ПРИНЦ ГАРРИ ПРЕПОДНЕС МЕГАН ОЧЕНЬ ЦЕННЫЙ...

СЕКС (УЖЕ НЕ) ПРОДАЄ АБО ЩО РОБИТИ З СЕКСИЗМОМ В...

ЭЛЕГАНТНАЯ КЕЙТ МИДДЛТОН ПОЯВИЛАСЬ НА СВАДЬБЕ...

ROYAL STYLE: ЯК ОДЯГАЮТЬ КОРОЛІВСЬКИХ ДІТЕЙ У...

НА ВЕСІЛЛЯ МЕГАН МАРКЛ ТА ПРИНЦА ГАРРІ...

Игра в открытую

Этой весной прозрачность и открытость царят не только в модных гардеробах, но и во всех жизненных сферах — от искусства до бизнеса. Тренд исследует Виталий Пасечник.

У нас тут опять победили коррупцию, и это прекрасно. Всеобщая эйфория (ситуация меняется каждые полчаса, но сейчас у нас всеобщая эйфория) здорово вдохновляет. Главное, что теперь, если мне потребуется вылечить зуб или, например, прикрутить в ванной полотенцесушитель, не нужно бояться. И еще этот пренеприятный момент: когда давать деньги тому, кто вылечил или прикрутил? Сразу? Ведь человек-то интеллигентный, его обидеть легко — подумает, что я его покупаю. В конце? А смысл? Более качественную пломбу он мне уже не поставит. С другой стороны, мы друг другу поверили, повели себя, можно сказать, как цивилизованные люди, а я такой: «Спасибо большое, до свидания» — ну как?

На практике еще сложнее. Допустим, зуб у меня действительно болит, а тут всеобщая победа над коррупционным режимом. И что делать? Можно, конечно, допустить, что доктор — патриот, и теперь он лечит в муниципальной клинике за идею. В противном случае, как сказано в одном советском фильме, сядут все: доктор-коррупционер, взявший у меня двести гривен, и я — как разносчик коррупции.

И еще закрадывается подозрение, что поимка коррумпированного доктора с поличным проблему глобально не решит. Мое первое столкновение с коррупцией произошло в кинотеатре. Это был фильм «Человек с бульвара Капуцинов», думаю, многие его помнят: там Андрей Миронов несет в массы синематограф, а Михаил Боярский грабит дилижансы. И вот в начале фильма, после перво-го ограбления дилижанса, Михаилу Боярскому приносят расписку — подпиши, мол, что ты украл у нас пятьдесят тысяч. Подождите, тысяча чертей, я же украл только сорок! Ну подпиши, тебе что, жалко? Я был потрясен простотой схемы: кто ж тогда знал, что при помощи таких схем буквально через несколько лет построят целое государство.

Боярский, кстати, расписку подписал и еще сказал ехидно: запомните, мол, джентльмены, эту страну погубит коррупция… Пророчество или нет, но спустя двадцать пять лет мир переживает серьезные изменения, и мы со своей борьбой против коррупции снова не в тренде. Строго говоря, само наше неожиданное открытие (а вы знали? оказывается, коррупция — это плохо. Надо же!) в общем и целом вписывается в мировые процессы. Но актуальность так себе.

Что происходит в мире? Проще всего рассмотреть на примере корпоративной культуры, хоть это и скучно. Зато всем близко и понятно. Какое главное негласное правило после того, как вы уже договорились с потенциальным начальником о размере вашей заработной платы? Правильно, не спрашивать сослуживцев об их заработной плате. И тем более не разглашать свою. Иначе как же босс будет вами манипулировать? А если у остальных зарплата больше? То есть она наверняка больше. И если вы узнаете, ничего хорошего из этого не выйдет. А если наоборот? Вы пришли весь такой с рекомендациями, а люди здесь работают не первый год, и оказывается, их вообще не ценят. Это что, теперь всем платить больше? Уж лучше как есть, пускай все скрывают — благодатная атмосфера конструктивной ненависти.

И ведь замечательная, казалось бы, традиция. Но не далее чем в декабре прошлого года компания Buffer (стартап, работающий в соцсетях) опубликовала информацию о зарплатах всех своих сотрудников. Не просто вывесила на проходной список или добросовестно поработала над налоговой декларацией, а сообщила буквально всему миру, что Наташа, скажем, получает тысячу гривен, а Маша, например, восемьсот.

Это далеко не первый случай нетрадиционного поведения компаний, но в случае с Buffer и ей подобными это не просто инициатива, а совершенно новый подход к бизнесу. Скажем, в компании Social Finance (SoFi) принято, чтобы команда топ-менеджеров обсуждала все финансовые вопросы с сотрудниками. Считается, что сотрудники смогут принимать правильные решения и лучше работать на общий результат, если им известно ровно столько же, сколько и генеральному директору. Ну разве не дикость?

