СЕКС (УЖЕ НЕ) ПРОДАЄ АБО ЩО РОБИТИ З СЕКСИЗМОМ В...

ЭЛЕГАНТНАЯ КЕЙТ МИДДЛТОН ПОЯВИЛАСЬ НА СВАДЬБЕ...

ROYAL STYLE: ЯК ОДЯГАЮТЬ КОРОЛІВСЬКИХ ДІТЕЙ У...

НА ВЕСІЛЛЯ МЕГАН МАРКЛ ТА ПРИНЦА ГАРРІ...

СЕКРЕТЫ ПОХУДЕНИЯ: НАСТЯ КАМЕНСКИХ...

Поздравляем с юбилеем!

Идеолог и основатель первой и самой большой в стране сети ресторанов Андрей Задорожный отмечает свой юбилей! Редакция ELLE с удовольтвием присоединяется к поздравлениям и публикет воспоминания юбиляра о том, как все начиналось. 

Во времена моего детства и юности с едой в нашей стране все было сложно, даже отношения с ней у людей складывались тяжело. Ведь не было не только ресторанного бизнеса, – не было и ресторанной культуры, культуры гастрономии как таковой, культуры вина. Ну и еды, вина тоже не было, даже в отрыве от культуры.  В ресторан, по большому счету, ходили по трем поводам: на выпускной вечер, свадьбу или еще в таких, более экзотических, но и чаще происходящих в жизни человека, случаях, когда сильно пьяный мужчина приглашает отужинать девушку (которая совсем ему не жена) ради того, чтобы завести с ней долгожданные «короткие» отношения. А вот в ресторан просто покушать – не ходили. Во-первых, массово ходить было некуда: в Киеве в начале восьмидесятых проживало больше 2 миллионов человек, а ресторанов было плюс-минус 20-30 штук, из них не менее десяти пользовались настолько дурной славой, что их легко можно было вычеркнуть из маршрутного листа советского человека навсегда; так что просто вот так идти по городу, зайти в ресторан и получить столик – это фантастическая удача, на которую никто не рассчитывал. Во-вторых, в ресторане платили наличными, все стоило гораздо дороже, чем в магазине, и позволить себе это удовольствие могли, может, полпроцента населения – не инженер на зарплату, вот это совершенно точно. О пролетариате – основе советского государства – и говорить нечего.  Да что там! Моя мама была начальником большого конструкторского бюро на огромном заводе и получала очень хорошие деньги – около 300 рублей в месяц. Этого и близко не хватило бы на посещение ресторана с хоть какой-то степенью регулярности. Соответственно, основной контингент посетителей не только фрезеровщиками и пожарными не трудился, но и инженерами, врачами и педагогами не был. А был… понятно, кем. Я среди посетителей ресторанов не числился. Зато после армии стал числиться среди трудящихся столичного ресторанного мирка. Так, конец восьмидесятых застал меня в киевском кемпинге «Пролисок» – такой структурной единице дышащего на ладан советского «Интуриста». Я работал там барменом. Эта работа требовала более всего коммуникативных навыков и присутствия смекалки, с чем у меня с детства был едва ли не перебор – так что я оказался «на своем месте». Кроме того, я за эту работу ухватился и очень крепко держался. Для меня это было местом мечты – дело в том, что я всю жизнь занимался валютой, ее продажей. А ведь подобная деятельность была строго запрещена – раз, и труднореализуема – два.  Для того чтобы покупать и продавать валюту, нужно было заполучить к ней максимально прямой доступ – именно для этого все и устраивались в «Интурист». В том числе и я.

Уже после, немного поработав в этой сфере, я начал получать от «рестораторства» настоящее удовольствие. Именно тогда я открыл для себя загадочный, манящий мир ресторанного бизнеса, которого еще и близко тогда не было.

В 1989 году мои отношения с «Интуристом» закончились. Меня уволили, и не просто так, а за дело – за драку, если точнее. «Целовать, так королеву, воровать, так миллион»… подрался я с директором. Я был молодец, морду ему давно надо было набить. Ну я и набил. И с треском покинул обитель иностранных туристов сразу после этого справедливого возмездия.

По счастливому стечению обстоятельств, тогда же мне встретился один парень, который работал в райкоме комсомола, и, соответственно, имел практически эксклюзивное на то время право заниматься коммерческой деятельностью. Связавшись с ним, я и попал в такую себе «научно-коммерческую структуру», частью которой был знаменитый подольский бар «Вернисаж». Работал там помощником бармена – пошел на понижение. А все ради светлой мечты работать в ресторанном деле и дальше. В «Вернисаже» я встретил какое-то удивительное количество замечательных людей, которые впоследствии стали моими друзьями, партнерами. Прекрасное было место, замечательное время, но, не смотря на такую идеальную картинку, очень хотелось идти дальше. Там, «дальше», в моем понимании был главный пункт назначения – собственный ресторан. И я его достиг.

 

Кроме денег для старта, некоторого количества более или менее полезных знакомств и большого желания начать свое дело, у нас, по сути, ничего не было. Но этого хватило с лихвой. «Человеческий капитал» был однозначно главным нашим достоянием. Очень большую роль в открытии нашего первого заведения сыграл наш друг и партнер Игорь Керимов – именно он вселил в нас эту железобетонную уверенность в том, что все получится и помог всем, чем только смог. Наши знакомые и друзья также помогли нам получить помещение для будущего ресторана, причем, совершенно легально, насколько это вообще было возможно в те лихие времена. Мы взяли в аренду помещение бывшего мясного магазина на Соломенке. И вот тогда-то я и подписал первый в жизни официальный договор – с Гастрономторгом (до сих пор храню его) о том, что «в виде эксперимента молодым дарованиям разрешено освоить простаивающее помещение магазина на Воздухофлотском проспекте, 16». Согласно договору, мы обязались отчуждать некие части дохода в пользу структур Гастрономторга, которые, опять-таки, согласно договору, были нашими партнерами – но понятно, что буквально за полгода партнерами они быть перестали… И ресторан – мы назвали его «Гурман» – заработал.

Продукты, включая деликатесные и дорогие, мы доставали через столы заказов, ветеранские магазины, партийные склады (вот, где пригодилось партнерство с Гастрономторгом). Там было все. У нас же не страна бедная была – у нас люди бедные были. СЭС, пожарная служба тоже, конечно, любили к нам заходить время от времени… Мне кажется, за те годы я успел несколько раз серьезно заболеть алкоголизмом и равное количество раз вылечиться, к счастью.Нас поддерживали все! Михаил Комов, Игорь Павлов, Александр Каневский были нашими ангелами-хранителями, старшими товарищами и консультантами. И ресторан получился – что надо. С безопасностью ресторана мы все решили кардинально – чтобы не страдать от набегов криминальных структур, которые тогда были весьма многочисленны, мы взяли в долю так называемых авторитетов. Как сейчас бы сказали, ввели в структуру компании должность менеджера по политике безопасности. Просто пригласили людей, которые согласились взять этот вопрос на себя – вышло весьма эффективно. А люди были хорошие…


«Гурман» – это было только начало. Делать рестораны оказалось очень интересно и, учитывая, что у нас все получалось, мы пошли дальше. Сегодня мы нашу ресторанную империю в Укриане знают все!

Лучшие клипы «Океан Эльзы»

Все, что мы любим в Мерил Стрип

Стало известно, сколько стоит свадебное платье Меган Маркл

Загрузка...