди самых дорогих моему сердцу – Майлс Дейвис, особенно альбом Sketchesof Spain и период Cool Jazz не только Майлза, а вообще. Люблю очень Нину Симон, Альфреда Шнитке, CAN, Pink Floyd, почти весь скандинавский джаз, который экспериментирует с электронной музыкой и электронную музыку 90-х с ее специфическим звуком, как, например, в Desire Карла Крейга илидаже Space. А еще безумно люблю проекты украинского музыкального агентства «Ухо», стараюсь не пропускать их концертов.

Алекс Росс и Хулио Кортасар

В последнее время литература, которую читаю, связана с музыкой, реже – художественная. Сейчас это одновременно две книги американского публициста Алекса Росса «Дальше – шум. Слушая ХХ век» и «Послушайте». Читаю медленно, потому что эти книги наполнены ссылками на музыку, которую я прежде не слышала.

У Хулио Кортасара есть потрясающая новелла «Преследователь», прототипом главного героя которой послужил Чарли Паркер, великий джазовый саксофонист. Вообще Кортасар – один из моих любимейших писателей. Часто перечитываю отрывки из его романа «62. Модель для сборки», который был моей первой книги подобной литературы. Прочитав достаточно много его произведений, самое важное – «Игру в классики» – откладываю «на десерт». Жду момента, когда я смогу полностью себя ему посвятить.

Новое место: В Киеве состоится открытие Suitster Store

10 фактов о Тине Кароль

8 вещей, которые сделают вас счастливой прямо сейчас

Загрузка...