И это еще не предел открытости. В новом, открытом бизнес-мире становится нормой сообщать не только о своих достижениях, но и о провалах. При этом необязательно, чтобы на вас давила общественность, прес-са или заводили уголовное дело. Зачем? Оказывается, если честно и подробно рассказать о своем провале, другие компании смогут сделать выводы и впоследствии избежать лишних неприятностей.

В глобальном тренде открытости деловые и трудовые отношения — лишь малая часть. Некоторые государства-трендсеттеры начинают решать важные вопросы или даже проводить выборы в фейсбуке. Это называется «открытое государство». Университеты, наконец-то, лишились монополии на образование. Теперь вы не зависите от стипендий, штата преподавателей, возраста: в Сети можно получить абсолютно любой диплом.

Открытые научные исследования, открытое правосудие, прозрачные культура и искусство. Да, и журналистика. Теперь все — журналисты. Сообщение в фейсбуке важнее сообщения информагентства — ведь оно нагляднее, оперативнее и, главное, достовернее. Начало конца эпохи всеобщей пропаганды и «официальных точек зрения».

Пока еще немного мешает законодательство. Например, копирайты. Авторские права и то, как платить в цифровом мире за книги и сериалы, — отдельная тема. Но сам факт открытости игнорировать уже невозможно. Скажем, финальный эпизод сериала «Настоящий детектив» заканчивается сообщением о том, что субтитры для него подготовили 37 человек. Платформа коллективных переводов notabenoid.com делает это возможным. То есть не нужно надеяться на Эрнста или еще кого-нибудь, не нужно ждать, пока выделят бюджет, пока договорятся об откатах (если помните, начинали мы с коррупции). А просто 37 школьников, скорее всего, прямо во время уроков взяли и перевели лучший сериал этого сезона. А все, кто не умеет смотреть детективы без субтитров, просто взяли и посмотрели.

С чего все началось? Есть версия, что с LinkedIn. До появления этой социальной сети никому и в голову не приходило, что можно просто взять и оставить в открытом доступе личную информацию. Сейчас это самая крупная в мире база профессиональных резюме (более 259 миллионов). LinkedIn полностью изменил принципы работы рекрутинговой индустрии, но еще больше изменил сознание самих пользователей: теперь они добровольно стараются распространить собственные конфиденциальные данные. LinkedIn, кстати, вполне осознает свою миссию основоположника. Запустив в свет тренд открытости, компания старается придерживаться его и в корпоративной политике. Генеральный директор каждые две недели зовет к себе всех сотрудников и обсуждает ситуацию на рынке, запуск новых продуктов, отвечает на любые вопросы. Представители компании особенно подчеркивают, что это именно любые вопросы.

Но все-таки есть ощущение, что без Facebook ничего бы не получилось. Это он отменил конфиденциальность как норму. Подписываться псевдонимом в социальных сетях стало правилом дурного тона. А со временем Facebook объединил под одним аккаунтом все остальное: Foursquare (открытая информация о том, где ты бываешь), Instagram (что ты видишь), SoundCloud (что слушаешь) и так далее.

Разве это не вселяет ужас? Большой Брат уже не просто наблюдает за вами. Он вмешивается, дает советы, а если что, перезванивает на мобильный и спрашивает, как вы там. Стоит зайти, например, с авторизованного Google Chrome или Safari на какой-нибудь сайт с микроволновками, как спустя секунду эти микроволновки будут преследовать вас повсюду: во всплывающей рекламе, в почтовой рассылке, в СМС. А в особо запущенных случаях вам может позвонить вежливый робот из ближайшего интернет-магазина, чтобы порекомендовать несколько удачных моделей.

В детстве девочки клали фантик под стеклышко, присыпали его песком и от всех прятали. Это называлось «секретик». Иногда девочка могла взять тебя за руку, немножечко раскопать секретик и поделиться. Только чтобы больше никому. Но все это уже в прошлом. Люди из будущего сказали свое веское слово. Пусть Большой Брат смотрит сколько ему угодно. У него все в открытом доступе, поэтому мы тоже смотрим. Может быть, действительно удобнее общаться в таком прозрачном мире, если не вспоминаешь каждый раз, что и кому наврал. В любом случае, еще немного — и скрыть какую-либо информацию* о себе будет очень проблематично. Так может, и не стоит? Ведь, по большому счету, что нам скрывать?

*В самом широком смысле какую-либо: с февраля пользователи Facebook в разделе «информация о себе» могут указать пол, выбирая из 50 вариантов: «женский», «мужской», «интерсексуал», «андрогин» и так далее.

7 вещей, которые не стоит говорить мужчине

5 вещей, которые никогда и никому не стоит говорить об отношениях

10 причин любить Брэдли Купера

Загрузка...